АВИАТОР ИЗ ЛИПЕЦКА

Папа-грек

Среди первых авиаторов России мы можем по праву назвать Н. С. Сакова. Его отец Ставр Елевтерьевич (в других документах – Елевферьевич) был греком. Родился он в 1846 году на территории тогдашней Турции, в небольшом городке Уние. После Крымской войны 1853–1856 годов семейство Саковых перебралось в Россию, которая стала для этого семейства второй родиной. Ставр Елевтерьевич первоначально учился в знаменитом Лазаревском институте восточных языков, где позднее и сам стал преподавать студентам греческий, турецкий и другие языки. А чуть позднее он окончил медицинский факультет Московского университета. Во время русско-турецкой войны 1877–1878 годов он в действующей армии, работает врачом. С 1879 года трудится в Москве в странноприимном доме при Шереметьевской больнице. Затем он работает земским врачом в больнице княгини Гагариной на небольшой станции Сергиево-Паточная (ныне город Плавск в Тульской области). В 1885 году он становится профессором Лазаревского института ­восточных языков. А чуть позднее Ставру Елевтерьевичу пришлось исполнять обязанность почётного консула Греции в Москве. По-видимому, в Первопрестольной он и познакомился с А. Н. Федцовой. Анна Николаевна родилась в уездном городке Липецке Тамбовской губернии, где проживал её отец, поручик в отставке Николай Федцов. В 1888 году в московской церкви Святого великомученика Георгия они обвенчались. А вскоре семейство перебралось в Липецк, где у четы Саковых и родились два сына – Николай и Александр. Оба они стали первыми русскими лётчиками. Их отец, статский советник Николай Елевферьевич (так в документах), в 1914–1916 годах гласный (депутат) не только Липецкого уездного земства, но и губернского земства от Липецкого уезда. А по документам за 1913 год мы встречаем его среди преподавателей Липецкого реального училища, где он преподаёт гигиену. А его супруга Анна Николаевна долгое время была членом Липецкого уездного отделения комитета Красного Креста.
Будущий авиатор Н. С. Саков родился 29 июля 1889 года. Согласно документам, статский советник Саков имел «собственный дом» на Дворянской улице (ныне улица Ленина) в Липецке, а в уезде, в районе села Шехмань (ныне Петровский район Тамбовской области), небольшое имение. Здесь часто ребёнком и подростком бывал юный Николай Саков. В 1908 году семейство Саковых окончательно перебирается в Липецк, где Николай Елевтерьевич не только работает врачом на Липецких минеральных водах, но и трудится педагогом.

Первый блин комом

Начало XX столетия – время становления авиации. Многие россияне стремятся уехать во Францию, где можно получить профессию лётчика. В 1911 году отправляется туда и Николай Ставрович. Он обучается лётному мастерству в известной школе Армана Депердюссена – известного авиационного предпринимателя, главы фирмы SPAD. Авиашкола располагалась в местечке Бетени, недалеко от известнейшего города Реймс. Наставником россиянина был опытный авиатор Морис Прево. 11 сентября 1911 года он получает диплом за № 627, и Николас де Сакоф (так он именуется в документе) возвращается на родину. Вернулся с приобретённым в фирме SPAD аэропланом. А 6 мая 1912 года в уездной «Козловской газете» (Козлов – ныне город Мичуринск) появилась публикация следующего содержания: «…близ Шехмани … местный землевладелец Н. Саков, прошедший полный курс парижской авиационной школы, совершил полёт… При подъёме пропеллер аэроплана работал исправно, но на высоте 20 сажень у него вдруг сломалось одно крыло, и машина рухнула на землю. К счастью, лётчик, отделавшись незначительными ушибами, остался жив. Аэроплан же был доставлен для починки в механические мастерские Тёщина, что на Успенской улице Козлова».

На родине предков

В сентябре 1912 года вспыхнула Балканская война. И Саков отправляется защищать родину своего отца и предков – Грецию. О героизме нашего соотечественника 28 апреля 1913 года писал известный российский журнал «Огонёк». Под портретом Николая Ставровича был помещён текст: «Русский авиатор-герой на Балканах. Со снимка, любезно присланного «Огоньку» из Парижа господином Лебедевым, – лётчик Саков, участник греческих побед, отличившийся перед взятием Янины при штурмах форта Бизани». А ещё раньше, в журнале «Искра» от 13 января 1913 года, был помещён также снимок Николая Ставровича с подписью следующего содержания: «Русский авиатор Н. С. Саков на службе в Греческой армии. Его полёт в окрестностях Салоник». Греческая армия имела на вооружении всего лишь пять аэропланов. В основном авиаторы вели разведку расположения турецких войск. Иногда сбрасывали на головы врага бомбы и гранаты, хотя при этом урон среди живой силы неприятеля был незначительный. Вскоре лётчики перебазировались на аэродром Превеза. Отсюда они взлетали и совершали полёты к осаждённому турками Янину. Населению этого города авиаторы сбрасывали газеты, листовки, продовольствие и медикаменты. На «Фармане» Николай Ставрович совершил дерзкий налёт на форт Бизань, сбросив две бомбы. Турки обстреляли аэроплан, буквально изрешетили его. Саков направился на свой аэродром, но неожиданно отказал мотор. Он чудом дотянул до греческих позиций и приземлился. Починив двигатель, он благополучно вернулся в Превез. По окончании войны он поселился в Санкт-Петербурге, где в качестве лётчика-инструктора обучал авиаторов в лётной школе Императорского всероссийского аэроклуба. В январе 1914 года он женился на Нине Сергеевне Бехтеевой – представительнице знаменитого дворянского рода. Отец Нины Сергеевны был видным земским деятелем Елецкого уезда Орловской губернии. А через год у молодой четы родился сын Александр.

На фронтах Первой мировой

А вскоре началась Первая мировая вой­на. Был создан Особый добровольческий авиационный отряд, позже известный как 34-й авиационный отряд, которым командовал опытный лётчик Николай Александрович Яцук. 27 августа 1914 года Николай Ставрович прибыл в расположение отряда, который базировался в районе Варшавы. Авиаторы в основном проводили разведку, изредка вылетали на бомбардировку вражеских позиций. И постоянно попадали под огонь неприятеля. 23 апреля 1915 года Саков был награждён крестом Святого Георгия 4-й степени (самая желанная и драгоценная награда для русских солдат). Представляя его к этой награде, Яцук отмечал, что в период с 1 сентября 1914 года по 1 февраля 1915 года Саков «…совершил ряд умелых воздушных разведок, причём при разведке 12 и 13 сентября 1914 года совершил особо опасную для жизни разведку и 19 января 1915 года над лесом около Гужан произвёл разведку под ружейным огнём противника». 16 июля 1915 года его грудь украсил крест Святого Георгия 3-й степени. В ходатайстве Николай Александрович писал, что Саков «…за время с 12 по 22 апреля 1915 года выполнил весьма успешно четыре воздушные разведки, которые 21 и 22 апреля сопровождались бросанием бомб в поезда и станцию Августов; при полёте 21 апреля был обстрелян орудийным огнём противника». В одном из таких опасных полётов авиатор был ранен, чудом дотянул до аэродрома и с 16 октября по 16 ноября 1914 года находился на излечении в госпитале. А затем вновь – действующая армия. В самом конце 1915 года Николаю Ставровичу присваивают первый офицерский чин – прапорщика По-видимому, сказались ранения, и Николай Ставрович решил открыть своё «дело». Он убеждает Сакова-старшего, который имел обширные связи не только в Липецке, но и в губернском Тамбове, заключить контракт с Управлением Военно-воздушного флота на поставку аэропланов. Предполагалось организовать их производство в уездном Липецке. И уже летом 1916 года Ставр Елевтерьевич организовал товарищество «Липецкие Аэроплановые Мастерские» (ЛАМ). Используя свои связи, Саков-старший привлёк капиталы известных в городе купцов Хренникова, Быханова и других. ЛАМ располагались на тогдашней Гостиной улице, что ныне Интернациональная. Уже 8 ноября 1916 года Ставр Елевтерьевич заключил контракт с Управлением Военно-воздушного флота о поставке пяти аэропланов «Моран-Ж». В контракте оговаривался и срок – 8 января 1917 года. А через десять дней Саков-старший переоформил документы, согласно которым все права на ЛАМ передавались Николаю Ставровичу.

На чужбине

В России было свергнуто самодержавие. С болью в сердце воспринял это событие боевой лётчик. Он был верен не только военной присяге, но и оставался верным трону. Монархист Саков встал в ряды Добровольческой армии Юга России. Его как опытного лётчика отправляют в Великобританию. Белой армии нужны были самолёты. Николай Ставрович ведёт переговоры. Его по-прежнему зовёт небо. Он покидает туманный Альбион, не доведя дело до конца, и на пароходе приплывает в тогдашний Ревель. Здесь его зачисляют в списки Северо-Западной армии, которой командовал генерал Н. Н. Юденич. Николай Ставрович воюет в авиаотряде штабс-капитана Б. В. Сергиевского. Когда белое движение потерпело поражение, он покидает Россию и обосновывается на родине своих предков – в Греции. Он становится личным лётчиком греческого короля Константина. Осенью 1922 года, когда король был свергнут, Саков покидает Афины и перебирается в Париж. Найти работу в столице Франции было трудно. Как большинство россиян-эмигрантов, он работает таксистом. Он организует Союз русских авиаторов. По его инициативе изготовляется икона – памятник российскому воздушному флоту. Её установили в кафедральном соборе Александра Невского в Париже. Николай Ставрович начал сбор фамилий русских авиаторов, погибших до войны, во время войны и во время Гражданской войны. Это должен быть своего рода синодик. Но закончить работу ему не удалось. 2 февраля 1930 года его не стало. Похоронили одного из первых русских авиаторов на кладбище Сен-Женевьев де Буа в столице Франции. Сейчас к нам из небытия возвращаются сотни имён. И отрадно, что в этом списке мы видим отважного лётчика, патриота Н. С. Сакова и гордимся тем, что он тесно связан с зарождением авиации в нашей стране.

Виктор ЕЛИСЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *