Украденное счастье. Рассказ-быль

Принимая то или иное решение в своей жизни, мы чаще всего выбираем лёгкий путь, идём по пути наименьшего сопротивления. Желание схватить «лёгкие деньги» приводит людей в пропасть, выбраться из которой они не могут, а в попытке ухватиться за край ямы тянут за собой родных и близких.
Не обременял себя подобными размышлениями житель села Иловай-Дмитриевское Василий Гусев. Работать он особо не любил, а вот выпить и украсть то, что плохо лежит, тут равных ему не было.
Времена не выбирают, но приходит время людей, подобных Василию. Когда это случилось, он понял это сразу и вступил в комитет бедноты. Взяли его сразу – молодой, 30 лет, из бедняков, с криминальным прошлым, значит, боролся с прежним режимом, направили продолжать борьбу в команде по раскулачиванию богатеев.
Василий был счастлив, что ещё нужно? Власть над людьми есть, можно что-то домой принести незаметно, ну а водки и самогона было хоть залейся. Всё это хорошо, но чего-то ещё не хватало для полного счастья. Озарение пришло относительно недавно, и теперь эта мысль сидела в его воспалённом мозгу.
Отхватить хороший куш – эта идея не давала активисту комбеда покоя всё последнее время. Чтобы не только себе, но и детям досталось. Бывая на конфискациях имущества на раскулачивании, Гусев проявлял рвение, не жалел никого, лазил по таким местам, от которых его товарищи воротили нос, но пока удача обходила его стороной.
Случай осуществить мечту подвернулся нежданно, как обычно это и происходит. Неделю назад после очередной конфискации Василий выпивал в компании своего давнего дружка Анисима. Водка развязывает язык, и Анисим рассказал ему об укромном месте, где его хозяин Фёдор Кузьмич, у которого он работал батраком, прячет нажитое золото.
На следующее утро Гусев уже составлял для себя план действий, который ему необходимо было предпринять для того, чтобы добиться своей цели. Когда же пришёл до конца не проспавшийся Анисим, Василий сделал вид, что ничего не помнит после вчерашего, и, опохмелившись, приятели разошлись.
С того события прошла неделя, и поздним вечером Василий с удовольствием осознавал, что его план по получению чужого богатства был практически осуществлён. Требовался последний акт. А ждать осталось недолго, уже завтра должны раскулачивать семью Фёдора Кузьмича, самую богатую в селе.
На следующий день часов в 8 утра Василий Гусев и ещё шесть мужиков собрались в кабинете председателя сельсовета Панкратова и на четырёх подводах поехали на Базарную площадь, где проживала семья Фёдора Кузьмича.
Войдя к ним в дом, Панкратов зачитал постановление сельсовета о раскулачивании. Сразу же заголосила жена и заплакали дочери Фёдора Кузьмича. Не слушая, мужики вытолкали их во двор, где все они прижались к хозяину семейства.
– Стойте здесь, – приказал Панкратов, – завтра отправим в Козлов, там разберутся, что с вами делать.
Оставив присматривать за кулаками одного из своих подручных, председатель распределил людей для обыска и изъятия. Начался настоящий разбой и вакханалия – причитали женщины, орал скот, ломались запоры и двери.
Всё это было на руку Ваське, который улучил момент и без труда нашёл тайник. Никто и не смотрел на него, когда он спрятал под одежду увесистую коробку с золотыми червонцами.
– Что скрючился? – услышал он недовольный голос своего начальника, – ищи лучше.
– Живот прихватило, – пожаловался Гусев, прижимая коробочку к животу, согнувшись при этом, – по нужде нужно.
– Ну беги, страдалец, – разрешил Панкратов.
И под насмешки своих товарищей Василий, согнувшись, выбежал из дома. Украдкой посматривая на двор и окна избы, где проходил обыск, комбедовец, улучив момент пробрался в огород и быстро присыпал коробочку землёй. После этого прошёл с деловым видом через двор, зыркнув на бывшего хозяина дома, бегом вбежал в дом.
До вечера переписывали и грузили имущество раскулачиваемых на подводы, всё это время Федор Кузьмич со своей семьёй стоял в середине двора и с обречённым видом наблюдал, как таскают на подводы его добро и уводят со двора скот. Вечером же всю семью закрыли в сарае за сельсоветом до утра. Утром из райцентра обещали прислать конвой для отправки город Козлов. Дальнейшая судьба когда-то уважаемой в селе семьи никого из комбедовцев уже не интересовала.
Сами же комбедовцы собрались в кабинете Панкратова и принялись гулять с награбленной водкой и закуской, шумно обсуждая произошедшее днём, в том числе надсмехаясь над Гусевым, которого так не вовремя подвёл живот.
Васька же тушевался, подыгрывал своим товарищам, делал вид, что пьёт больше всех, горланил во всё горло песни. Когда стали расходиться, было далеко за полночь. Выходя из здания сельсовета, Гусев даже несколько раз упал. Дойдя до Базарной площади и распрощавшись со своими подельниками, Васька огляделся по сторонам, встряхнул голову и быстро скинул с себя остатки хмеля. Украдкой он пробрался в огород раскулаченной сегодня семьи и без труда нашёл жестяную банку с золотыми червонцами. Сердце бешено колотилось, и, не помня себя, человек, осуществивший свою мечту, примчался к своему дому.
Уже светало, когда они вместе с женой Марией спрятали это сокровище и стали жить прежней жизнью. У нового богача хватило ума не привлекать к себе внимания, а это чужое золото они использовать не могли, боясь огласки, но само чувство обладания богатством согревало душу.
Прошло время, грянула Великая Отечественная война, и Василия Гусева забрали на фронт, где он пропал без вести. Хозяйкой этого золота стала его жена Мария.
После ухода Василия по селу упорно поползли слухи о сокровищах в семье Гусевых. Откуда узнали люди, неизвестно, скорее всего, уходя на фронт, бывший комбедовец сам похвастался по пьянке собутыльникам, а может быть, жена его Мария не удержалась и проболталась. С той поры в дом к Марии зачастили родственники, которые нет-нет, а зададут вопрос о золоте с просьбой о помощи.
Наступил 1947 год. Мария в то время жила одна, к этому времени дети её разъехались, а страх настолько её обуял, что она решила спрятать золото у своих родственников. Больше всего она доверяла своей двоюродной сестре Клавдии, которая была очень набожная и жила вдвоём с престарелой матерью недалеко от сельсовета.
Придя к родственнице, Мария уговорила Клавдию спрятать червонцы у себя. После чего Мария испытала чувство облегчения, её же родственница приняла сокровища с желанием помочь и облегчить жизнь родне.
Прошло три дня, и ночью в дверь дома Клавдии постучали.
– Кто там? – спросила женщина, почуяв недоброе.
– Открывай и отдай то, что вам не принадлежит, – ответил мужской голос, который показался знакомым хозяйке дома.
– У нас ничего нет, – ответила испуганно Клавдия, беря в руки топор.
За дверью послышалась ругань и удары по ней. Так продолжалось несколько минут, всё это время женщины в страхе молились. Прошло несколько минут, которые показались бедным женщинам вечностью. Дверь не поддалась нападающим, и тогда они разбили окно.
Клавдия, быстро среагировав, успела прижаться к стене между окнами, сжимая в руке топор. В это время, сильно матерясь, один из бандитов полез в дом. Не помня себя, доведённая до отчаяния женщина со всего размаху ударила разбойника топором по руке.
Раздался истошный крик, взвыв, мужчина вывалился наружу. В тот же момент раздались выстрелы по дому.
– Прячься за печку, – только и успела крикнуть матери Клавдия оседая между окнами.
Мать молнией метнулась за печку, но одна из пуль ранила её в ногу.
– Ну, лезьте, гады, – прокричала Клавдия, сжимая в руках топор до белых пальцев, – всех порублю.
Расстреляв обойму и выкрикивая угрозы, налётчики удалились, не решившись на новый штурм.
Утром мать отправили в посёлок Первомайский в больницу. Приехала милиция с собакой, и, хотя была кровь, было много следов, никого не нашли. По селу поползли слухи, что в этом были заинтересованы очень большие люди. Сама Клавдия так и не смогла объяснить, где слышала она тот мужской голос. Не вспомнила, а может, и не захотела. В тот же день она отнесла это злосчастное золото, погубившее не одну семью, Марии.
Почти сразу после ночных событий чужое золото безвозвратно исчезло, кто-то подсмотрел, как его перепрятывают. Только после этого Мария Гусева вздохнула с облегчением и словно скинула с себя груз всей жизни, зажила пусть в нужде, но спокойной жизнью.
Так и не принесло Ваське Гусеву счастье это золото, украденное при раскулачивании у Фёдора Кузьмича. Ворованным счастье не бывает.

Анатолий ТРУБА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *