РЕВНОСТЬ ЖЕНЫ И НЕПОСТОЯНСТВО МУЖА

Нашлась такая дура…

В 1771 году на Липские железоделательные заводы прибыл капитан морской крепостной артиллерии О. А. Ганнибал. Осип Абрамович был обязан осмотреть заводы, основанные ещё Петром Великим. Был он сыном «арапа Петра Великого». Отец, Абрам Петрович, генерал от артиллерии, дома дал ему специальное артиллерийское образование. Прибыв на Липские заводы, первым долгом он нанёс визит местному помещику Алексею Фёдоровичу Пушкину, с которым находился через свою сестру Елизавету в дальнем родстве. Здесь он впервые и встретился с Марией Алексеевной. Интересно, что они оба родились в один и тот же день – 20 января. Правда, Осип Абрамович родился на год раньше, в 1744 году. Мария Алексеевна была старшей дочерью крупного помещика А. Ф. Пушкина, участвовавшего в русско-турецкой войне 1735–1739 годов (во взятии Очакова и Хотина) и получившего тяжелые ранения. Родилась она в Нижнем Новгороде, где Алексей Фёдорович находился на «постое» со своим Тверским драгунским полком. Здесь он познакомился с дочерью вице-губернатора Юрия Алексеевича Ржевского – Саррой. В ноябре 1746 года Алексей Фёдорович в чине капитана вышел в отставку и поселился в селе Коренёвщино (носило второе название по храму – Покровское; ныне – Добровского района Липецкой области). Принадлежал Пушкиным и дом в нынешнем Липецке, который сгорел в 1799 году вместе со всей помещичьей усадьбой. По данным некоторых историков, Алексей Фёдорович был воеводой небольшого города-крепости Сокольска (позднее – село Сокольское, где был построен на средства бельгийцев Сокольский металлургический завод, а ныне оно входит в состав города Липецка). Но совсем недавно найденные документы свидетельствуют о том, что никакого отношения к воеводству не имеет, а был крупнейшим землевладельцем и виноторговцем. Ему принадлежал винокуренный завод, и он реализовывал спиртное через «винный откуп». Всё это позволило ему постепенно скупать в местной округе у соседей всё новые и новые земли.

 

О детских годах Марии Алексеевны ничего не известно. В семье Алексея Фёдоровича и Сарры Юрьевны было много детей: Юрий, дослужившийся до звания полковника, Михаил, дослужившийся до чина статского советника, дочери Екатерина, Надежда. Были и ещё два сына, Александр и Маркел, умершие в детском возрасте. По-видимому, Мария Алексеевна часто бывала в Москве, где проживала её многочисленная родня по линии матери. В основном её детство прошло в имении Покровское, Коренёвщино тож, среди живописной местности в долине реки Воронеж в большом доме её родителей. Иногда семейство в зимние дни жило в Липецке, который с 1779 года станет уездным городом Тамбовского наместничества.

Здесь и познакомился Осип Абрамович с Марией Алексеевной. Представитель тогдашней светской молодёжи, с её весёлой и беззаботной жизнью, проводя некогда время во всевозможных кутежах и проматывая деньги отца, со временем залез в солидные долги. Старый арап, живший в это время в своём имении близ Петербурга, лишил за это непутёвого сына содержания и строжайше запретил являться ему на глаза. И тогда, чтобы поправить свои финансовые дела, и решил Осип Абрамович приударить за Марией Алексеевной. А ей шёл уже двадцать седьмой год, и по тогдашним меркам она была уже «старой девой». Трудно сказать, были ли чувства у неё к сыну «арапа Петра Великого». Осип Абрамович сделал предложение Марии Алексеевне, и родители дали своё благословение. А вот Ганнибал женился, не спрашивая разрешения своего отца. 9 ноября 1772 года они «соединились законным браком». Венчание происходило в Вознесенском соборе – тогдашнем главном соборе посёлка Липских железоделательных заводов. (Позднее храм разрушат в тридцатые годы, а в шестидесятые на этом месте построят туалет.)
Испытывала ли чувства к Ганнибалу Мария Алексеевна? Сейчас трудно сказать об этом. Сохранилось её прошение на имя императрицы Екатерины Второй, в котором она утверждает, что «была выдана в замужество за Ганнибала от родителей моих». Московские родственники Пушкиных были недовольны этим браком, и кто-то из кузин Марии Алексеевны даже сочинил по этому поводу иронический стишок:

Нашлась такая дура,
Что, не спросясь Амура,
Пошла за Визапура.

Оказывается, что князь Визапур был выходцем из Индии. Он был совсем темнокожим, однако Екатерина Вторая жаловала его чином полковника, и он служил в лейб-гвардии гусарском полку. Поскольку и Осип Абрамович, как сын арапа, был тоже темнокожим, то этим объясняется такой стихотворный текст московских кузин Марии Алексеевны.

Женился при живой жене

Вскоре молодая чета отправилась в Суйду – имение старого арапа – и «на коленях просила прощения» за столь скоропалительный брак. От сурового взгляда Абрама Петровича «молодая невестка упала в обморок». Молодые некоторое время жили в Муроме. В 1774 году у четы Ганнибал родился первенец Николай, но в том же году грудным умирает.
Кредиторы предъявили иски к моту Ганнибалу, и Мария Алексеевна, чтобы спасти мужа от позора, была вынуждена, покрывая его долги, продать своё имение в Ярославском уезде. По-видимому, по настоянию Марии Алексеевны Осип Абрамович выходит в отставку с чином «флота артиллерии капитан второго ранга», и чета поселяется в одном из имений Псковской губернии. Здесь и появился на свет их второй ребёнок – дочь Надежда, которой суждено было подарить России Александра Сергеевича Пушкина. Имение, где жили Ганнибалы, располагалось недалеко от столицы, и Осип Абрамович под разными благовидными предлогами покидал молодую жену и дочь. В результате в семье начались скандалы и ссоры.
И вскоре после одной из таких отлучек Осип Абрамович просто сбежал из Суйды от жены с дочерью и отца. Позднее Мария Алексеевна писала в Псковскую духовную консисторию: «Муж мой, возвратясь в дом к отцу, недолгое время жил в порядке, но, следуя дурным своим склонностям, часто заслуживал гнев свой родительский, и, чтобы от оного избавиться, бежал из дому, оставя отцу своему письмо, что он навеки от него скрылся».
По совету свёкра Мария Алексеевна отправляется в столицу на поиски непутёвого муженька. Она вскоре узнаёт, что Осип Абрамович проживает в селе Красном у своего зятя, майора А. О. Маза. Мария Алексеевна стала уговаривать мужа вернуться к отцу и возобновить брак, но он отказался. Более того, воспользовавшись отъездом Марии Алексеевны в Петербург к брату Михаилу Алексеевичу, он забирает дочь в Красное. 18 мая 1776 года Мария Алексеевна пишет мужу: «Государь мой Осип Абрамович! Несчастливые как мои, так и ваши обстоятельства принудили меня сим с вами изъясниться, когда же нелюбовь ваша к жене так увеличилась, что вы со мной жить не желаете, то я решилась более вам своей особой тягости не делать, а расстаться навек и вас оставить от моих претензий во всём свободно, только с тем, чтобы дочь наша мне отдана была, дабы воспитание сего младенца было под присмотром моим, что же касается до содержания, как для вашей дочери, так и для меня, то от вас и наследников ваших ничего никак требовать не буду, и с тем остаюсь с достойным для вас почтением, ваша, государь, покорная услужница Мария Ганнибалова». То, что письмо было написано рукой Марии Алексеевны, засвидетельствовал её брат подполковник Михаил Алексеевич Пушкин. На это письмо от Осипа Абрамовича вскоре поступил ответ, написанный 29 мая 1776 года, по которому он изъявлял своё полное согласие «оставить вам от меня свободу навеки, а дочь ваша Надежда препоручена от меня в Красном Селе моему приятелю господину маэору (майору. – Авт.) и управителю Александру Осиповичу Мазу для отдачи вам, которую вы можете от него получить благопристойно». Мария Алексеевна, забрав дочь Надежду, уезжает к родителям. Позднее в одном из прошений она писала: «Будучи так нагло покинута с малолетней дочерью и оставшись без всякого пропитания, принуждена была ехать в деревню к родителю моему, который, увидев меня в таком бедственном состоянии, получил паралич, от которой болезни и скончался». Случилось это 5 ноября 1777 года.
А вскоре Мария Алексеевна узнаёт, что её непутёвый муж, выдав себя за вдовца, повенчался 9 января 1779 года с молодой ново­ржевской помещицей Устиньей Ермолаевной Толстой. Вообще, «брачный союз произошёл в доме у Толстой ночью приглашённым туда местным священником при участии двух местных помещиков в качестве венчальных отцов. Всё это свидетельствовало о том, что стороны желали сохранить брак в тайне». Однако этого не произошло. Брат Марии Алексеевны Михаил Алексеевич вскоре узнал об этом и специально поехал в Псков к местному архиерею Иннокентию, которого проинформировал о таком неблаговидном поступке деда русского поэта. Архиерей посоветовал Марии Алексеевне написать прошение в Псковскую консисторию о вторичном венчании её мужа при живой жене. Такое прошение ею было написано 2 августа 1779 года, и на его основании началось консисторское следствие. Осипу Абрамовичу строжайше было запрещено сожительство с Устиньей Толстой. Но Ганнибал такое решение оспорил и упорно пытался доказать, что его первая жена якобы… умерла и он узнал об «умертвии той его первой жены» из письма, которое ему в Красном Селе «подал неизвестный солдат». Мало того, он представил даже письмо от брата Марии Алексеевны Михаила, который якобы писал Ганнибалу, «…что сего ноября 3-го дня жена ваша, живучи в Москве, скончалась; дочь же вашу я взял с собою в известные вам деревни Воронежской губернии; прошу меня уведомить, у нас ли дозволите ей жить или к себе возьмёте; на оное ожидать буду от вас ответа…». Михаил Алексеевич Пушкин, ознакомившись с этим письмом, заявил, что «… оно писано и подписано не моею рукою; в том же подписуюсь собственноручно…». Псковская консистория 19 января 1781 года закончила дело Ганнибала, признав его сожительство с Толстой незаконным, и наложила на виновного епитимию: год содержать его в монастыре, а затем в течение шести лет под наблюдением его духовного отца нести наказание. Но не таким оказался Осип Абрамович. В сентябре 1781 года он посылает жалобу на имя императрицы Екатерины Второй. Государыня затребовала его консисторское дело. Даже многие родственники Ганнибала встали на сторону его живой жены. И среди тех, кто поддержал Марию Алексеевну, был родной брат Осипа Абрамовича – генерал-поручик Иван Ганнибал. Началась долгая тяжба. Но в конце концов 10 января 1784 года Екатерина Вторая издала рескрипт: «Марию Пушкину Осипу Ганнибалу почитать законной женой; учиненный второй брак с Толстою уничтоженным и ее за законную ему не признавать. За учиненное Ганнибалом вступление во второй брак при живой жене вместо наложения на него церковной эпитимии послать его на кораблях в Средиземное море, дабы он службою с раскаянием своим содеянное преступление искупить мог. Что до Ганнибаловой жены, по отцу Марии Пушкиной, о доставлении ей на прожиток из мужнего имения, то, как она в письме к своему мужу 18 мая 1776 года, за свидетельством брата ея, написала, что она от него и от наследников его на содержание свое ничего требовать не будет, то затем и ныне ей, при живом муже, как на то и закону нет, из имения его ничего определять не следует. Назначенную самим Ганнибалом в поданном ея величеству прошении четвертую часть его недвижимого имения отдать в ведомство дворянской опеки, дабы оная употреблена была в пользу и на содержание малолетней Осипа Ганнибала дочери».
В опеку были взяты деревни Кобрино и мыза Руново со 110 душами крепостных. Опекунами Надежды Осиповны Ганнибал были определены брат Осипа Абрамовича генерал-майор Пётр Ганнибал и родной брат Марии Алексеевны полковник Михаил Алексеевич Пушкин. Позднее Осип Абрамович завалит их жалобами о несправедливом разделе имений.

Надежда Осиповна Ганнибал-Пушкина

А бабушка великого поэта навсегда покинет с дочерью Надеждой в 1784 году Липецк. Она продаст часть своих имений и дом в Липецке брату Юрию Алексеевичу Пушкину. Сама поселится в столице, где её дочь Надежда получит под её руководством прекрасное домашнее образование и будет в совершенстве владеть французским языком; в обществе Надежду будут звать «прекрасной креолкой».
28 сентября 1796 года Надежда Осиповна Ганнибал обвенчалась с Сергеем Львовичем Пушкиным. Семья поселилась в Москве. Здесь и родился великий поэт России. Мария Алексеевна занималась воспитанием внуков.
Позднее поэт напишет;

Люблю от бабушки московской
Я слушать толки о родне,
Об отдаленной старине,
Могучих предков правнук бедный,
Люблю встречать их имена
В двух-трех строках Карамзина.

В самом деле, «нижегородско-липецкая» бабушка поэта была первой его наставницей в русском языке. Именно благодаря ей он вы­учился читать и писать по-русски. Он залезал в её рабочую корзинку, смотрел, как она занималась рукоделием, слушал её рассказы про старину… Русским слогом Марии Алексеевны восхищался Антон Дельвиг. Она обожала своего внука, но при этом однажды сказала о нём своей знакомой Е. П. Яньковой: «Не знаю, матушка, что выйдет из моего старшего внука: мальчик умён и охотник до книжек, а учится плохо, редко свой урок сдаёт порядком, то его не расшевелишь, то не прогонишь играть с детьми, то вдруг развернётся и расходится, что ничем его не уймёшь, из одной крайности в другую бросается, нет у него середины. Бог знает, чем всё это кончится, ежели он не переменится». Умерла Мария Алексеевна Пушкина-Ганнибал 27 июня 1818 года на руках внука Александра Сергеевича. Похоронили её рядом с непутёвым мужем О. А. Ганнибалом в Святогорском монастыре. Здесь же в 1836 году была похоронена и Надежда Осиповна Ганнибал-Пушкина. А через год здесь найдёт свой вечный покой и наш великий поэт А. С. Пушкин.

Виктор ЕЛИСЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *