Партизаны медийных войн

В современном глобализирующемся мире информационное пространство характеризуется возникновением качественно новых образований, стремительно включающихся в борьбу на стороне традиционных субъектов геополитической конкуренции – государств, различного рода межгосударственных союзов и военно-политических блоков. Складывание сообщества происходит дистанционно с применением возможностей телекоммуникационных сетей общего пользования. Отличительной чертой такого виртуального сетевого сообщества является неограниченная возможность производства и передачи информации с максимальной скоростью. Именно это превращает виртуальное сетевое сообщество в идеальный инструмент для формирования общественного мнения в национально-патриотическом ключе в условиях военно-политического конфликта, социально-экономического или иного кризиса.
Внутренняя структура виртуальных сетевых сообществ составлена, как правило, из достаточно разрозненных, но соразмерно мыслящих индивидов. Виртуальные сообщества, по мнению одного из авторитетных мыслителей современного мира Мануэля Кастельса, являются закономерным продолжением традиционно сформировавшихся структур общественной жизни. Виртуальные системы предоставляют реальные возможности включиться в действие не только в условно-сказочном пространстве, но и как бы во вполне реальном мире. Высокая мобилизационная готовность способствует практически мгновенному привлечению поистине неограниченного количества активных участников. Члены такого сообщества объ­единяют свои интеллектуальные и технические ресурсы для достижения одной общей цели (или боевой задачи) через информационную сферу. В результате широкого распространения высоких технологий стало возможным оказание эффективного оперативного и долгосрочного, избирательного и массового информационного воздействия на сознание, волю, чувства и эмоции как отдельных групп людей, так и всего населения в целом.
Виртуальные конгломерации, достаточно легко и практически стихийно складывающиеся из любого количества разнородных субъектов информационно-психологического воздействия, обладают высокой способностью к мобильному маневрированию силами и средствами, стремительному наращиванию потенциала для осуществления внезапной или ожидаемой информационной атаки любой категории сложности и интенсивности. Разумеется, западные разведслужбы не могли оставить без внимания открывающиеся возможности для вмешательства во внутренние дела суверенных государств в качестве «мягкой силы». Деятельность виртуальных сетевых сообществ способствует созданию количественного и качественного превосходства официальной точки зрения в обществе путём внедрения в групповое, массовое или общественное сознание стойких ассоциаций, схем и стереотипов, соответствующих стратегическим целям организаторов информационной кампании. Формирование общественного мнения в направлении одобрения и поддержки политических действий собственного правительства является основной задачей участников виртуальных сетевых сообществ, идейно или организационно связанных с государственными структурами, превращая их в добровольных соратников осуществления официальной политики.

Информационные атаки, предпринимаемые виртуальными сетевыми сообществами западных стран, координирующими свои действия с национальными правительствами, направлены против стран-мишеней, или «хрупких стран», как называл известный «специалист» по организации социальных катаклизмов британец Джеймс Ле Мезюрье страны, намеченные к переформатированию, т. е. к смене режима. Как правило, эти сообщества не носят открытый, явный характер. Поэтому достигаемый ими поражающий эффект проявляется не явно, а постепенно и неотвратимо, попутно закрепляя и многократно воспроизводя поражающее действие. Речь идёт о распространении и внедрении в сознание пропагандистских идейно-политических установок, обеспечивающих возникновение и последующую активизацию процесса ментальных и социальных мутаций. Подобное «заражение» вирусами подрывной идеологии имеет неминуемые пролонгированные последствия, выражающиеся в длительном и латентном течении процессов полной дезинтеграции общества – деморализации различных слоёв населения, перерождении элит, доминировании настроений социального пессимизма, неверия в будущее, обострении противоречий между властью и обществом. Действенность информационных атак, осуществляемых виртуальными сетевыми сообществами, многократно усиливается благодаря так называемому коммуникативному резонансу  – явлению массового сознания, возникающему вследствие соответствия информационного воздействия ожиданиям масс.
Это позволяет говорить о появлении нового вида нелетального оружия, дополняющего арсенал оружия физического уничтожения, которое в данном контексте может рассматриваться как оружие символического уничтожения, нацеленное на духовные, ценностно-мотивационные сферы деятельности и поэтому не менее разрушительное. Число участников войн, ранее дополняющееся за счёт негосударственных, нерегулярных вооружённых формирований, сегодня растёт благодаря постоянно вовлекаемым в водоворот событий как отдельным гражданским лицам, так и хорошо организованным группам, образующим целые волонтёрские виртуальные сообщества.
Стремительное совершенствование методов ведения информационно-психологической войны уже привело к естественному разделению боевых действий в информационном пространстве на операции, осуществляемые специальными службами и подразделениями вооружённых сил, и диверсионные (по сути, партизанские) подрывные акции информационно-психологического характера, осуществляемые перманентно включающимися в информационно-психологическую войну волонтёрами. Аккумулирование последних под лозунгом достижения конкретных целей и результатов означает завершение консолидации некоего виртуального социального сообщества, представляющего собой идеальную форму организации современного диверсионно-разведывательного формирования для ведения «партизанской войны» в информационном пространстве. Сетевое сообщество осуществляет скрытое децентрализованное проникновение и массированное воздействие на государственные и общественные структуры. Структурные элементы такого сообщества сохраняют высочайшую степень мобильности, сравнимую только с мобильностью самого формирования. Самоликвидация виртуального сообщества означает лишь его временное исчезновение в информационном пространстве с последующим переформатированием и появлением в другом месте и в другом качестве.
Мягко и весьма доброжелательно характеризуя добровольцев виртуальных сообществ как «технически подкованных, но социально неумелых людей», американка Маргарет С. Эллиотт из Калифорнийского университета в Ирвине (UC Irvine) предлагает учитывать, что они «сходятся на больших расстояниях в средах, где люди редко, если вообще когда-либо встречаются лицом к лицу в виртуальной организации». Подразумевается, что именно из этого и вытекает необходимость идеологической обработки личного состава добровольных сетевых сообществ средствами спецпропаганды. Вежливое напоминание, похожее на окрик, «Думайте о свободе слова, а не о бесплатном пиве!» используется для того, чтобы подчеркнуть «важность защиты свободы». Яснее не скажешь. Свобода по цене бесплатного пива…
В последнее время достоянием широкой публики становятся некоторые организационные аспекты тайного сотрудничества виртуальных коллективов с представителями спецслужб. По мнению известного специалиста в сфере информационной борьбы профессора Андрея Манойло, взаимодействие профессиональных спецпропагандистов, ведущих участников информационно-психологического противостояния и волонтёров виртуальных социальных сообществ «создаёт благоприятные условия для ведения широкомасштабной разведывательной, диверсионной и партизанской войны в информационно-психологическом пространстве государств-конкурентов».
На страницы западных СМИ проскальзывает информация, свидетельствующая о существовании целой системы рекрутского формирования виртуальных сетевых сообществ, осуществляемого госструктурами стран – членов НАТО и США. Набор осуществляется в студенческих кампусах из студентов гуманитарных факультетов. Будущие волонтёры информационных войн направляются на учебную практику в военные структуры, профессионально занимающиеся пропагандистской деятельностью. К работе с ними привлекаются военные психологи, журналисты, PR-специалисты, сотрудники разведки. Прошедшие подготовку могут самостоятельно представлять национальные интересы государства как в интернете, так и на других общественных площадках в рамках негосударственных связей с общественностью за рубежом.
Одним из первых к массированной подготовке добровольцев для медийных баталий приступил Израиль, ведущий постоянную то затихающую, то обостряющуюся виртуальную битву с идейными противниками в Палестинской автономии. Репортёр газеты Washington Post Тони Ромм обратил внимание на «собственные войны в интернете», которые ведут добровольцы информационных войн с обеих сторон, «распространив свои неформальные политические кампании на такие популярные платформы, как Facebook и Twitter». Активная информационная поддержка, осуществляемая государственными структурами и привлекаемыми ими волонтёрскими виртуальными социальными сообществами Израиля, встречает мгновенное и хорошо организованное противодействие со стороны палестинских сетевых активистов. Особую остроту и массовость информационные схватки на Ближнем Востоке приобретают в период военных операций Израиля в секторе Газа. «Количество подписчиков групп и статусов по обе стороны «войны в Газе», – сообщает Ромм, – достигает отметки в Facebook в один миллион уже к концу недели».
Проводимая Израилем в мае 2021 года антитеррористическая операция умиротворения силой под названием «Страж стен» встретила ожесточённое сопротивление палестинских группировок, объявивших переход к атакующим действиям под лозунгом «Меч Аль-Кудс». Профессор-арабист университета Бар-Илан Мордехай (Моти) Кейдар одной из причин последнего палестино-израильского конфликта назвал TikTok – визуальную, ориентированную на молодёжь социальную сеть. Похожее определение происходящих событий принадлежит сотруднице Израильского института демократии Техилле Шварц Альтшулер, назвавшей майское противостояние TikTok-интифадой. В сервисе TikTok (платформа принадлежит Китаю и имеет около 730 миллионов пользователей) в Газе стремительно распространилось видео израильского автомобиля под градом камней, врезающегося в толпу. В арабских соцсетях появилось множество видео из TikTok с оскорбительными выпадами в отношении религиозных евреев. Особенно возмутило израильтян видео, на котором палестинский подросток с призывом следовать его примеру даёт пощёчину ехавшему в трамвае ортодоксальному еврею.
Сегодня, как никогда ранее, пишет Джеймс Болл в старейшем британском консервативном журнале The Spectator, проявляется негативная способность соцсетей к радикализации людей и разжиганию протестов. Соперничество за лайки и просмотры побуждает молодых активистов использовать любой уличный инцидент, для того чтобы в считаные минуты снять, отредактировать, выложить в сети и распространить видео среди миллионов людей. При этом можно утверждать, что контент экстремистского содержания пользуется в сети наибольшим спросом, а резкие и бескомпромиссные комментарии усиливают напряжение между обеими сторонами конфликта, приводя к ещё более ожесточённым беспорядкам.
Испанская интернет-газета левопрогрессистского направления elDiario.es привела слова известного израильского эксперта по социальным сетям Нива Кальдерона, откровенно утверждавшего, что «идёт медийная война, и каждый гражданин, каждый пользователь интернета – это своего рода солдат». Старейшая ежедневная израильская газета Haaretz сообщала о планах канцелярии премьер-министра «сформировать тайные подразделения в семи израильских университетах для распространения произраильской пропаганды». Университеты и профильные учебные центры были обложены рекрутерами и вербовщиками. Речь шла о формировании «в каждом университете дипломатических групп, структурированных в полувоенном режиме». Ответственность была возложена на бывшего директора пресс-службы правительства Даниэля Симана, известного своими публикациями в Facebook расистских и исламофобских материалов.
Активными лобби пропагандистских инициатив, координирующими деятельность с правительством, являются университеты Bar-Ilan, Еврейский и Бен-Гуриона. Подготовкой сетевых активистов занимается Междисциплинарный центр в элитном местечке Герцлия близ Тель-­Авива (Interdisciplinary Center at Herzliya, IDC), не скрывающий устойчивых связей с разведкой. IDC Герцлии входит в первую сотню Шанхайского рейтинга мировых университетов по политологии. При IDC в Герцлии существует центр современных технологий для СМИ – Asper Institute for New Media Diplomacy, предлагающий помощь в проведении эффективных информационно-пропагандистских кампаний в новых медиа. Учёные и студенты Asper Institute работают над трансляцией аудиовизуальной информации через новые медиаплатформы, социальные сети, блоги, вирусные маркетинговые кампании и радио IDC. Институт также проводит академические исследования по изменению общественного мнения на виртуальных аренах, работает со студентами над созданием видео-, аудио- и письменного контента пропагандистского характера для использования в новых медиаканалах, таких как блогосфера, виртуальные миры, социальные сети, компьютерные игры, подкасты и многое другое.
Несколько лет назад университет в Хайфе открыто объявил о наборе на курс кибервойны «для борьбы с делегитимизацией Израиля в интернете». С этой же целью был создан Саерет хасбара (пропагандистский патруль). Задачей «патрульных» групп сетевого сообщества является мониторинг и оперативное реагирование на антиизраильские проявления в мире. Инициатором создания пропагандистского патруля стал бывший министр стратегического планирования, а ныне посланник в США Гилад Эрдан. На основе его предложения программа Саерет хасбара приобрела статус общественно-государственной структуры и получила финансирование в размере 260 млн шекелей в год. В университетах и колледжах США успешно действует произраильская организация Hasbara Fellowships, работающая с проявившими лидерские способности студенческими активистами. Молодёжным вожакам за счёт средств Hasbara предоставляется пропагандистская поездка в Израиль, где они получают навыки формирования произраильских организаций в своих студенческих кампусах. Более 3000 студентов их 95 кампусов уже прошли подготовку в Hasbara. Колумнист американского цифрового издания с онлайн-репортажем The Forward Джош Натан-Казис сообщает о реализации программ обучения лидерству не только старшеклассников и студентов колледжей, но и взрослых.
Государственная поддержка блогеров проявляется в раздаче им пресс-карт GPO Card правительственного бюро прессы (ЛААМ). Это означает признание фактического равенства в правах блогеров и штатных сотрудников СМИ. Блогеры – «это те же журналисты», заявила правительственная комиссия. Новое удостоверение означает государственную аккредитацию, которая позволяет присутствовать на официальных мероприятиях и получать доступ к информации наряду с профессиональными журналистами. Один из волонтёров виртуального сетевого сообщества рассказал журналистам англоязычной израильской газеты The Jerusalem Post о небывалом подъёме патриотических чувств, испытываемых в процессе работы. «При совместной работе, имея общие цели и ценности, вы ощущаете невероятную мощь в ландшафте социальных сетей».
Легионы добровольных помощников израильских спецслужб наводнили социальные сети пропагандой, блокирующей критические материалы о стране. Наглядным примером кураторской функции спецслужб в работе с молодыми «кибер-воинами» является проект Act.il со штаб-квартирой в Герцлии. Генеральный директор Act.il Ягден Бен Йосеф, бывший разведчик, не скрывает регулярных неофициальных контактов с Shin Bet (служба контрразведки и госбезопасности). «Мы знаем друг друга, – сказал Бен Иосиф американскому цифровому изданию The Forward. – Мы разговариваем друг с другом. Мы работаем вместе». Он также признал, что персонал Act.il в основном сформирован из бывших сотрудников израильской разведки. «Цель проекта, – говорит ветеран спецслужб, – создание сильного и эффективного онлайн-сообщества, способного быстро изменить повестку дня». Представители израильской разведки считают Act.il прекрасной инициативой, которая приводит сторонников Израиля в одно и то же место под одним и тем же видением онлайн-помощи государству. ­Act. il – это новый вход в онлайн-пропагандистскую войну.
Кураторы из спецслужб подчёркивают, что в проекте задействованы не наёмные работники, а волонтёры, выполняющие работу по собственной воле. «Участие реальных активистов является ключом этой концепции». Поэтому руководство Act.il отказалось от идеи создания ботнета для автоматизации выполнения задач в социальных сетях. Вместо привычных ботов и хакеров здесь тысячи иностранных добровольцев, которые направляются «в рой социальных сетей». Act.il производит произраильский веб-контент без логотипа и распространяет его другим группам. Act.il трудно контекстуализировать в рамках традиционных интернет-пропагандистских кампаний. Любопытное определение предложил киберпредставитель Центра глобальных правовых проблем Йельской школы права, назвавший это «формой информационной операции, обеспечиваемой методами краудсорсинга, в сочетании с сильным идеологическим мотивом, подкреплённым авторитетным обращением».
Сегодня организация насчитывает 20 000 добровольцев из 41 страны и семь филиалов в американо-еврейских общинах по всем Соединённым Штатам. На её веб-сайте зарегистрировано 7,8 млн визитёров. Израильская интернет-газета The Times of Israel характеризует Act.il как «одну из самых быстрорастущих и эффективных израильских пропагандистских групп». В целях поощрения волонтёрам начисляются баллы за выполненные миссии. Активисты с самым высоким рейтингом выполняют по пять-шесть миссий в день. Лучшие из них выигрывают призы: поздравительное письмо от министра правительства или статуэтку Давида Бен-Гуриона, премьер-министра – основателя Израиля. Волонтёр, сделавший лучший «выстрел в онлайн-пропагандистской войне», поощряется экзотическим призом – путешествием на воздушном шаре над Израилем.
В свою очередь палестинские активисты организовали мощный контрпропагандистский заслон в виртуальном мире, увидев в этом возможность асимметричного электронного ответа израильтянам, обладающим неоспоримым военным преимуществом в мире реальном. Интифада переместилась из реальной жизни в виртуальное пространство. В Чикаго появилось некоммерческое онлайн-издание «Электронная Интифада» (The Electronic Intifada – EI), выступающее с откровенно пропалестинских позиций. Ещё одним ресурсным центром, придерживающимся непримиримых взглядов, является Бадильский информационный центр. Тенденциозную пропагандистскую информацию распространяет и сеть так называемых электронных мемориалов, посвящённых памятным местам и событиям палестинской истории. Профессор Бостонского университета Ричард Ландес описал целую индустрию видеофальшивок, производимых палестинскими активистами. Он даже изобрёл термин «Палливуд» (палестинский Голливуд) «для описания постановочных сюжетов, представляемых под видом новостей». Так, в объектив беспилотника попала похоронная процессия в Дженине, в ходе которой один из людей, нёсших гроб, споткнулся, и тело якобы убитого израильтянами араба выпало на землю. Однако вскоре «покойник» довольно ловко забрался назад в гроб и процессия как ни в чём не бывало тронулась дальше.
В разработке технологий и проверке практик, повышающих эффективность добровольных сетевых сообществ, нередко участвуют видные учёные из известных научных центров. Одним из «достижений» в этом роде можно считать тактику онлайн-пропаганды под названием «флуд» (наводнение). По словам профессора права Колумбийского университета Дэвида Позена, «флуд» – это «взрыв большого количества контента в определённом веб-пространстве». В интернет-форумы и чаты предельно быстро, мобильно и скоординированно вбрасываются однотипные сообщения. «Вы просто отвлекаете внимание от нежелательной информации и используете недостаток внимания слушателя, чтобы нейтрализовать возможный эффект сообщений», – добавляет Позен.
Бригадный генерал Сима Вакнин-Гил, десять лет прослужившая в военной разведке в должности главного цензора ВС Израиля, несколько видоизменила предложенную Позеном тактику. На форуме разработчиков технологий она заявила: «Я хочу создать сообщество бойцов» с целью «ограничить деятельность антиизраильских активистов» и «затопить интернет произраильским контентом». Позднее она уточнила, что планирует «наводнить интернет» израильской пропагандой, которая будет публично дистанцирована от правительства. Однако дистанцироваться не получилось. Независимый журнал The Seventh Eye, занимающийся журналистскими расследованиями в сфере СМИ, сумел установить факт выделения правительством 740 000 долларов США «для продвижения контента в социальных сетях и поисковых системах, включая Google, Twitter, Facebook и Instagram». И ведомство, которым руководит госпожа Вакнин-Гил, заплатило издателю самой продаваемой ежедневной газеты Израиля 100 000 долларов за публикацию статей и видеороликов с нападками на противников политики правительства. Пикантности ситуации добавило то, что газета Yedioth Ahronoth и её веб-сайт Ynet, даже не упомянувшие, что речь идёт о платном контенте, сегодня известны как главные критики действующей власти.
Современная военная доктрина предполагает привлечение к военным действиям широких масс. Субъектами информационной войны становятся не только специальные подразделения вооружённых сил, но и представители широких слоёв общества. Виртуальные сетевые сообщества, выступая скрытыми агентами государств-конкурентов в их гибридных войнах, остаются для противника рассредоточенными и неузнаваемыми, истинными партизанами медийных войн. Их информационные атаки практически неотразимы.
В последнее время на фронтах информационной войны происходит серьёзная перегруппировка сил. Хакеры, эти признанные гренадеры медиасражений с их по-терминаторски лихими кибератаками, постепенно и незаметно уступают свои лидерские позиции. Но и распространяемая через TikTok человеконенавистническая пропаганда, питающая неприятие иных взглядов на мир, подстрекающая к насилию, национальной и религиозной розни, несмотря на свою экспрессивность, также не вызывает доверия обывателя, желающего получать правдоподобную информацию о происходящих событиях из надёжных, внушающих доверие источников. Предельно тенденциозная и лишённая позитивного смысла позиция авторов TikTok вызывает нездоровый интерес только у ярых сторонников транслируемого здесь пропагандистского контента. А придать ему хотя бы видимость правдоподобия у них не получается из-за боязни потерять вожделенные лайки и репосты.
Военные конфликты последних месяцев, происходящие в различных уголках планеты и сопровождающиеся противостоянием в социальных сетях, выявили бесспорное превосходство ярких и легко запоминающихся образов в борьбе за общественное мнение. Вирусный видеоролик, в считаные дни набирающий миллионы просмотров, фотоснимок, останавливающий взгляд и растиражированный мировыми СМИ вкупе с внешне непредвзятым комментарием в 140 строк, – именно они рисуют сегодня приемлемую информационную картину и обеспечивают количественный перевес пропагандируемой точке зрения в массовом сознании.

Владимир ГАЗЕТОВ,
кандидат исторических наук, профессор Академии военных наук РФ;
Вадим ХОМЕНКО,
кандидат педагогических наук, профессор Военного университета МО РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *