Краишевский Тихвинский монастырь

В Еланском районе Волгоградской области есть место, которое каждый житель посетил хотя бы один раз. Школьники и студенты с радостью ездят сюда на экскурсию. Это Краишевский родник – святой источник на месте разрушенного женского Тихвинского монастыря в предместьях села Краишево. Вот уже полтора века поит он людей холодной ключевой водой.


Народное предание связывает Краишевский родник с явлением иконы святой мученицы Параскевы Пятницы. В архивных документах XIX века приводятся воспоминания одной старушки: «В то время на горе был большой густой темный лес. Едва заметная тропинка вела под гору, где был пчельник. Я ходила под гору с сестрою, и, заметив однажды под горою воду, мы начали расчищать это место. Вырыли ямку, она наполнилась водою. Напились, умылись, зачерпнули домой; напоили и умыли детишек своих. Вода холодная, легкая, вкусная. Опять на родник. Опять расчищаем место глубже и пошире. Вода опять наполняет расчищенное место. И вот однажды нашли на этом месте медную иконочку святой мученицы Параскевы. Услышавши об этом, народ стал собираться к источнику, петь молитвы, читать псалтырь и акафисты. Два раза уносили иконочку с родника в Краишевскую церковь. Но Господу угодно было, чтобы она оставалась на месте своего явления».
Услышав, что около Краишевской горы явилась в роднике икона святой мученицы Параскевы, из разных мест стали собираться в Краишевку сёстры. Приходили поодиночке и группами, жили в разных домах у краишевских крестьян, а когда число возросло до 40 человек, сняли общую квартиру. Затем нашлись «добры люди, пожертвовавшие хату, сени и погребицу». Сёстры общины избрали себе «начальницу» – мать Гликерию.
Отношения с жителями Краишевки были неоднозначными, а «начальство мирское не позволяло сестрам жить около родника, на горе». Как вспоминала одна из сестёр, «бывало прогонят нас, а мы соберёмся опять сюда, да кричим, кричим просто во всю мочь, кричим к мученице Параскеве, чтобы вступилась за нас. И денно-нощно читаем псалмы и поём акафист мученице Параскеве». Долгое время чиновники разного уровня не поддерживали идею создания общины: «Рассказывают, что приезжал кто-то из чиновников и говорит: “Какая тут мученица Параскева? Что тут за явленная икона?” – взял камень и начал стирать лик мученицы. Кощунник был наказан: не успел он отъехать двух вёрст, как при переправе через реку ударил гром, и у него перекосило лицо. Сейчас же он вернулся и отслужил молебен мученице Параскеве, усердно молясь».
Много бед и невзгод пришлось пережить сёстрам общины. Сгорела квартира, и сорок женщин жили в плетнёвой погребице. Волостной голова, крестьянин села Краишевка Иван Васильевич Зимацков, попросил мирское общество разрешить сёстрам жить на горе. В день Воздвижения Честного и Животворящего креста сёстры вбили на горе колышек и сложили у него свои сумки. Одна из них по очереди оставалась «караульщицей», а другие расходились в разные стороны, каждая с хлопотами о чём-нибудь необходимом для устройства общего жилья. Краишевские крестьяне выделили общине 17 десятин земли «на вечное время». Мать Гликерия (Загуменникова), послушница Саратовского монастыря, присланная сюда волею владыки, неоднократно обращалась за помощью и поддержкой к епископу Саратовскому и Царицынскому Евфимию. Он лично приезжал осмотреть это место и откушать водицы: «Хорошо, – сказал, – вода лёгкая, хорошая. Хорошо, что и явленная икона мученицы Параскевы здесь».
Его преосвященство осмотрел место, на котором предполагали построить церковь, и одобрил его. Когда взошёл на самую вершину горы, осмотрелся кругом и сказал: «Да, место это хорошее. Господь да благословит вас оставаться здесь». Затем поднял глаза к небу и благословил на все четыре стороны с громкою молитвою: «Боже! Призри с небесе, и виждь, и посети виноград сей и соверши им же насади десница Твоя».
Но для утверждения общины были необходимы и денежные средства, по тем временам немалые – одна тысяча рублей, и с назначением следующего епископа, преосвященного Иоанникия второго, дело открытия общины замедлилось. Владыка предложил матушке Гликерии оставить все хлопоты и идти в Грязнуху, где были пожертвованы земля для общины и постройки. Но нашлись добрые люди: «неизвестный господин, по виду из высокообразованных и знатных лиц», а также «господин Хл-въ из Москвы… имени и отчества своего не сказал, а указал адресы, к кому обратиться в Москве, объяснив, что капитал для общины где-нибудь скрыт и в свое время объявится». Старец Оптиной пустыни отец А.

Настоятельница Краишевского женско-
го Тихвинского монастыря матушка Марга-
рита. Фото 1890 г.

успокаивал матушку Гликерию: «Что ты горюешь? Придёт время… вся эта гора покроется церквами и строениями». Но в основном Краишевская община жила и строилась только трудами рук своих и кружечными сборами. Краишевские крестьяне нанимали сестёр на сезонные работы в поле, оплачивая их труд «с сотенника». Помимо этого дарили подаяние, прося помолиться о родных. Как вспоминают сёстры, «раз два дня сидели без хлеба. А мы, бывало, как какое у нас горе, так отпоём акафист на роднике, возьмём икону мученицы Параскевы и другие и пойдём вокруг общинских построек. Так и в этот раз… смотрим, человек подъехал к нашему амбару, выпряг лошадь и верхом уехал на ней. Подходим к телеге – полон воз муки. Кто это был, так мы и не узнали». Не обделяли сестёр вниманием и настоятели близлежащих приходов – отец Пётр из Краишевского храма и отец Флегонт из Вязовки. Краишевская женская община официально начала свою жизнь в 1865 году. А так как первоначально была построена церковь Тихвинской иконы Божьей Матери, то и называться стала Тихвинской. С приходом новой настоятельницы – матушки Маргариты – в 1880 году с архипастырского благословения преосвященного Павла, епископа Саратовского и Царицынского, была начата постройка каменного собора во имя Успения Божьей Матери и в честь и память Усекновения главы Иоанна Крестителя и святителя Николая Чудотворца.
Ежегодно в десятую пятницу после Пасхи на Краишевскую гору приходили сотни богомольцев. Но особенно много сошлось их в пятницу 15 июня 1881 года. Этому способствовали и хорошая тёплая погода, и то, что сенокос ещё не начался, да и хотел народ по­участвовать в постройке нового храма. Группы богомольцев в канун праздника прибывали со всех сторон. Первым делом направлялись ко вновь строящемуся каменному собору. Положив три земных поклона – мастерам, матушке Маргарите, сёстрам, – приступали к работе: подтаскивали кирпичи, подавали раствор… ближе к ночи многим эти кирпичи послужили изголовьем. Во всей округе едва-едва можно было двигаться, чтобы не задавить спящих или не наткнуться на лежащих по всему пути, около своих телег. Всенощное бдение окончилось в 10 часов вечера. Затем был молебен на роднике с акафистом святой мученице Параскеве, живописующим страдания и великое терпение страстотерпицы. В 12 часов началось песнопение. Певцы разделились на пять групп. Одна – около родника при зажжённых свечах перед иконою мученицы Параскевы, и четыре – на горе между церковным алтарём и обрывом горы. Если подойти ближе, можно было услышать – гора поёт, поёт гора, да и только!
Стихнет на минуту песня, защёлкает в лесу соловей. Но вот опять то там, то здесь группы поющих заводят на минуту прерванное всенощное бдение. А вот от группы отделился огонёк: то высокий согбённый седой старик стоит на коленях и чуть не по складам читает акафист живоносному Гробу Господню: «Радуйся, живоносный гробе, из него же Христос Воскрес». Там, слышно, поют: «Благослови, душа моя, Господа»; в другой группе: «Величаем, величаем, Тя…», там: «Взбранной воеводе…»
Вот она, народная святая поэзия! Чистое зрелище, театр, не растлевающий, а назидающий и надолго облегчающий тяжесть жизни. Как не вспомнить преосвященного епископа Одесского Никанора, который высказался более века назад против театральных представлений во время Великого поста: «Ради всего святого, не разрушайте, не отымайте у народа истинную народную поэзию. Она есть у народа в неисчерпаемом богатстве, пережила тысячелетия, пережила в песнях и сказках, былинах и легендах… она весьма часто переходит и в то, что называется драмою, но в драму не сочиненную, не деланную, не искусственную, а в драму самой жизни».

Сёстры милосердия – монахини Краишевского
женского Тихвинского монастыря. Фото 1877 г.

По окончании празднования священнослужители обратились к богомольцам со словами проповеди: «… Бог вездесущ, и нет в мире места, где бы не было Бога… Но Богу вездесущему угодно было прославить некоторые места на земле или Своим на них явлением и благословением, или явлением и молитвенными подвигами святых Божиих угодников… К числу мест особенного обитания Божия относится и эта святая Краишевская гора, с которой вы сейчас слушали молебен святой мученице Параскеве. Господь сказал: “Где двое или трое собраны во имя мое, там и я среди них”. А нас, здесь собравшихся во имя Господне, не двое или трое. Около 300 богомольцев сегодня причастились Святых Христовых Тайн. Более 2000 богомольцев усердных собралось ныне, чтобы послушать, как на этой святой горе славится имя Божие, как величают святую мученицу Параскеву за ея великое терпение в страшных страданиях, за ея крепкую веру в Господа даже до смерти… И это не ныне только, это целые десятки лет! Как же не быть на этой горе местом особенного обитания Божия?!. Как же не святая это гора, десятки лет хвалящая имя Божие таким собором народа?.. Прошу вас, православные, чтобы и на будущее время вы собирались на эту святую гору для одного только святого дела – молитвы».
В конце XIX века община получила статус монастыря. Настоятельница мать Маргарита, сестра из Саратовской общины, получила от своей предшественницы матери Гликерии «одни долги и во всём недостатки». В течение десятилетнего управления приобрела за 7000 рублей участок земли, построила за 5000 рублей ветряную мельницу и новый, за 4000 рублей, корпус.
При матери Маргарите была «заведена» школа для девочек. Обучение велось как по богослужебным книгам: часослову, Псалтыри, каноннику – так и по книгам гражданской печати: Евангелию, Священной истории Ветхого и Нового Завета, «Правописанию» и другим. Ученицы школы также пели на клиросах и читали во время богослужения. Кроме грамоты и пения девочки учились рукоделию и несли разные, по детским силам, общинские послушания.
Краишевская Тихвинская женская община «принесла свою лепту и на жертвенник служения царю и Отечеству». В русско-турецкую войну мать

рода в неисчерпаемом богатстве, пережила
тысячелетия, пережила в песнях и сказках,
былинах и легендах… она весьма часто пе-
реходит и в то, что называется драмою, но в
драму не сочиненную, не деланную, не искус-
ственную, а в драму самой жизни».

Маргарита, при всей бедности общины, нашла возможным сформировать отряд сестёр милосердия из восьми человек. В январе 1877 года настоятельница отписала государыне об этих намерениях, на что 17 февраля получила незамедлительный ответ от её секретаря: «Государыня императрица по докладу моему отношения Вашего ко мне, от 31 января, об избранных Вами сестрах для практического подготовления к правильному уходу за больными и ранеными, изволила повелеть мне благодарить от Августейшаго Ея имени Вас, преподобная мать, и добрых сестер за усердие и богоугодную готовность послужить страждущим. Поспешаю сим исполнить таковое повеление Ея Величества». Получив извещение о сформированном от общины отряде сестёр милосердия, главное управление общества попечения о раненых и больных воинах 1 марта 1877 года выразило начальнице «искреннюю благодарность за деятельное содействие делу образования сестёр милосердия, могущих с пользою взяться за новый подвиг служения ближним».
5 сентября 1877 года сёстры на общинских лошадях через уездный центр Аткарск (150 вёрст) отправились в Саратов. Уходу за больными воинами учились в Саратовской Александровской больнице и были откомандированы в Кузнецкий госпиталь. По окончании сёстрами этой службы в мае 1879 года председатель Саратовского местного управления общества Красного Креста известил мать Маргариту о следующем: «Принимая во внимание к тому, что благодаря принятому Вами участию, Краишевская женская община, в минувшую войну, оказала обществу Красного Креста не маловажные услуги, как доставлением сестер милосердия, так и другими трудами, понесенными в пользу больных и раненых воинов, я счел своим долгом включить Вас в число лиц, представленных к означенному знаку». Восемь сестёр и мать Маргарита получили по знаку Красного Креста. Не отказалась матушка Маргарита и от службы местному обществу. В феврале 1880 года Аткарская уездная земская управа просила избрать трёх сестёр для ухода за детьми, больными дифтеритом. Сестры были отправлены в Аткарск и служили больше месяца.
Краишевская гора. Какое благодатное место было выбрано провидением для монастыря! Девять сёл с 11 церквями виднелись вокруг с этой горы.
А что же далее? 1918 год… Край охватил огонь Гражданской войны. В окрестностях села Краишево идут бои: 16-я дивизия под командованием В. И. Киквидзе атакует войска генерала Краснова и казачьи соединения атамана Дудакова. Для тех и других монастырь – хорошо укреплённое место. Обагрилась кровью земля, и покинула её Божья благодать.

Источник на месте Краишевского
Тихвинского монастыря

Краишевский Тихвинский монастырь был разрушен в 1924 году всего за три дня. Из монастырского кирпича были построены мельница в соседнем селе Вязовка, ликёро-водочный завод в г. Балашове, часть разобрали краишане на хозяйственные нужды.
То, что было создано людьми, их руками же было и разрушено. А вот чудесный источник с целебной водой всё неиссякаем. И уже несколько последних лет, как и прежде, на десятую пятницу после Пасхи у родника отмечается праздник и святой мученицы Параскевы, и Краишевского Тихвинского монастыря.

Геннадий БЕСПАХОТНЫЙ,
академик РАН

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *