Святые источники земли Тамбовской

О светло светлая и прекрасно украшенная земля Hусская!
Многими красотами прославлена ты: озерами многими, река-
ми и источниками местночтимыми!.. Всем ты преисполнена,
земля Русская, о правоверная вера христианская!
«Слово о погибели Русской земли»

В глубокую древность уходит на Руси традиция почитания и поклонения святым источникам, нашедшая отражение в годовом круге церковного календаря. Благоговейное отношение к воде, освящаемой на молебнах в храме, распространяется и на целебную силу воды из источников, бьющих в святых местах, прославленных пребыванием чудотворных икон и мощей, молитвенными подвигами святых. Освящённая вода, отмечал святитель Димитрий Херсонский, имеет силы к освящению душ и телес всех пользующихся ею.
Крестные ходы к источникам, сопровождаемые водосвятными молебнами, стали отличительной чертой православной культуры нашего народа. Важной приметой национального быта стало возведение над святыми источниками часовен и храмов. Даже в труднопроходимых местах, лесах и болотах святые источники обрамлялись беседкой, завершающейся главкой с крестом, а иногда и просто возвеличивающимся крестом.
В России известны очень многие святые источники, родники, ключи и купели. Среди них имеются знаменитые, давно почитаемые, а есть и «скромные», открывшиеся относительно недавно. Весть о родниках, источающих особую благодать, стремительно распространяется среди людей, побуждая их оставить на время мирскую суету, свои дела и устремиться в путь к животворному источнику в уверенности обретения здесь духовного и телесного освобождения от болезней души и тела. Так зачиналось паломничество. Милость Господа, явленная через воду источника, укрепляет в людях веру, надежду на прощение и отпущение грехов.

Почитание святых источников происходит по всей тамбовской земле, практически во всех её уголках. Сегодня на территории Тамбовской области авторами отмечается наличие 92 особо чтимых источников, находящихся в зоне повышенного внимания не только местных жителей, но и многочисленных паломников. Наиболее известными среди них являются святые источники святителя Питирима в Тамбове, великомученицы Варвары в Кушниковой дубраве, недалеко от Кирсанова, и иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в деревне Вердеревщина Бондарского района Тамбовской области. Эти источники воспринимаются как имеющие древнюю историю чудесного, исцеляющего воздействия на душу и здоровье людей. Наименее изученным из них, но часто упоминаемым является святой источник, освящённый в честь великомученицы Варвары, живописно разместившийся в Кушниковой дубраве по­близости от Кирсанова.
Этимологический анализ топонимики здешней местности позволяет достаточно точно определить происхождение старинного названия самого урочища. «Житель кущи» (густого дремучего леса) – именно так, по определению В. И. Даля, понималось слово «кушник» во времена безудержных царских охот лихолетья Ивана Грозного. В свою очередь, это слово происходило от слова «кушня», которым обозначались шалаш, временная лачуга в лесу, а то и просто навес, специально сооружавшиеся в непроходимой лесной чаще для охотничьих нужд. Кушник, охотник, размещавшийся в кушне, иногда неделями уединённо жил в ней до начала охоты. От мастерства и умения кушников, выполнявших функцию загонщиков, нередко зависел успех царской охоты. Кушники жили во всех царских угодьях, за усердие выделялись царём, наделялись землёю, иногда возводились в дворянское достоинство, стяжали иные знаки монаршего внимания. Так и возникали древние нетитулованные русские дворянские роды Кушниковых, первое упоминание о которых относится к 1560 году. При этом многие Кушниковы хотя и носили эту фамилию, не являлись родственниками в привычном смысле слова. Их объединяла подмеченная царём общая удачливая приверженность избранной охотничьей профессии.
Поэтому и сведения о Кушниковых содержатся в VI и VII частях «Общего гербовника дворянских родов Российской империи» (родословные книги Московской, Владимирской, Казанской, Тамбовской, Ярославской и Таврической губерний). Высшие знаки монаршего благоволения и общественное признание Кушниковы снискали безупречной службой, безграничной преданностью, чувством долга, самоотверженностью и беззаветным мужеством. Их имена включены во многие памятные книги разных губерний Российской империи.

Из Указа о наделении Кушниковых поместьями
Владимир Михайлович Кушников с
женой Александрой Дмитриевной. Перед
отъездом на фронт в ноябре 1914 года

Кушниковы были хорошо известны как благотворители, на свои средства возводившие и реставрировавшие церковные храмы. На вышневолоцкой земле до сих пор сохраняется память о первом в этих местах Троицком на Овинчищах Кушникове монастыре, владевшем в лучшие свои годы двадцатью деревнями до разрушения в Смутные времена озверевшими ляхами и литовцами. А воздвигнута сия обитель была здешним помещиком на собственных землях. Имя его народная молва увековечила, включив в название монастыря. Близ Чебоксар по сей день является действующим каменный двухпридельный храм в честь Преображения Господня, сооружённый в 1735 году «тщанием и на средства помещика Александра Александровича Кушникова». В должности «первенствующего члена Комиссии для строения в Москве Храма Христа Спасителя» московский губернатор Сергей Сергеевич Кушников вместе с патриархом Филаретом сильно повредил архитектору Витбергу, настояв на переносе строительства храма с Воробьёвых гор на нынешнее его место.
В 1830 году стараниями его родного брата, действительного статского советника Григория Сергеевича Кушникова, было расширено здание храма Рождества Xристова в посёлке Барвиха под Москвой, а в трапезной устроен придел Тихвинской иконы Божией Матери. В Крыму Григорий Сергеевич Кушников пожертвовал 300 тыс. рублей ассигнациями девичьему учебному заведению в Керчи, созданному по типу Смольного института. Институт стал носить его имя. На средства Григория Кушникова были также «закуплены все церковные сосуды и одежда» и принесены в дар институтской церкви.
Весьма приметный след и добрую память оставили Кушниковы на тамбовской земле. Высокая степень духовности в сочетании с соблюдавшимися поведенческими нормами отличали и женщин этой славной и благочестивой фамилии. Числившиеся в списке дворян Тамбовской губернии помещицы Пелагея Карповна Кушникова и Афимья Васильевна Кушникова постоянно заботились о проявлении своей благодарности Богу через совершение жертвы. Они жертвовали Богу «от чистого сердца и с чистой душой». Маргарита Карповна Кушникова пожертвовала 3000 рублей на строительство освящённого в 1798 году нового каменного Вознесенского храма в тамбовском Вознесенском женском монастыре, построенном «в 1690 году по благословению Преосвященного епископа Питирима коштом благотворителей градских тамбовских» и позднее спасённом лично губернатором Г. Р. Державиным от разорения.

Мемориальная доска на здании бывшего
Кушниковского института благородных
девиц Таврической губернии в Керчи

На деньги Любови Александровны Кушниковой и её мужа, премьер-майора и предводителя тамбовского уездного дворянства Николая Ивановича Сатина, в 1816 году в 35 километрах от Тамбова была сооружена знаменитая Ахтырская церковь, о чём свидетельствует мемориальная доска. Во многих источниках супругой Николая Ивановича Сатина называется Евдокия Степановна Кушникова. Однако, по мнению авторов, это утверждение нуждается в уточнении. По документам из Российского государственного архива древних актов, с которыми авторов любезно познакомила ныне проживающая за границей Алла Михайловна Беляева, прямая продолжательница рода Кушниковых, явствует, что женой героя войны 1812 года Николая Ивановича Сатина была именно Любовь Александровна, в соответствии с поколенной росписью, принадлежавшая к шестому поколению рода Кушниковых.
Так на территории Рассказовского района появилась первая каменная церковь, имевшая три престола и воспринимавшаяся современниками жемчужиной церковной архитектуры. Её главный престол был освящён в честь иконы Ахтырской Божией Матери. Его Высокопреосвященство митрополит Тамбовский и Рассказовский Феодосий после осмотра полуразрушенного после революции Ахтырского храма призвал к его воссозданию. Владыка подчеркнул, что при восстановлении сего величественного сооружения необходимо сохранить его облик, так как многие архитектурные элементы храма «являются редким явлением в церковном зодчестве».
Кушникова дубрава, уникальное творение природы, длиною почти в два километра, шириной в полтора, расположилась северо-восточнее села Оржевка и восточнее села Масловка Умётского района Тамбовской области. Этот удивительный уголок первозданной природы выглядит одиноким, заросшим густым лесом зелёным островком посреди выжженной солнцем равнины. Село Оржевка считалось крупным ещё в XVIII веке. Тогда там уже проживало более трёх тысяч человек. Вероятно, много ранее хорошо известный местным жителям кушник столь ревностно оберегал заветную чащу и водившееся в ней зверьё для боярских охотничьих забав, что сама дубовая роща со временем приобрела название Кушниковой дубравы. О древности источника, расположенного близ ручья Оржевка, протекающего по дну глубокого оврага, протянувшегося посреди Кушниковой дубравы, свидетельствуют известные с XVIII века рукотворные пещеры, в которых селились монахи-отшельники, познавшие необычайную силу целебной воды святого источника. Известно, что тогда над источником возвышалась деревянная часовенка, внутри которой находилась икона великомученицы Варвары. Рассказывают, что образ великомученицы был обнаружен чернецами при ископании родника. Однако позднее отшельники были изгнаны из святого места разбойниками, обосновавшимися в пещерах после разгрома пугачёвского бунта. Люди боялись посещать дубраву, но путь к Варваринскому источнику не забыли.
В начале XIX столетия произошло возрождение источника, связанное с чудесным исцелением от тяжкого недуга крестьянина села Оржевка Прокопия Никитина, весть о котором ставшие свидетелями селяне разнесли по многим уголкам губернии. Но тихая радость стремящихся к чудодейственному роднику людей была недолгой. Разбойные люди-кощунники надругались над святыней: бросив икону с ликом Варвары в огонь, они засыпали святой источник.
Однако интерес народа к Кушниковой дубраве и её святому вновь пробившемуся источнику не иссякал. Вскоре это приметное место привлекло внимание настоящего православного подвижника о. Василия Голубева. На заработанные сельскохозяйственным трудом деньги он основал и обустроил здесь мужской монастырь в честь святого благоверного князя Александра Невского. Годом основания мужского Александро-Невского в Кирсановском уезде монастыря стал 1890-й. А строительство главного пятиглавого монастырского собора было закончено почти через 17 лет. Освящение престола состоялось 7 октября 1907 года. И хотя сооружение основного храма несколько затянулось и монахи обходились устроенной в третьем этаже братского корпуса небольшой домовой церковью с престолом, освящённым во имя святой великомученицы Варвары, традиция совершения крестного хода к источнику сразу возобновилась, стал пополняться список исцелений от целебного источника. Особенно много случаев исцеления отмечалось при проблемах со слухом и врожденных дефектах речи.
Монастырь обустроился довольно быстро. Уже в первые годы существования внутри быстро возведённой красивой ограды появились два 3-этажных корпуса и один 2-этажный. Рядом с монастырём принимала гостей-паломников 2-этажная гостиница. Чуть дальше разместились добротно сделанные хозяйственные постройки – ледник, погреб, вместительный амбар и мастерские. Поодаль, уже за оврагом, располагались скотный и конный дворы.
Весьма любопытным представляется и личный состав братии Кирсановского Александро-Невского монастыря. К первому десятилетию со дня основания в обители числилось 35 человек, средний возраст которых составлял на тот момент 38 лет. При этом непосредственно в монашеском звании были 17 из них, т. е. меньше половины. По социальному происхождению большинство монахов и послушников принадлежало к крестьянскому сословию. Возможно, поэтому 31 из них не умел ни писать, ни читать. Такого высокого уровня неграмотности не наблюдалось ни в одном из монастырей Тамбовской епархии. Поразительным является и национальный состав насельников монастыря. В отличие от других монастырей здесь кроме представителей великоросской национальности проживали четыре мордвина и один малоросс. К началу второго десятилетия существования монастыря численный состав его насельников вырос до 59 человек.
Кирсановский мужской монастырь не прославился своими рукоделиями. Послушники занимались в основном видами работ, которые относятся к сфере обслуживания и улучшения быта самих монахов. Среди них значились портной, хлебник, конюх, пастух, пчельник. Разные работы поручались десяти насельникам, которые не имели определённых послушаний. Некоторые имели церковные послушания (пономарь, ктитор). А двое насельников (монах и послушник) от послушаний вообще были освобождены.
Монастырь пользовался широкой известностью не только среди верующих Кирсановского уезда. Представители разных слоёв населения, жители ближних и дальних деревень и городов приходили сюда благодаря главной местной святыне – источнику святой великомученицы Варвары. В 1901 году у источника были зафиксированы паломники из Пензенской и Саратовской губерний. Христианская традиция добавила к почитанию источника праздник  – Варварин день (17 декабря). Считается, что вода в священном ключе в этот день обладает теми же свойствами, что и крещенская.
C немалым интересом, волнением и трепетом паломники посещали сохранившиеся ещё с ХVIII века пещеры, имевшие вид узких (менее метра) длинных коридоров, перекрытых сводчатыми потолками. Ответвления от коридоров заканчивались нишами и небольшими кельями. Прорытые глубоко под землёй, в плотном пласте жирной глины, коридоры не сохранили облицовки. Также не было обнаружено и следов укрепления стен в пещерах. Проблемой обеспечения безопасности жизни и здоровья паломников при посещении пещер Кирсановского мужского монастыря обеспокоился лично его настоятель игумен Пахомий. Для освидетельствования технического состояния пещер им был приглашён известный специалист в этой области, тамбовский епархиальный архитектор Ф. А. Свирчевский, чей творческий почерк блистательно проявился при разработке таких крупных общественных зданий, как дом Дворянского собрания и здание Тамбовского отделения Русского музыкального общества, выполненных в соответствии с методами модного тогда функционального проектирования. Вывод Свирчевского о безопасности посещения монастырских пещер вскоре был подтверждён и горным инженером Александровым.
После революции Кирсановский мужской монастырь был закрыт. Большая часть братии оставила святую обитель. Некоторое время службы шли в Александро-Невской церкви. Жизнь в бывшем монастырском храме поддерживали иеромонахи Алипий и Иезекииль, монах Никанор и бывший монастырский просфорник. После закрытия храма богоборческой властью они жили в землянке, духовно окормляя местных жителей. Вскоре монастырские храмы и хозяйственные постройки были разрушены, растащены на стройматериалы, пещеры местами обрушены и засыпаны, священники выселены и репрессированы.
Источник святой великомученицы Варвары со временем пришёл в запустение. Его всё труднее было отыскать в заросшей и словно закрывшейся от всех Кушниковой дубраве. Редкие путники приходили сюда, дивясь местной природе, и с волнением прикасались к чистой целебной воде до времени затаившегося святого ключика…

Владимир ГАЗЕТОВ,
член Союза журналистов Москвы,
Максим ВЕТРОВ, краевед

P.S. В настоящее время источник восстановлен и облагорожен. Построена купальня.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *