Смерть в квартале Кеманкеш

ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ

Безжизненное тело с множественными переломами конечностей и повреждениями головы было обнаружено в 5:30 утра прихожанами, спешившими в мечеть Кылыч Али Паша к утреннему намазу. Тело мертвеца в широко распахнувшейся на груди льняной рубашке и с босыми ногами замерло на земле в позе эмбриона. Вокруг головы растекалась большая лужа крови. Почти немедленно в квартале Кеманкеш центрального района европейской части Стамбула Бейоглу на улице Медресе Али-паши появились полицейские, быстро заблокировавшие место происшествия. Турецкий телеканал NTV обратил внимание на изъятие у покойного всех документов, которые могли бы помочь в опознании трупа. В морге Стамбульского института судебной медицины имени Адли Тип Куруму предположили, что смерть хорошо тренированного мужчины средних лет наступила в результате «общей травмы», полученной при падении с высоты. А портал CNN Türk указал на зафиксированные в протоколе порезы на лице и шее погибшего, оставленные острым режущим предметом.

Агент 007 эпохи гибридных войн

Личность потерпевшего была установлена путём экспертизы. Им оказался хорошо известный в узких кругах профессионалов, связанных с частными военными компаниями и охранными структурами, бывший британский офицер Джеймс Густав Эдвард Ле Мезюрье, участник событий в Боснии, Косове, Ираке, Ливане, Палестине, Йемене и Сирии. Турецкая пресса сразу указала на принадлежность британца к военной разведке MI6. Искренне восторгаясь его подвигами за почти 20-летнее пребывание на Ближнем Востоке, журналисты не скупились на хвалебные эпитеты. Погибшего называли суперагентом, последним Джеймсом Бондом. Новостной сайт Dikgazete.com увидел в нём «Лоуренса Аравийского и агента 007 в одном лице». Катарский спутниковый телеканал Al Jazeera со штаб-квартирой в Дохе солидаризировался с мнением, что Ле Мезюрье был «великим лидером и провидцем». Глубокую ностальгическую ассоциацию со знаменитым героем романа Грэма Грина у обывателя должно было вызвать, по мысли Гая Адамса и Нила Сирса из лондонской консервативной газеты Daily Mail, представление Ле Мезюрье «тихим британским героем». Умеренная турецкая газета Milliyet сообщила, что в доме Ле Мезюрье было обнаружено около 200 книг о главном герое бондианы. The Guardian вспомнила даже его девиз, повторяемый с монотонностью мантры: «Всё, что мы можем, когда можем, так долго, как можем».
По данным иранского информагентства FARS News Agency, Ле Мезюрье получил образование в старейшей в мире Королевской военной академии Сандхерст, в числе выпускников которой значатся Уинстон Черчилль, двоюродные братья и внуки королевы Елизаветы II, а также политические лидеры ряда иностранных государств. Среди них – восемь принцев из Саудовской Аравии, нынешний король Иордании, султан Омана, король Бахрейна, эмир Кувейта, эмир Катара, эмир Дубая и эмир Абу-Даби. В 1993 году за отличие в учёбе Ле Мезюрье был награждён королевской медалью за личные и командирские качества. Его послужной список включает участие в многочисленных «стабилизационных действиях» и «программах демократизации». Турецкий сайт ­Dikgazete.com назвал Ле Мезюрье «одним из самых доверенных агентов британской разведки MI6 на Ближнем Востоке, принимавшим участие в совместных операциях с ЦРУ и Моссадом». Ле Мезюрье был старшим офицером разведки на Ближнем Востоке в британском Форин-офис, служил координатором разведки в Приштине. Газета Milliyet утверждает, что после ухода из армии в 2000 году Ле Мезюрье от имени британской разведывательной организации MI6 проработал на Ближнем Востоке 12 лет. Называя Ле Мезюрье «одним из лучших и активных британских шпионов», газета отмечает проведение им крайне рискованных и опасных операций, в одной из которых погибли семь или восемь человек из его команды.
Из некролога, опубликованного газетой The Guardian, следует, что первое деликатное задание 30-летнего бывшего капитана британской армии, прибывшего в начале 2002 года в Иерусалим с секретной миссией, заключалось «в организации тюрьмы в Иерихоне для содержания шести заключённых, которые были забаррикадированы с Ясиром Арафатом в штаб-квартире палестинского лидера в Рамаллахе». А вскоре он переехал в Амман, чтобы заняться ещё одной трудной задачей – Ираком. В 2005 году он стал вице-президентом, курирующим специальные проекты в британской ЧВК Olive Group, первой частной охранной компании в мире, прошедшей сертификацию в соответствии со стандартом PSC1 и охотно сотрудничающей с бывшими бойцами элитного британского спецназа SAS. Компания была связана со скандально известной американской ЧВК Blackwater. Затем в Дубае Ле Мезюрье заправляет частной компанией Good Harbour International, поставлявшей советников в области безопасности главам государств и правительств Ближнего Востока. Генеральным директором Good Harbour International являлся не кто иной, как бывший советник по терроризму администрации Буша Ричард А. Кларк.
Сфера интересов Ле Мезюрье многообразна. Она простирается от специального консультирования иракского министра внутренних дел до создания специальных сил по защите месторождений природного газа в Объединённых Арабских Эмиратах. Во время редких простоев Ле Мезюрье заботится о поддержании в общественном сознании представления о себе как о скучающем богатом филантропе. Долгие годы этот имидж будет служить ему надёжным прикрытием. В Омане, пишет ирландская широкоформатная газета The Irish Times, он купил и восстановил полицейский патрульный катер, увлёкся парусным спортом, спас трёх пустынных собак и присоединился к миссиям по ликвидации последствий цунами в Индонезии и Шри-Ланке, взяв на себя большую ответственность за помощь тем, у кого не было средств, чтобы помочь себе. Выступая в популярной программе BBC Radio 4, его бывший командир генерал сэр Ник Картер сказал: «Он был очень щедрым человеком». Газета The Sun назвала Ле Мезюрье «боссом благотворительности». Разведчик знал, что за глаза о нём говорят как о добром самаритянине.

Железный кулак
в замшевой перчатке

После завершения контракта в ОАЭ Ле Мезюрье переехал в Сирию, чтобы работать в компании по стабилизации и развитию ARK, миссия которой заключалась в туманной фразе о взаимодействии «с местными сообществами для разработки проектов, которые создают большую стабильность, возможности и надежду на будущее во времена глубокой нестабильности и неопределённости». С этой же целью в Нидерландах он основал фонд Mayday Rescue Foundation по поддержке волонтёров в районах нестабильности и конфликтов. В будущем Ле Мезюрье видел The Mayday Rescue Foundation тотальной военно-пропагандистской структурой, нацеленной на переформатирование недружественных Западу правительств. Ле Мезюрье был убеждён: в «хрупких» (то есть деморализованных предварительным информационно-психологическим воздействием) государствах-мишенях доверием местного населения пользуются только организации «мягкой силы», действующие под лозунгом спасения людей и оказания им всех видов помощи. Именно такие организации, заблаговременно созданные из оппозиционных групп и прошедшие специальную подготовку, могут в нужный момент осуществить смену режима, не встречая сопротивления масс. Волонтёры-­наёмники – это своего рода железный кулак в замшевой перчатке, нацеленный на свержение неугодных правительств. По поступающей информации Фонд вербует волонтёров-наёмников для реализации программ «стабилизации» в некоторых странах Ближнего Востока. Людей Ле Мезюрье видели на Филиппинах, в Индонезии, Венесуэле…
Полигоном для отработки новой политической технологии «смены режимов», призванной заменить пресловутые «цветные революции», стала Сирия. Фонд Ле Мезюрье, задекларировавший на своём сайте партнёрство с местными сообществами, стал партнёром-исполнителем создания организации международной поддержки гражданской обороны Сирии (SCD), получившей название «Белые каски». В штате этой организации под видом добровольцев-спасателей состояли опытные медиапропагандисты, прошедшие подготовку в Турции у опытных инструкторов и оснащённые профессиональной видео- и фотоаппаратурой, включая прикреплённые к шлемам экшн-камеры GoPro. Медиадиверсанты, прикрываясь гуманитарными лозунгами, поставили на поток снабжение западных СМИ фейковой информацией, очернявшей правительства Сирии и России. Среди руководителей этих структур находились люди, известные своими связями с ЦРУ и джихадистскими организациями. Немецкая телерадиокомпания Deutsche Welle утверждает, что помимо своего проекта в Сирии Mayday Rescue также организовал подразделения реагирования на чрезвычайные ситуации в Сомали и Ливане.

«Это похоже на убийство»

Именно источники, близкие к «Белым каскам», по свидетельству крупнейшего немецкого таблоида Das Bild, заявили о сомнениях в «несчастном случае» с Ле Мезюрье, деятельность которого в Сирии принесла ему полученное от королевы Елизаветы II звание офицера ордена Британской империи. «Джеймс был нам близким другом, – сказал английской цифровой газете The Independent оперативный руководитель «белокасочников» Раед аль-Салех. – …Мы опустошены». Независимая турецкая цифровая платформа thenewturkey.org предположила, что потеря основного куратора группы может повлиять на будущую деятельность организации.
Неудивительно, что губернатор Стамбула Али Ерликая заверил журналистов в стремлении прокуратуры и полиции «предпринять многосторонние усилия, чтобы пролить свет на инцидент». Дом, где проживал покойный, и близлежащая часть улицы тщательно изучались сотрудниками полиции. Турецкий новостной телеканал Haber7 подметил, что бронированная дверь, ведущая в жилище Ле Мезюрье, после смерти хозяина была опечатана, а полицейские подразделения провели тщательный осмотр не только дома, но и его окрестностей. Предположительно, британец, принимавший, по словам вдовы, антидепрессанты, выпал с балкона третьего этажа собственного дома. Однако и это показалось странным, следователи затруднились сказать, с какого именно…
И хотя местная полиция и стамбульская пресса склонялись к удобной для них версии о несчастном случае или даже самоубийстве, канцелярия губернатора Стамбула была вынуждена известить о «начале комплексного административного и судебного расследования смерти г-на Ле Мезюрье». Сотрудники «Белых касок» высказали корреспонденту BBC News Марку Урбану предположение о виновности в насильственной смерти Ле Мезюрье неких «государственных акторов» и прямо указали на «невозможность выпасть из окна его квартиры». Даже беглое изучение места происшествия позволяет увидеть под окном спальни, из которого якобы выпал Ле Мезюрье, уступ шириной около метра, полностью исключающий возможность несчастного случая.
Турецкие СМИ приводят полный текст заявления Института судебной медицины, в котором среди прочего отмечалось, что «токсикологические, гистопатологические и молекулярно-генетические исследования продолжаются, результаты анализа и результаты, полученные при вскрытии, будут оцениваться вместе, отчёт будет подготовлен и отправлен в Генеральную прокуратуру». Осматривавший улицу специалист по судебной медицине доктор Невзат Алкан сказал журналистам: «Труп был найден примерно в пяти метрах от нижней части стены. Вскрытие покажет, есть ли внутреннее кровотечение. Это похоже на убийство». Однако государственная телерадиокомпания Türkiye Radyo Televizyon старательно избегает даже намёка на возможное убийство. Со ссылкой на экспертов она сообщает, что в ходе вскрытия было установлено: «смерть наступила в результате травм, полученных при падении с высоты». При этом следов ДНК других людей на месте происшествия обнаружено не было. А панарабская электронная газета Al Araby Al Jadeed сообщила, что человек, постоянно выполнявший работы по уборке дома, ничего не смог рассказать полиции о смерти своего хозяина.

«Ты знаешь, сколько людей хочет, чтобы мы умерли?»

Стамбульская резиденция Ле Мезюрье, включавшая помимо жилых помещений и фонда Mayday Rescue ещё и штаб-квартиру «Белых касок», располагалась в увитом виноградными лозами трёхэтажном здании без вывесок, с недавно отремонтированным кафе на первом этаже. Дом оснащён современной охранной сигнализацией, снабжённой дополнительными системами видеоконтроля. Под видеонаблюдением находятся и близлежащие улицы. Дверной звонок также оснащён камерой. Доступ в дом, сообщает хорошо информированное лондонское новостное интернет-издание Middle East Eye, возможен только по отпечаткам пальцев. Новостной турецкий канал A Haber привёл слова разносчика шашлыков, выполнявшего заказ по этому адресу, подтвердившего возможность открытия двери только по отпечаткам пальцев. Лишь Ле Мезюрье и его жена знали пароль охранной системы.
Старейшая англоязычная турецкая газета The Hürriyet Daily News, с мая 2018 года сориентированная новым издателем на поддержку президента Эрдогана, привела слова разносчика еды Сельмана Арслана, утверждавшего, что в здании, где всегда работало более двух десятков человек, был установлен поразительно высокий уровень безопасности, явно чрезмерный, с его точки зрения, для организации по оказанию помощи. Официант из кафе рядом с офисом сказал, что посторонний не сможет проникнуть в помещения незамеченным.
Ле Мезюрье был чрезвычайно осторожен и серьёзно относился к вопросам безопасности, утверждает близко знавший покойного полковник де Бреттон-Гордон. «Он был солдатом и знал о рисках, которые влечёт за собой операция в таком мире, и он сделал всё, что мог, чтобы свести к минимуму эти опасности». По словам армейского товарища, Ле Мезюрье с большим недоверием относился к современным средствам связи: «Джеймс считал скомпрометированными такие коммуникации, как Whatsapp и Twitter. Поэтому он постоянно менял способы общения». Характерный эпизод приводит в газете The New York Times писатель и опытный военный журналист Джанин ди Джованни. Отправляясь вместе с Ле Мезюрье на учения «белокасочников» в Турции, она спросила: «Почему место проведения учений столь тщательно засекречено?» Ответ Ле Мезюрье удивил журналистку: «Безопасность прежде всего. Ты знаешь, сколько людей хочет, чтобы мы умерли?»
Журналисты новостного сайта Dikgazete.com сообщили, что постоянным местом жительства четы Ле Мезюрье был остров Бююкада, один из Принцевых островов в Мраморном море. Выбор объясняется желанием «держаться подальше от хаоса Стамбула. Сама этническая структура островов позволяла ему маскировать себя». А самым комфортным местом в Стамбуле, считает корреспондент газеты Takvim, для Ле Мезюрье был имеющий особую охрану его собственный дом в квартале Кеманкеш. Только в нём разведчик чувствовал себя в относительной безопасности. Ле Мезюрье был столь осторожен, что даже если ему приходилось оставаться в гостях на ночлег, он совсем не ложился спать.
Однако, хотя дом Ле Мезюрье и казался неприступной крепостью, проникнуть в него, по мнению экспертов, опытному и хорошо подготовленному человеку всё же было возможно, используя для этой цели крыши, балконы и веранды близлежащих зданий офисов, магазинов, кафе. Фират Булут, уличный торговец, утверждавший, что Ле Мезюрье был его постоянным клиентом, рассказывал корреспонденту газеты Milliyet, что посреди той трагической ночи из жилых помещений здания отчётливо были слышны шумы. «Он спорил с женщиной», – неожиданно сказал Булут. А тем временем турецкое государственное информационное агентство Anadolu сообщило, что «по подтверждённым полицейскими данным, никто не входил и не выходил из его дома во время инцидента»…
Также критически была воспринята местной прессой и версия о самоубийстве. Главный редактор издания Sabah Назиф Караман привёл результаты скрупулёзного журналистского расследования загадочной гибели британца, позволяющие проследить последние дни, часы и даже минуты его жизни после возвращения в Стамбул на муниципальном пароме компании Sehir Hatlari с острова Бююкада. Последние изображения, полученные с камер видеонаблюдения, установленных на улице и в магазине напротив, позволяют сделать вывод о прекрасном настроении предполагаемого самоубийцы. На снимках хорошо видно, как всего за шесть часов до трагической смерти Ле Мезюрье в белой рубашке с закатанными рукавами, кремовых брюках и такого же цвета ботинках, с часами Rolex почти за 80 тысяч долларов на руке приобретает четыре пачки сигарет разных сортов для себя и жены, протягивает продавцу 100 турецких лир, получает сдачу, с беспечной улыбкой благодарит продавца и, вполне довольный, уходит. Какие-либо признаки предсуицидального состояния психологами здесь не просматриваются.

«Неясно, кто это сделал и почему»

Одна из ведущих ежедневных газет Турции Milliyet, освещающая события в нейтральном ключе, сообщила, что камеры видеонаблюдения, передающие изображение в киберотдел полиции, запечатлели даже момент падения Ле Мезюрье. Но поскольку жилые помещения расположены на мансардном этаже, начальная стадия падения не попала в объектив. Турецкая газета Daily Sabah, чирлидер президента Эрдогана, доступная на английском, немецком, арабском и даже русском языках, ссылаясь на свои источники, сообщила, что «после смерти тело разведчика было повернуто в другом направлении, а одежда была снята, хотя неясно, кто это сделал и почему». А официальный сайт газеты Posta уточнил, что сапоги, сорвавшиеся с ног Ле Мезюрье после удара о землю, «аккуратно были поставлены рядом с телом».
Журналисты-расследователи смоделировали последний путь британского агента от кровати в спальне, где он спал после приёма большой дозы снотворного. Тут-то и возник трудно объясняемый вопрос: расстояние от окна, через которое он, предположительно, выбрался на карниз, до того места, откуда якобы спрыгнул вниз, составляет порядка десяти метров. А это означает, что, перед тем как спрыгнуть, Ле Мезюрье сам или по чьему-либо принуждению прошёл по карнизу около десяти метров, обходя установленные здесь внешние блоки кондиционеров. К тому же экспертиза выявила в крови погибшего высокую концентрацию снотворного, которая крайне затруднила бы потенциальному самоубийце движение к окну и далее по карнизу без посторонней помощи.

По «русскому следу» Карен Пирс

Робкие попытки некоторых стамбульских газет всё же назвать произошедшее само­убийством находящегося в глубокой депрессии человека не встретили понимания ведущих западных СМИ. Крупнейшее издание США The Wall Street Journal отметило, что власти Стамбула ставят под сомнение предварительный вывод о том, что бывший офицер британской армии Джеймс Ле Мезюрье покончил жизнь самоубийством. Нужный вектор и тон британской прессе неожиданно задала Карен Пирс, представитель Великобритании в ООН, назвавшая Ле Мезюрье «настоящим героем и гуманистом». Попутно она обрушилась с гневными нападками на Министерство иностранных дел РФ, незадолго до этого указавшего на неблаговидную деятельность последнего на Балканах и Ближнем Востоке, где, по некоторым данным, экс-агент MI6 контактировал с террористами. Карен Пирс категорически отвергла обвинения в причастности Ле Мезюрье к шпионажу. С антироссийскими нападками выступил и председатель комитета по иностранным делам британского парламента консерватор Томас Тугендхэт, сказавший, что Ле Мезюрье стал мишенью для России. «Его героическая работа по защите прав человека в Сирии принесла ему много врагов, и российские власти часто обвиняли его в связях с террористическими организациями», – заявил британский политик. По словам Тугендхэта, выделенным газетой Financial Times, британские власти должны быть вовлечены в расследование смерти Ле Мезюрье.
Чуткие к мнению руководства многоопытные чернильные кули англосаксонского истеблишмента тут же взяли «российский след», выдвинув привычную версию о причастности России к гибели Ле Мезюрье. Россию стали обвинять в распространении сведений, якобы вызвавших у Ле Мезюрье сильнейший стресс, который затем быстро перерос в стойкую депрессию, которая и послужила причиной самоубийства. Британский The Independent одним из первых объявил: «Во время регулярного брифинга в пятницу российская пресс-секретарь Мария Захарова лично напала на г-на Ле Мезюрье, заявив, что он работал британским шпионом по всему миру». Известный немецкий журналист Джулиан Рёрске, работающий на лидера германской бульварной прессы – шпрингеровское издание Das Bild, признавая факт связи Ле Мезюрье с MI6, утверждал, что тот работал в британской разведывательной службе только в составе миротворческой миссии на Балканах. Склонная к сенсационности скандальная газета Великобритании The Daily Mail, трогательно представляя Ле Мезюрье как «доброго самаритянина», заявляла, что бывший офицер армии находился в состоянии «сильного стресса после годовой московской клеветнической кампании, клеймившей его шпионом». Репортёры газеты Люк Эндрюс и Джек Ньюман признавали, что хотя, по данным их источников, в турецкой службе безопасности рассматривают смерть британца как самоубийство, но всё же есть мнение, что «это был спонсируемый государством удар». В нагнетании русофобской истерии преуспел и ориентированный на республиканскую аудиторию американский журнал The Washington Examiner, безапелляционно заявивший, что «при отсутствии доказательств обратного Россия должна рассматриваться как главный подозреваемый в смерти Ле Мезюрье». Со столь же несуразными «обвинениями» выступил и новостной канал BBC News.
Однако масштабной антироссийской кампании в этот раз не случилось. К тому же подобное освещение трагического инцидента бросало тень на сформированный той же прессой героический образ доблестного и бесстрашного британского офицера, вдруг впавшего в крайне нервическое состояние всего лишь из-за слов обаятельной представительницы МИДа РФ о его принадлежности к британской разведке. Широкой публике надоели бездоказательные россказни про русских шпионов и извечный русский след…

Прыжок во сне?

Время шло. Останки Ле Мезюрье были вывезены в Великобританию и захоронены на фамильном кладбище, о чём пространно поведало ирландское интернет-издание The Journal.ie. В Стамбул на смену дождливой осени пришла не менее дождливая зима. Полицейские и медицинские эксперты продолжали поиски разгадки гибели британского агента. Бронированная дверь в его жилье уже много недель оставалась опечатанной. И только местная пресса поддерживала прежний интерес публики к загадочной фигуре новоявленного Джеймса Бонда. Благодаря многочисленным утечкам и «сливам» информации дело обрастало всё новыми подробностями и деталями. Четыре месяца спустя после трагического происшествия корреспондент газеты Milliyet Ферит Зенгин сообщил, что среди фото- и видеоматериалов имеется изображение человека, пересекающего улицу в момент рокового падения Ле Мезюрье. И этот человек подозревается в соучастии в убийстве и находится в розыске.
В СМИ появилась информация об исчезновении продавца сувенирных платков, долгое время привлекавшего внимание туристов. Исчезновение произошло незадолго до печальных событий в квартале Кеманкеш. По мнению специалистов, место, где располагался торговец, было лучшей позицией для наружного наблюдения за домом Ле Мезюрье и резиденцией «белокасочников». Владельцы магазинов утверждают, что Мухаммед, так звали пропавшего торговца, хорошо знал арабский язык и считался сирийцем. Они убеждены, что «сирийский платок» замешан в этом деле. Ник Пиза поместил в британском таблоиде The Sun заметку под названием «Шпионская загадка», в которой утверждает, что полиция ведёт настоящую охоту на продавца носовых платков. Подозрительное движение незнакомцев было зафиксировано и близ постоянного места жительства супружеской пары на острове Бююкада. Здесь в объективы видеокамер попали два человека, идентифицированные как иностранцы, с громоздкими саквояжами покидающие роскошный белый 100-летний особняк, рядом с которым когда-то жил в изгнании Лев Троцкий.
Турецкая ежедневная газета Takvim из группы Turkuvaz Media Group вдруг сообщила, что, по её источникам, неожиданно стала оцениваться новая, не суицидальная версия гибели «старого солдата». Все действия и экипировка английского агента были подчинены одной цели – «выбраться из открытого проёма окна, убежать от агрессора и попытаться запрыгнуть на крышу соседнего здания исторического базара».
Согласно этой версии журналист-расследователь Юнус Эмре Кабак из издания Sabah пишет, что Ле Мезюрье после неудачного прыжка через улицу приземлился на ноги, и только после этого его голова по инерции ударилась о стену здания, расположенного напротив. При этом следов борьбы или потертостей на карнизе и подоконнике окна, из которого якобы выпал агент MI6, обнаружено не было. Автор посчитал необходимым сообщить читателям о прекрасной физической подготовке погибшего, делавшей весьма вероятной его попытку преодолеть в прыжке расстояние до ближайшей крыши. Журналисты, проводившие расследование, задавались вопросом, зачем Ле Мезюрье, выбравшись из окна спальни, прошёл по карнизу почти 10 метров и только потом спрыгнул на камни мостовой. Его тренированное тело практически перелетело через улицу и ударилось головой о стену противоположного дома. Ему не хватило нескольких дюймов. Иными словами, получалось, что он делал всё, что мог и должен был делать преследуемый кем-то человек, а не то, что обычно склонны делать люди-самоубийцы.
Косвенным подтверждением новой версии стал неожиданный вопрос Ибрагима Айрала из издания Sabah, почему Ле Мезюрье, якобы прыгнувший с карниза своего дома, «не спланировал более точное и ясное действие, чтобы умереть». Ведь расстояние до земли составляет всего семь метров, которых явно недостаточно, «чтобы вызвать смерть во время самоубийства». Он хотел «прыгнуть на противоположную крышу, чтобы убежать от нападавшего, или нападавший столкнул его?» Корреспондент Mail Online в Стамбуле Джеймс Филдинг приводит слова известного детектива, специализирующегося на раскрытии убийств, Мустафы Байрама, поставившего под сомнение версию о несчастном случае или самоубийстве: «Расстояние, которое пролетело тело, вряд ли могло его убить». По мнению Байрама, многие вопросы остаются открытыми.
Кричащий заголовок в Daily Sabah «Британский «шпион», скорее всего, убегал от кого-то перед смертью» свидетельствует о поддержке газетой этой версии. Специальный корреспондент PBS, поставщика программ для американских государственных телевизионных станций, Малколм Брабант поддержал эту мысль, заявив, что друзьям и коллегам погибшего трудно поверить в преднамеренный прыжок Ле Мезюрье с такой относительно низкой высоты с целью самоубийства.

Шерше ля фам

Со временем внимание прессы всё более оказывалось приковано к жене Ле Мезюрье. «Я никогда не знал, что эта женщина была женой покойного. Я всегда видел его одного», – сказал один из уличных торговцев. От внимания репортёров не ускользнули некоторые странности её поведения. Стало известно об изъятии полицией найденных у неё семи электронных устройств – мобильных телефонов, компьютеров и планшетов. Со ссылкой на надёжные полицейские источники газеты сообщали то о запрете властей покидать ей территорию Турцию до окончания следствия, то о запрете возвращаться в страну. Издание Sabah указало на противоречивые показания вдовы Ле Мезюрье и явные попытки увести следствие в сторону признания самоубийства в качестве основной версии, что сразу же позволило говорить о её большей роли в трагическом событии, нежели просто свидетеля или пострадавшей.
Репортёры центральных газет приводили её слова о том, что уже долгое время «муж находился в состоянии стресса и депрессии из-за финансовых проблем, с которыми столкнулась организация «Белые каски» в Сирии». Вдова призналась полицейским, что вместе с мужем принимала сильнодействующий антидепрессант Spralev. На что новостной сайт Dikgazete.com тут же отреагировал вопросом: «Если муж болен, почему вы принимаете антидепрессанты вместе с ним?» При этом Ферит Зенгин из газеты Milliyet сообщил, что следственные органы предполагают: вдова знала о вероятном присвоении денежных средств её супругом. В доме Ле Мезюрье находилась крупная сумма наличных денег, которую сразу после его смерти она перепрятала в свою сумку. Можно предположить, что речь идёт о 3,5 млн  фунтов стерлингов, полученных Ле Мезюрье, по утверждению газеты The Sun, всего за три недели до смерти от правительства США.
Во время 4-часового визита в полицию она показала, что все последние недели Ле Мезюрье «часто упоминал о самоубийстве». А Хусейн Багис из вызывающего доверие источника информации агентства Анадолу привёл слова Ле Мезюрье о намерении покончить жизнь самоубийством, сказанные им, по утверждению вдовы, ещё за 15 дней до смерти. Понятно, что слова хозяйки подтвердила домработница узбечка Гюль Файзуллаева. По её словам, Ле Мезюрье за несколько дней до внезапной смерти выглядел «напряжённым», чувствовал себя «плохо» и «нервничал».
Представляется любопытным признание имевшей контакты с британским разведчиком аналитика Международной кризисной группы (International Crisis Group) по вопросам безопасности, конфликтов, политики и управления в Сирии Дарен Халифы, иронично заметившей корреспонденту французской газеты Le Figaro Жоржу Мальбрюно, что всегда находившийся в хорошем настроении Ле Мезюрье «ничего не знал о своих проблемах с депрессией». Кстати, это вполне соответствует утвердившемуся в СМИ образу приветливого, немного распутного филантропа, лидера гражданской гуманитарной миссии, невероятно привлекательной благодаря усилиям партнёрской PR-компании Джорджа Сороса Purpose.
От вдовы полиция узнала о странном визите одного из руководителей «белокасочников» Фарука Хабиба, состоявшемся за несколько часов до смерти её мужа. Хабиб близко дружил с Ле Мезюрье и был шафером на его свадьбе. Именно ему за 2,5 часа до смерти Ле Мезюрье отправил сообщение, о котором друг и сотрудник британца Хабиб ничего не сказал турецкой полиции. Текст сообщения, опубликованный газетой Milliyet, гласил: «Всё прошло хорошо». В полиции Хабиб подтвердил, что встретился с Ле Мезюрье в офисе в Бейоглу. Новостной сайт sondakikaturk.com утверждает, что оказавшийся гражданином Канады Хабиб сообщил полиции о крайне беспокойном состоянии Ле Мезюрье, вынудившим его даже спросить о самочувствии последнего. Хабиб убеждал следователей, что по мере их разговора состояние тревоги у британца только усиливалось, и он заметно нервничал. Но невольно возникает вопрос: если всё складывается хорошо, почему Ле Мезюрье не оставляют мысли о самоубийстве? И были ли они? И не являются ли утверждения супруги покойного, преданной ей домработницы и Хабиба о нарастающей депрессии экс-разведчика согласованной попыткой замотивировать последовавшую чуть позже трагическую развязку?
Телеканал Haber7 привёл слова Хабиба, что «он не видел никого кроме Ле Мезюрье и его жены, когда выходил из дома». Меж тем женщина заявила, что сразу после прихода Хабиба она покинула дом и на встрече не присутствовала. Поэтому о содержании беседы ничего сказать не может. «После встречи муж стал нервничать больше обычного», – добавила вдова. Издание Yurt Gazetesi подчеркнуло, что Хабиб был последним, кто видел британского разведчика живым. «Джеймс был очень встревожен, – повторяла всё время его супруга. – На 9:00 следующего дня у него была назначена встреча…» Следователей насторожила нестыковка в показаниях вдовы Ле Мезюрье и Хабиба. Последний утверждал, что пробыл в гостях всего полчаса, меж тем вдова настаивала на том, что встреча длилась около двух часов. Что происходило в это время в доме Ле Мезюрье, доподлинно неизвестно.

Чисто английское самоубийство

Кем же в действительности была 39-летняя гражданка Швеции Эмма Хедвиг Кристина Уинберг, ставшая достойной спутницей жизни британского суперагента всего за год до трагического происшествия в элитном квартале Стамбула? Была ли она его долгожданной путеводной звездой или стала роковой причиной и умелой устроительницей его гибели? Её послужной список выглядит не менее внушительно, чем у покойного супруга. Газета Milliyet пишет о многолетней службе Эммы Уинберг в британских посольствах. Её видели в Кабуле, Дамаске, Иерусалиме, Йемене и Восточной Африке, иракском Эдлибе и Стамбуле. «Последние десять лет я работаю на Ближнем Востоке и в Южной Азии, сначала в качестве сотрудника Министерства иностранных дел и по делам Содружества Великобритании (FCO), а затем в области стратегических коммуникаций и обеспечения устойчивости сообщества»,  – приводит её слова Рабочая группа по Сирии, пропаганде и СМИ (Working Group on Syria, Propaganda and Media), образованная из видных британских профессоров университетов Эдинбурга, Шеффилда и Лестера, которая подготовила информационную записку, посвящённую анализу деловой активности Ле Мезюрье и его супруги. Политические чиновники типа Уинберг, по мнению экспертов, характеризуются как разведчики FCO Великобритании, специализирующиеся на сборе информации для определения возможности политического, экономического или косвенного военного вмешательства под предлогом гуманитарной помощи.
В январе 2015 года она стала соучредителем компании Incostrat, внешнего подрядчика по связям с общественностью для «умеренной вооружённой оппозиции» в Сирии, с предложением рекомендаций для СМИ по рекламным стратегиям. На мероприятиях, проходящих под эгидой НАТО, Уинберг контактирует с видными медиапропагандистами. На одном из заседаний Лаборатории цифровых криминалистических исследований Атлантического совета она выступает вместе с Элиотом Хиггинсом, издателем скандального блога Bellingcat, с докладом «Архивирование злодеяний в Сирии». В январе 2017 года, согласно её странице в Linkedin, Уинберг уже «главный офицер по ударным действиям Mayday Rescue». По данным газеты Le Monde, Эмма Уинберг на момент гибели супруга числилась стратегическим директором Mayday Rescue. Сама Уинберг описывает свою роль как «разработку новых решений для повышения устойчивости местных сообществ в контексте глобальных угроз от таких проблем, как вынужденная миграция, насильственный экстремизм и изменение климата». Однако независимыми журналистами высказывается мнение, что Уинберг была призвана своими британскими хозяевами из FCO для противодействия предполагаемой угрозе доминирования устоявшихся стереотипов в информационной войне в Сирии. Иными словами, именно она стоит за организацией кампании дезинформации в западных СМИ против журналистов и учёных, разоблачающих деятельность «Белых касок» и их принадлежность к экстремистским группировкам в Сирии.
Уровень профессиональной подготовки Эммы Уинберг, места службы и прекрасное владение шведским, английским и арабским языками позволяют предположить вероятную связь супруги Ле Мезюрье с британскими или американскими спецслужбами и задать уже не кажущийся странным вопрос: кто был подлинным инициатором брака этих людей? Они сами? А может, речь идёт о «служебном романе», сценарий которого был разработан в ЦРУ или в MI6? А может, британские спецслужбы намеренно «подвели» Эмму Уинберг к ставшему «токсичным» разведчику с целью исключить возможность распространения известной ему информации о позорных связях англосаксов с арабскими террористами? Получается, газета Takvim права, утверждая, что Ле Мезюрье «был убит в британской государственной традиции». Бывший турецкий разведчик Метин Эрсёз из Национальной разведывательной организации (Milli İstihbarat Teşkilatı) оценил загадочную смерть своего британского коллеги, одним из первых сделав предположение, что именно «супруга столкнула Ле Мезюрье с карниза вниз…»

Владимир ГАЗЕТОВ,
профессор Академии военных наук,
Вадим ХОМЕНКО,
профессор Военного
университета МО РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *