Казаки и начало истории Мичуринского района

В разговорах и беседах я, как атаман, часто слышу, что не могут быть в Тамбовской области и, в частности, в Мичуринском районе казаки. Откуда, мол, в Мичуринском районе казаки? Если только «ряженые». Да, не скрываю, и ряженые есть, и клоуны, но потомки казаков, живущие на мичуринской земле, до сего времени несут в своём сердце зов своих предков. Не просто живут, а проповедуют делом и словом родовой казачий дух! Живут и берегут память о своём казачьем роде, передавая из уста в уста семейные предания о славных делах своих предков.

Казаки, заселившие мичуринскую землю во время битв на Белгородской черте, стали основателями Кубанского казачьего войска, внесли свой вклад в историю Оренбургского, Уральского, Донского казачьих войск и, конечно же, оставили в истории России свой героический след, в том числе и в истории Мичуринского района. И глупо отрицать то, что были казаки на мичуринской земле. Читайте, граждане, историю! История земли мичуринской говорит нам о том, как и где появились казаки на южных границах Дикого поля.

Итоги войны c Польшей 1632–1634 годов заставили правительство принять решение по укреплению рубежей южных окраин России и построить сплошную оборонительную линию по границе Дикого поля. Началось строительство оборонительных укреплений засечных черт Белгородской оборонительной черты. В 1635 году приступили к возведению города-крепости Козлов, в районе которого Белгородская оборонительная черта соединялась с Симбирской засечной чертой.

Для строительства крепости и охраны новой границы южных рубежей были нужны люди. Обслуживание и охрана засечных черт, в том числе крепостей, требовали поселения служилых людей для проживания на границе. Вокруг города-крепости Козлов стали размещать переселенцев из других районов России. Обширные территории вокруг города-крепости стали заселяться и обустраиваться боярскими детьми, стрельцами, пушкарями, драгунами, солдатами полков иноземного строя и, конечно же, казаками. На территорию Козловского уезда переселились казаки с Дона и Украины. Казаки строили свою жизнь на новой территории согласно традициям и обычаям казацкого Дона и запорожских казаков.

Правительство разрешало жить казачьим сотенным устройством и сохранять казачьи традиции. Следует сказать, что, в отличие от других районов Тамбовской области, только в Козловском уезде жили поместные атаманы и черкасы. Поместные атаманы наделялись земельными наделами, так же как и боярские дети. К примеру, в Хмелевской слободе атаманы получали по 20 четвертей пашни и по 50 копен сенокосных угодий. Атаманы, проживавшие в Устьинской и Борщевской слободах, получали за свою службу от 25 до 50 четвертей пашен и от 50 до 100 копен сенокосных угодий. Фамилии поместных атаманов могут и сейчас встретиться на территории бывших поселений казаков: Андросов, Анцифиров, Бессонов, Белоусов, Болобанов, Боровский, Быковский, Воропаев, Востриков, Гаврилов, Глазнев, Мордасов, Невзоров и другие.

Наиболее близко к крепости основаны слободы Донская и Заворонежская. В Донской слободе, на берегу реки Лесной Воронеж, обосновались казаки с Дона и Украины. Для охраны другой части крепости украинскими казаками под предводительством атамана-гетмана Фомина на берегу рек Лесной Воронеж и Серебрянка в 1636 году основана слобода Заворонежская.

В первые годы недалеко от города-крепости Козлов стали образовываться слободы: Борщевская, Донская, Хмелевская. В 1639 году воевода Р. Боборыкин расселил в Хмелевской, Борщевской и Устьинской слободах 196 донских и запорожских казаков.

В 1650–1652 годах князь Несвитский составил описание слободы Устьинской: «Слобода Устьинская на устье реки Польного Воронежа, в ней церковь Архангела Михаила. В том же селе за поместными атаманами поместья. И всего в Устьинской слободе 70 дворов атаманских, а людей в них 320 человек. Пашни паханые, добрые земли, 600 четвертей, да дикого поля на пашни 2480 четвертей, сена меж поль и по заполью, и по ржавцам 600 копен».

В строельной книге Козловского уезда 1635–1637 годов сказано: «В Козловском же уезде стан Устенской; а в нем, по государеву указу, устроены атаманы поместные: Слобода Борщевская Поляна на реке на Лесном Воронеже, поселились вново поместные атаманы, а в ней под церковь и под дворы… В той же Борщевской слободе устроено поместных атаманов 30 человек… за поместным атаманом за Степаном Исаевым сыном Боровского. За поместным атаманом за Васильем Михайловым сыном Шатского. За поместным атаманом за Мокеем Семеновым сыном Кирьянова».

Позже (в 1650–1652 гг.) князь Данила Несвитский составил описание этого населённого пункта: «Всего в Борщевой слободе было 35 атамановых дворов, где проживало 110 человек».
Из строельной книги Козловского уезда 1635–1637 годов: «В том же Устенском стану слобода Хмелевая за Польным Воронежем, поселились вново поместные атаманы, а в ней под церковь и под дворы… В той же Устенской слободе устроено поместных атаманов 60 человек, а на усады им места в длину по 70 сажень, а поперег по 20 сажень человеку, да дикого поля на пашню по обе стороны Польного Воронежа… а за кем за атаманы именем в той слободе Хмелевой… За поместным атаманом за Захарьем Петровым сыном Курпнева. За поместным атаманом за Исаем Григорьевым сыном Беззубцова. За поместным атаманом за Федором Савиным сыном Онтонова».

Позже, в 1650–1652 годах, князь Несвитский составил описание Хмелевой слободы: «слобода Хмелевая на реке, на Польном Воронеже, за поместными атаманами. А в нем церковь Дмитрия Селуницкого. За поместными атаманами закреплена земля пахотная, земля из дикого поля, сенокосные угодья. И всего в Хмелевой слободе 71 двор атаманский, а людей 240 человек. Пашни паханые, добрые земли, 544 четвертей, да дикого поля на пашни 2597 четвертей».

На прилегающей территории вокруг города-крепости в основном жили станичные казаки, нёсшие сторожевую службу. Учитывая уровень военной подготовки, атаманов с казаками расселяли вдоль укреплённой линии. Таким образом, жилища казаков являлись своеобразным форпостом на границе. Характер казацкой души требовал не ограничиваться оседлым образом жизни. Казаки делали вылазки в Дикое поле, проводя разведку, неся смуту в стан врага и причиняя ему урон.

Так вокруг города-крепости на территории современного Мичуринского района стали появляться солдатские слободы, поселения драгун, казацкие станицы и крестьянские сёла.
Казаки на территории Мичуринского района не только несли воинскую службу, но и исполняли государевы дела. Многие из них, уставшие и пострадавшие от войны и желающие поселиться с семьёй на постоянное место жительства, приезжали на строительство города-крепости. Одним из таких был яицкий казак Трофим Афанасьев сын Ратов, который написал челобитную государю для службы подьячим в городе Козлове: «Государю… Михаилу Федоровичу… бьет челом кормовой казак яицкий Трофим Афонасьев сын Ратов. Бродил я, холоп твой, и за твое государево поле. И по твоему государеву указу прислано к нам… твоя государева грамота. Да велено нам… тебе государю крепость целовать и итти на твою государеву службу под. И я… дорадовался твоего государева жалованья крест тебе целовал и был на твоей государевой службе под Смоленском, с прихода и до отхода тебе государю служил и кровь проливал за тебя государь. И двои дня я… на твоей государевой службе ранен, прострелена у меня… рука из мушкета, да левый глаз выстрелен.

И ныне я… твоей государевой службой изувечен, и я… прислал к тебе на Москву двух языков… Милосердный государь, царь и великий князь Михайло Федорович всея Руссии пожалуй меня… за мои службы и за кровь, и за раны, и за убитые мужики, и за приводные языки вели государь меня отпустить на Козлов в подьячие быть у твоих государевых дел в приказе. И своего государева жалования в мой оклад, что бы мне… волочить меж двор вконец не погибнуть… Государь, смилуйся пожалуй».

Исторические документы, семейные предания и архивы, память потомков говорят нам о том, что казаки с Дона, Яика, Украины и других окраин Российского государства принимали не только активное участие в строительстве города-крепости Козлов, но также осваивали земли современного Мичуринского района, когда-то называемые землями Дикого поля.
Честь казака – это не только право носить лампасы, мы должны гордиться предками-казаками и соблюдать все законы и традиции истинной казачьей жизни! Мы должны внести в историю казачества свой вклад и оставить о себе добрую память, правильно воспитав детей и внуков! Жить так, чтобы нами гордились наши предки, радуясь в чертогах небесных нашим делам во имя прошлого, настоящего и будущего непобедимого казачьего рода!

Игорь Мартынов,
казачий полковник, атаман Межрегиональной общественной организации «Союз донских казаков»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *