Слово о подвиге благочестия от Солунских братьев до Отца Иоанна (Маслова)

Изучение рукописного наследия Древней Руси в архивах и древлехранилищах Москвы, С.-Петербурга, многолетний опыт преподавания древнерусской литературы на филологическом факультете пединститута не только позволяют отметить жанровое и стилевое богатство и своеобразие этой литературы, её идейную и содержательную глубину, но и оценить подвиг ученых медиевистов А. С. Орлова, Н. К. Гудзия, В. П. Адриановой-Перетц, Д. С. Лихачева, Л. А. Дмитриева, А. В. Позднеева, А. М. Панченко, А. Н. Робинсона, О. А. Державиной, А. В. Творогова, О. В. Творогова, А. С. Демина, О. И. Федотова, сумевших в условиях безбожного времени сохранить незамутнённую душу и уберечь науку от вульгарно-социологического толкования. Мой учитель Н. И. Прокофьев писал о религиозно-символическом образе мысли средневекового писателя и читателя.

Возглавляют сонм подвижников-просветителей продолжившие апостольские деяния святые Кирилл и Мефодий, княгиня Ольга и князь Владимир, креститель Руси; далее отметим первого русского митрополита Иллариона и Туровского епископа Кирилла, огненных проповедников слова Божия, уподобившихся красноречием святителям Василию Великому и Иоанну Златоусту; составителей житий святых преподобного Епифания Премудрого и святителя Дмитрия Ростовского; преподобных Иоанна Рыльского, Амвросия Оптинского, Серафима Саровского.

От одних, как святая равноапостольная княгиня Ольга, до нас дошло только одно выражение, сформулированное чётко, кратко и афористически ёмко, словно Божественное откровение, послужившее укором сыну Святославу и заветом потомкам: «Чужих земель ищеши, а своей не блюдеши».
Беречь единство и независимость Русской земли – разве не за это пожертвовали своей жизнью страстотерпцы Борис и Глеб в 1015 г.?
Разве не это составило основу нравственного подвига князей Александра Ярославич а Невского в XIII в., Дмитрия Ивановича Донского в XIV в., патриарха Ермогена и старца Иринарха Ростовского в Смутное время?
О старце Серафиме Саровском рассказывают письма, воспоминания, но его призывы «стяжать дух мирен» продолжают действовать благотворно на всё новых и новых почитателей. Яркое тому свидетельство – встреча мощей святителя в его родном городе Курске.
Святитель Тихон Задонский, как и наш великий современник схиархимандрит Иоанн (Маслов), оставил огромное творческое наследие, содержащее бесценные педагогические идеи, учение о спасении души. Реализации воспитательного потенциала трудов отца Иоанна посвятили свою деятельность Н. В. Маслов, возглавляющий общество «Наследники Александра Невского», Московская педагогическая академия, участники Глинских чтений.
Подвиги святых не только не порастают травой забвения, напротив, – с течением времени значимость их высвечивается всё отчётливей, что Д. С. Лихачёвым сформулировано как монументально-историческое видение.
Профессор Н. И. Прокофьев, составитель «Хрестоматии по древней русской литературе», открывает её сочинением болгарского писателя конца X века Черноризца Храбра «О письменах», где засвидетельствовано, что «словене не имели книг, но будучи язычниками, резами и чертами писали и гадали» и, приняв христианство, сначала писали римскими и греческими письменами, а святой Константин Философ, муж праведный и истину любящий, составил тридцать восемь букв, одни по образцу греческому, другие по славянской речи».
Мы со студентами начинаем практические занятия по изучению древней русской литературы со знакомства с подвигом Солунских братьев, а заканчиваем в Дни славянской письменности и культуры шествием к памятному знаку этим святым.
Имена подвижников у всех на слуху, ибо они относятся к великим святым: трижды в году совершается их память – 27 февраля, в день кончины философа Константина (869), 19 апреля – святителя Мефодия (885) и 24 мая – в честь равноапостольных Мефодия и Кирилла, учителей словенских.
Светский календарь называет этот майский день Днём славянской письменности и культуры. В 1993 г. Московский Патриархат к этому празднику подготовил документ. Имена просветителей настолько популярны, что их не могла затенить и застойная атеистическая эпоха, ныне же они символизируют единение православия и светской культуры, как и единение славянских народов.
У древнерусского летописца Нестора следует поучиться логике формулы братства народов: «Учитель словен – апостол Павел и с тех же славян и мы – Русь, поэтому и нам, Руси, учитель Павел, так как учил славянский народ и поставил по себе для славян епископа и наместника Андроника. А славянский народ и русский – един». Тот же автор, Нестор, сообщает о равноапостольской святости княгини Ольги и князя Владимира, рассказывая о посещении вторым Христовым апостолом Андреем места будущего Киева с предсказанием принятия христианства: «Здесь воссияет благодать Божья».
Подвиг Кирилла и Мефодия (в миру Константина и Михаила) был оценён уже современниками и даже римским папой, что зафиксировано в письмах. Канонизация святых требовала составления о них житий по всем правилам классического агиографического жанра в византийской традиции. Так, в «Пространном житии Константина Философа», составленном в IX в. Климентом Охридским, читаем: «В городе Солунь жил муж, благородный и богатый, по имени Лев, который занимал должность друнгария (с греч. – предводитель небольшого подразделения провинциального войска. – В. П.). Он был благоверен и праведен, строго соблюдал все Божии заповеди, как некогда Иов. Он жил со своей супругою (Марией. – В. П.) и родилось у них семеро детей: седьмой, самый младший, и был Константин Философ, наставник наш и учитель». Заметим, что в «Успении Кирилловом» подчеркивается особо, что по национальности он болгарин.
В XI в. составитель «Жития Климента Охридского» (ученика Мефодия) свидетельствует, что братья не только «сотворили славянскую азбуку, которая соответствовала звукам болгарского языка. Они перевели и богодухновенные писания с греческого на болгарский язык и постарались передать Божественные знания самым одарённым из учеников своих, среди которых первыми избранниками были Горзд, Климент, Наум, Ангеларий и Савва».
Разумеется, современники подробно рассказывали о всём подвижническом пути Солунских братьев, как вначале князья Рости­слав, Святополк и Коцел обратились к царю Михаилу: «Земля наша крещена, но нет у неё учителя, который бы наставил и поучил нас и объяснил святые книги, ибо не знаем мы ни греческого языка, ни латинского».
Они сначала перевели «Апостол» и «Евангелие». «И рады были, что услышали они о величии Божием на своем языке», – восхищается составитель «Жития». Отметим, что и первой печатной книгой российского друкаря Ивана Фёдорова был «Апостол» (1564) – это ли не акт переклички просветительских деяний через века! Затем последовали «Псалтирь», «Октоих» и другие книги.
Мефодий, будучи епископом в Паннонии, посадил двух священников, хороших скорописцев, и перевёл все книги с греческого на словенский всего за полгода (!), начав в марте и закончив 26 октября… Русский летописец Нестор не мог пропустить этот уникальный факт необычайного трудолюбия, работоспособности и не подчеркнуть его особо.
О подвиге Мефодия и Кирилла известным болгарским поэтом и прозаиком Славой Христовым Караславовым написан увлекательный исторический роман «Солунские братья».

* * *

Древнерусский писатель исключительное значение придавал книге…
«Добро есть, братия, почитание книжное, паче всякому христианину, блажен ибо, рече, испытающие сведения его, всем сердцем взыщут…» («Слово некоего калугера о четьи книг» входит в «Изборник Святослава» 1076 г.)
А вот отрывок из «Повести временных лет»:
«Велика бо бывает польза от учения книжного; книгами бо кажеми и учими есмы пути покаянию, мудрость бо обретаем и воздержанье от словес книжных». И далее патетический гимн книге из слов, идущих из глубин душевных: «Се бо суть реки, напояющие вселенную. Се суть исходящи мудрости; книгам бо есть неищетная глубина… Мудрость бо велика есть. Аще бо поищеши в книгах мудрости прилежно, то обрящеши великую пользу души своей. Иже бо кто книгы часто чтет, то беседует с Богом или святыми мужи. Почитая пророческий беседы, иуангелъская ученья и апостольская, и житья святых отец въспреемлет велику пользу».
Важнейшее завоевание культуры – слово, язык. Сын Божий учил народ образным словом, вкладывая в него символику, полисемичность. Притча о сеятеле и её истолкование – замечательный тому пример. Притча о рабе, зарывшем в землю талант, будоражит сознание, зовёт к трудолюбию и спасению души.
Именно спасение души – цель учения ­Иисуса Христа, вот истинная цена подвига святых апостолов. Плач ветхозаветного пророка Иеремии с его призывом «аще мы умолчим, то камение возопиет», слёзы апостола Петра, послания апостола Павла, может быть, самого мудрого из двенадцати учеников Христа, который из гонителя стал наиболее ревностным и последовательным его проповедником.
В четырнадцати его посланиях изъясняется суть христианства, дарованного человечеству для спасения души. Величие веры, жертвенного подвига сына человеческого глубоко и сердечно разъясняются в этих посланиях.
Сегодняшний студент, постигая книжное учение, столь же нуждается в наставнике, как и отрок Варфоломей, опечаленный первыми трудностями и неудачами. Благословенный старцем отрок стал великим подвижником, игуменом Земли Русской. Он сумел вселить веру не только в Московского князя Димитрия Иоанновича, но и князьям подать милость Божью, укрепить в брани с грехами смут и распрей, чтобы встать под знамёна, перейти Дон у Непрядвы и сразиться на поле Куликовом с безбожным Мамаем «за землю русскую, за веру христианскую», как записал автор «Задонщины» Софоний Рязанец.
Именно конец XIV – начало XV в., когда вновь крепнут связи Руси со славянскими странами, набирает силу учение умной молитвы, появляются великие святые, книжники-подвижники Стефан Пермский, составивший азбуку зырян, Епифаний Премудрый, сочинивший жития Дмитрия Донского, Сергия Радонежского, Стефана Пермского, – именно это время связано с приходом великого иконописца Андрея Рублёва, причисленного в 1988 г. к лику святых.
Мы стараемся использовать и тот немалый воспитательный потенциал, который таит в себе изучение произведений Смутного времени о патриархе Ермогене, огненное слово которого звало христиан к освобождению Руси; о старце Иринархе Ростовском, силе духа которого поражались и соотечественники, и недруги.
Одно из главных занятий святого – чтение священных книг.
А какими качествами обладали родители святого? Прежде всего, они были благочестивы и нищелюбивы. При этом благочестие подразумевало не простое знание заповедей Христа, а постоянное следование этим заповедям в жизни. Суть молитвы: «Господи, помилуй мя грешного» – в испрошении милости для борьбы с греховными помыслами. Для укрепления в чистоте сердечной, жаждущей правды и истины, тех неотъемлемых качеств, которые и делают человека блаженным.
Учение Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен», не суди, – это путь к стяжанию Святого Духа. Путь к спасению через молитву, пост, бдение святитель прошёл по всем ступеням святости, совершив подвиг жизни.
Важнейшее качество древнерусской литературы – её учительность. И тесная связь с Библией – тоже. Писатели стремились события Руси ввести в контекст библейской и всемирной истории.
Труды святителя Тихона Задонского, составляющие огромное творческое наследие по толкованию учения Христа, книг Священного Писания, его учение о спасении недаром избрал объектом изучения учёный, богослов, старец, схиархимандрит Иоанн (Маслов).
Мы уже имели возможность рассмотреть труды Иоанна «Симфония по трудам святителя Тихона Задонского», «Тихон Задонский и его учение о спасении», «Глинский патерик», «Глинская пустынь. История обители» в контексте древнерусского литературного наследия и оценить подвиг учёного, писателя, богослова для воспитания учащихся.

Вышесказанное позволяет сделать следующие выводы:

1. Светочи книжной культуры, начиная с болгарских равноапостольных святых, учителей Кирилла и Мефодия, русских летописцев Никона Великого, Иллариона, Нестора до Епифания Премудрого, патриарха Ермогена, святителя Тихона Задонского и схиархимандрита Иоанна (Маслова), показывали роль христианского наследия, они создали учение о спасении души человека.
2. Деяния святых подвижников служат примером для усвоения заповедей блаженства, учения Иисуса Христа, показывают пути благочестивой жизни.
3. В основе учения Иисуса Христа, апостола Павла, святых подвижников – любовь. Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая, или кимвал звучащий (1 Кор. 13,1).
4. Схиархимандрит Иоанн (Маслов) для своего творчества как учёный-богослов, писатель избирал адекватные собственному образу мысли, жизни, идеалы святых Тихона Задонского, Амвросия Оптинского, Серафима Саровского, Глинских старцев.
5. Жития святых как наиболее читаемый и почитаемый жанр древнерусской литературы и ныне сохраняют богатейший нравственный потенциал, который, по мере сил, мы используем в своей практике.
Скорбь о грехах мира вселяет надежду на возрождение человека, на его спасение. Да и человечества тоже.
Будем служить этому в меру сил и способностей наших.

Василий ПОПКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *