Парадокс. Сочинение-эссе

Детство… Это самая яркая, самая счастливая пора человеческой жизни. Все когда-то были детьми, не любили есть кашу с комочками и рано ложиться спать, часто приходили в промокших сапогах и грязных штанах, потом обычно получали нагоняй от родителей и обижались до конца дня, но чаще убегали и жаловались бабушке с дедушкой, а после со спокойной совестью садились есть стряпню своих защитников, а вечером – обидчиков. Поистине прекрасная пора! Родители, их безусловная любовь, свобода, игры, друзья, открытия – вот он, синонимический ряд слова «детство». Но стоит задуматься, у всех ли было так, все ли дети познали такие радости жизни, как родительская любовь и поддержка, ожидание сладких подарков на Новый год и так давно выпрашиваемых собак или кошек на день рождения? К сожалению, даже в наше время «детство» и «счастье» не всегда синонимы. Я думаю, что это один из парадоксов человеческой жизни.

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения М. Горького. И это прекрасный повод обратиться к его творчеству, поразмышлять, почитать что-то новое и важное. Этому писателю, испытавшему в детстве много горя и рано потерявшему родителей, как никому другому известны тайны детской души, униженной и оскорблённой поступками взрослых, живущих в ненависти друг к другу, не способных задуматься над высоким смыслом слова «человек», над его предназначением в мире. Наверное, поэтому в своих книгах он рисует мир детей и взрослых таким образом, что невольно хочется вмешаться и помочь, пожалеть. К таким произведениям можно отнести рассказ «Страсти-мордасти», который входит в сборник «По Руси». Я прочитала его в этом году впервые.

Название сразу заинтриговало меня. Я предположила, что «страсти» – это страшные события, а «мордасти» – значит мордастые, то есть не с лицом, а с мордой. В общем, будет какая-то страшная по человеческим меркам история. Мои предположения оправдались, и я погрузилась в размышления, которыми хочу поделиться.

В основе сюжета – история о мальчике-инвалиде Лёньке, который сидит в своём ящике, у него больные ноги, и он, как его маленькие сокровища: жучки, мухи и пауки, – не может попасть туда, где ему будет хорошо. Мальчик, несмотря на свой недостаток, имеет прекрасную внешность: «Личико у него было серьёзное, остроносое, с пухлыми, точно у девочки, губами, – личико, написанное тонкой кистью и поражающе неуместное в этой тёмной, сырой яме…» С помощью деталей портрета автор изображает ребёнка, похожего на ангела, но среда, в которой он живёт, ужасна, и именно её уродства сформировали искажённое представление Лёньки о мире вообще.

Присмотримся к его занятиям, прислушаемся к его речи, чтобы яснее представить, чем живёт этот ребёнок, что он чувствует. Язык – зеркало души, образа мыслей. Скверные выражения, которые Лёнька использует по отношению к матери («курва», «шкура»), не придуманы им, а услышаны от людей во дворе или ночных «гостей». Ужас состоит в том, что «дурочка из переулочка» для него звучит так же нормально, как «мамка». Почему? Да потому что он не видел других отношений, не слышал других слов. Развлекается Лёнька игрой в «зверильнице». Не удивительно, что имена и характеры «зверей» – это точная копия людей его круга: таракашка Анисим, он напоминает Лёньке хвастливого солдата; муха-Чиновница, «сволочь, всех ругает», его мамку за волосы таскает; жук дядя Никодим, «странник, из жуликов которые». Читая, я хотела вырваться из этой компании и бежать. Но мальчик лишён этой спасительной возможности, да и не видит в этом ничего предосудительного, даже напротив… Его радуют визгливые звуки шарманки. Слова матери: «Потерпи, а то мне без тебя скучно» – спасают от пыли, которую она пускает, когда щиплет паклю. Мир, который он видит, ограничен размерами окна. Самое страшное, что это не фигура речи (литота), а правда. И даже это крохотное окошко чаще всего забрызгано грязью!

Каждому человеку свойственно мечтать, в своих мечтах мы можем быть счастливы. Но когда я узнала, о чём мечтает Лёнька, то в полной мере ощутила тот мрак, в который он ввергнут обстоятельствами жизни. Даже редкие прогулки на улице, как лучики света в его подвале, не могут подарить ему того счастья, которое, по его мнению, подарило бы поле, обычное чистое поле: «Ничего нет, только трава да цветы… издохну и не увижу никогда». Вот что его радует и огорчает одновременно. Ради этой убогой мечты он живёт. Но она отражает такую примитивность его развития! Это невозможно читать без содрогания сердца.

Винит ли автор в этом мать мальчика? Конечно, да. Но, как талантливый психолог и знаток человеческих душ, он ищет первопричину её нравственного падения, душевного опустошения. Когда-то её любил старичок-нотариус, у которого она была горничной. Социальное превосходство и человеческая подлость сделали своё губительное дело. Я думаю, от безысходности и отчаяния она и стала пить: «Хорошо утешеньице у меня? Кабы не он – утопилась бы давно, удавилась бы…» Автор подмечает, что «говорила она, как ребёнок, строй её речи напоминал девочку-подростка». Зачем он это делает? Из сострадания к женщине, у которой не было возможности получить нормального образования и воспитания. Теперь это повторяется с её сыном. Но когда-то надо разорвать этот замкнутый круг?! Мне кажется, такие же чувства испытал автор, записывая эту историю, подсмотренную в реальной жизни.

М. Горький не выпячивает собственного мнения, он рисует словесную картину, а право выводов оставляет за нами. Хочется отметить, что картина грустнейшая, хотя и талантливо выписанная. Я считаю, что в этом рассказе показана парадоксальность жизни XX века, обусловленная социальными причинами. Парадокс – явление, противоречащее обычным представлениям, не соответствующее естественным ожиданиям. В чём он проявляется? Люди, осуждающие и оскорбляющие женщину, не смогли ожесточить её и убить любовь к сыну. Мальчик, похожий на ангела, вынужден жить в подвале, в ящике, среди паутины и грязи, двенадцать лет своей жизни. Сны, в которых он видит деревья, растущие корнями в небо и метущие листьями землю, и дом, едущий по улице, отражают парадоксальность мира детской души, его уродливость. Мир, в котором всё не так, надо менять!

Это ли не парадоксально, что словами« уродливость», «убогость», «мрак» приходится говорить о детстве, «самой счастливой поре в жизни человека»? Я уверена, что дети не должны жить в ящиках, они не должны просить маму помыть им окошко, чтобы увидеть солнечный свет, им незачем знать о том, с кем имеют связи их родители, и уж тем более видеть это самим. Мне хочется, чтобы Лёнька был счастлив, чтобы его мечта – побывать в поле – осуществилась, чтобы мать бросила пить и взялась бы за ум. Я, к сожалению, понимаю, что не могу ничего изменить в прошлом. Я всего лишь ребёнок, живущий в другом веке. Кто знает, как сложится моя жизнь. А пока мне остаётся только перечитывать последнюю фразу произведения: «Я быстро пошёл со двора, скрипя зубами, чтобы не зареветь» – и растирать по щекам собственные слёзы. Я думаю, что сострадание, вызванное таким замечательным рассказом, отзовётся в сердцах читателей желанием согреть кого-то рядом любовью и заботой, перерастёт в добрые поступки. Я хочу, чтобы никогда взрослые не пели детям песню «Страсти-мордасти», наводящую ужас.

У нас есть другая песня:
Должны всегда смеяться дети
И в мирном мире жить!

Давайте так жить и так петь!

Виктория Минаева
учащаяся 8-го класса Мановицкого филиала МБОУ «Новоникольская СОШ»,
педагог-руководитель Нина Викторовна Игнатова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *