Дворянское гнездо

Сегодня на территории наукограда и Мичуринского района расположены три старинные усадьбы. Две из них – дома Мичурина и Герасимова – имеют статус музеев и давно известны даже за пределами России. Третья – усадьба помещика Снежкова, расположенная на окраине села Турмасово, – пока лишена заслуженного ореола славы. Но причин занять почётное место на музейном Олимпе региона у неё ничуть не меньше…

Два человека

И в наши дни, спустя век, несмотря на поверженное временем и руками соотечественников здание этого старинного особняка, он не утратил былого великолепия.
В прошлом столетии это одно из красивейших архитектурных сооружений и парковых зон Тамбовщины. Парк с домом на берегу реки Лесной Воронеж принадлежал Василию Снежкову – рязанскому помещику, обосновавшемуся здесь в конце XIX века. Предводитель Козловского дворянства Василий Николаевич являлся публицистом, общественным деятелем, председателем земского собрания Козловского уезда, депутатом четвёртой Госдумы (1912–1917 гг.) и вообще был личностью яркой и незаурядной. Возможно, и поэтому его судьба невольно пересеклась с судьбой другого неординарного человека – Ивана Мичурина, тоже, кстати сказать, уроженца Рязанской земли и тоже переехавшего в тогдашний Козлов.
Известный селекционер жил со своей семьёй на месте будущей снежковской усадьбы. Здесь же, на принадлежавшем ему участке земли, он ставил свои первые опыты в садоводстве. Участок хотя и назывался без претензий на оригинальность – «Садовое заведение И.В. Мичурина», располагал внушительной коллекцией растений – более 600 видов. Кстати, именно в Турмасово к Мичурину пришла мировая известность. Сюда к нему за саженцами и секретами мастерства приезжали садоводы из Европы и далёкой Америки. И если секретами он, скорее всего, с любопытными коллегами не делился, то саженцы продавал весьма охотно. Однако успехи в предпринимательстве уступили место интересам научным. Со временем выяснилось – местная почва для опытов не подходит: она была чересчур плодородной и не позволяла проводить эксперименты в условиях, близких к экстремальным с точки зрения селекции и почвоведения. Мичурин участок продаёт и переезжает в другое место, ближе к городу, там он и будет работать до конца своих дней. А землю в Турмасово покупает Василий Снежков. С этого момента и начинается история усадьбы…

Усадьба Снежкова
Башня на крыше – тот самый бельведер, не сохранившийся до наших дней. Впрочем, как и сама роскошная усадьба Снежковых…

Бельведер в Турмасово

Василий Николаевич – выпускник Московского коммерческого училища и человек просвещённый. Он монархист, убеждённый последователь столыпинских идей и сторонник сохранения помещичьей формы развития российского АПК. Снежков решает здесь строить своё загородное имение. В то время вариант помещичьего землевладения многими рассматривается как один из эффективных способов управления земельными наделами и ведения сельского хозяйства. Помещичьи усадьбы так и называли – образцовые, и для того были основания: там применялись самые передовые в плане механизации технологии, использовались современные сорта агрокультур и многое другое.
Снежков был человек не стеснённый в финансах, и потому проект им задумывается если и не с размахом, то уж никак, говоря современным языком, не из категории «бюджетных». А в ракурсе ландшафтного дизайна – для российской провинции понятия, скорее, тогда фантастического – и вовсе продвинутого. В 1899-м начинается строительство будущего дворянского гнезда, которое успешно завершается через пять лет. Возведённый архитектурный ансамбль можно отнести к эклектизму – смешанным или соединённым разнородным стилям. Здесь прослеживаются и классические, и псевдорусские линии. По мнению ряда современных исследователей, строение в Турмасово своим видом напоминало итальянскую виллу. Белоснежное «полутораэтажное» здание на высоком цоколе с бельведером в левой части крыши. Цокольный этаж, отданный под хозяйственные нужды, словно приподнимает верхнюю жилую часть, превращая её в архитектурную доминанту. На жилом этаже располагались 15 комнат и даже зимний сад.
Часть дома с лучшими комнатами, как и положено, выходила окнами в красивый ухоженный парк с аллеями. По его территории проходила сохранившаяся до сих пор многочисленная сеть природных ручьёв и родников. Ежедневные прогулки по парку были неотъемлемой частью загородной жизни дворянства и считались признаком хорошего тона. Недалеко от входа в здание была расположена большая овальная клумба, позже переделанная советскими умельцами в фонтан. Поодаль – широкая каменная лестница протяжённостью 60 метров с большими вазонами, ведущая от южного входа усадьбы к берегу реки. Рядом на одной линии с особняком – домик приказчика, соединённый с корпусом усадьбы подземным тоннелем – коммуникационное решение довольно необычное.
С противоположной стороны – традиционная длинная аллея – «въездная», ведущая к главным воротам загородного поместья.
Почти сразу «снежковский проект» попадает на страницы тогдашнего петербургского «глянца» – «журнала красивой жизни» «Столица и усадьба» – издания, посвящённого «светской жизни, спорту, охоте, коллекционерству, и, особенно, жизни русской усадьбы в её прошлом и настоящем». К слову, это четвёртая и последняя тамбовская помещичья резиденция, попавшая в поле зрения столичных журналистов того времени. После завершения строительства семья Снежковых переезжает в Турмасово. Супруга Василия Николаевича, принадлежавшая к старинному шотландскому роду Стюартов, по всей видимости, имела утончённый вкус и неплохо разбиралась в том, что теперь принято называть «бытовым дизайном». Впрочем, из описания части внутреннего убранства, оставшегося в архивах «Столицы и усадьбы», можно судить, что о роскоши внутреннего убранства речь не шла. Интерьер был достаточно скромный. Тем не менее, снежковский дом становится местом встреч городской элиты начала ХХ века…
Увы, события тревожного 17-го года поставили крест на безмятежной жизни предводителя Козловского дворянства. Он, как и многие из его ближнего круга, уезжает из города, и следы его теряются навеки. А в роскошной усадьбе начинается новая жизнь без реверансов и мазурки, но с заманчивыми лозунгами на кумачовых транспарантах. Особняк переоборудуют под санаторий для трудящихся, потом трудящиеся решат разместить в нём правление совхоза имени Мичурина. Бельведер – небольшую надстройку в виде башни с радостью снесут… Далее всё развивается по типичному и незамысловатому сценарию той эпохи – усадьба превращается в клуб, общежитие, школу плодоводов… Позже здесь поставят памятник Мичурину, сохранившийся до наших дней. В 70-е годы здание перейдёт на баланс местного профтехучилища и впоследствии – на баланс промышленно-технологического колледжа, где числится и поныне.

Тёмные аллеи

Не будет преувеличением отметить некую театральность снежковского архитектурно-паркового ансамбля, расположенного в километрах десяти от нынешнего Мичуринска. И сегодня, когда гуляешь по его опустевшей территории, невольно вспоминаются строки из «Тёмных аллей» Бунина или «Дворянского гнезда» Тургенева. Былое очарование ушедшей эпохи застыло здесь навечно… Русская усадьба всегда была особым местом в истории страны. После указа императора Петра III в 1762 году об освобождении дворян от обязательной государственной службы у них появился выбор: сделать карьеру на службе или удалиться в деревню и заняться хозяйством. Многие предпочитали последнее. Сама усадебная культура сложилась в России постепенно и сравнительно поздно: лишь ко второй половине ХVIII века. Однако след в жизни российской провинции оставила заметный…

Усадьба Снежкова
Так выглядит усадьба в наши дни…

Спустя столетие

В наши дни благодаря инициативной группе, состоящей из сотрудников промышленно-технологического колледжа во главе с её директором Еленой Бабайцевой, появился проект возрождения снежковской усадьбы.
В связи с созданием в 2016 году мичуринского туристско-рекреационного кластера есть надежда, что турмасовский особняк станет одним из интереснейших мест на тамбовской туркарте. Для этого имеются все основания: его удивительная история, имена людей, с ним связанных, и, конечно, не исчезнувшее сквозь годы разрухи и перестроек очарование этого уголка. Безусловно, преображение потребует колоссальных сил и средств. Но уже сегодня сделаны первые шаги. По словам одного из авторов проекта возрождения усадьбы, местного краеведа, доцента Андрея Околелова, сохранить в первозданном виде памятник русского зодчества – главная задача тех, кому небезразлична история России и своей малой родины.
– Сегодня в Тамбовской области сохранившихся усадеб – единицы, – с горечью в голосе говорит Андрей Юрьевич. – Мы потеряли роскошные и уникальные памятники архитектуры. Причём эти потери происходили не только в послереволюционный период, но и в 70–80-е годы прошлого столетия. К сожалению, случаются они и в наши дни. Все те усадьбы, что остались, без исключения достойны того, чтобы дать им вторую жизнь и оставить нашим потомкам не в виде руин, а в своём первозданном облике. В них – часть истории нашей страны и её народа…

Василий Николаевич Снежков – предводитель Козловского дворянства, публицист, общественный деятель, депутат четвёртой Госдумы был ещё и сторонником здорового образа жизни, возглавлял в городе Общество трезвости.
Василий Николаевич Снежков – предводитель Козловского дворянства, публицист, общественный деятель, депутат четвёртой Госдумы был ещё и сторонником здорового образа жизни, возглавлял в городе Общество трезвости.

Андрей Околелов и его сподвижники подготовили проект возрождения усадьбы, содержащий подробные исследования в историческом и архитектурном аспектах, а также бизнес-план обустройства особняка и парка. Проект включает ряд направлений: музейно-выставочное, духовно-просветительское, культурно-образовательное и туристско-рекреационное. Документация передана в администрацию Тамбовской области.
Новый официальный статус «Господского дома Снежковых» (так теперь называется особняк) – «Выявленный объект культурно-
исторического наследия Тамбовской области». В 2017 году должна завершиться экспертиза на предмет придания ему статуса памятника истории и культуры Тамбовщины. Положительная оценка позволит привлечь финансы для долгожданной реставрации усадьбы. Хотя что-то уже делается и сегодня, без решений сверху. После передачи особняка на баланс мичуринского колледжа волонтёры приступили к работе по спасению архитектурно-паркового комплекса. На первых порах собрали и вывезли тонны мусора с территории парка и из самого здания. Нынешний внешний вид особняка представляет удручающее зрелище. Разрушенное здание и разбитая лестница, заваленный подземный тоннель, обвалившиеся карнизы, искажённый умельцами за прошедшие десятилетия внешний облик дома… Первоначально площадь усадьбы, составлявшая 13 гектаров, теперь сократилась до девяти. Пострадали и зелёные насаждения. Сохранились лишь немногие, возраст отдельных экземпляров деревьев превышает 100 лет.
Сегодня ещё можно спасти образ ушедшей в небытие «той» России. С каждым годом этих точек на карте становится меньше и меньше. И снежковская усадьба – хорошая возможность доказать реальность задуманного неравнодушными людьми…

Вадим ГРАНИТОВ
Фото автора и из архива
Андрея ОКОЛЕЛОВА

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Владимир АНДРЕЕВ,
кандидат филологических наук,
член Союза журналистов
и театральных деятелей РФ

– Мы крайне невнимательны к подобным объектам собственного культурного наследия. А ведь та же усадьба в Турмасово – не просто место, где жила знать того времени. Усадьбы всегда были не только объектами хозяйственного значения в России, но островками культурной жизни. Для российской провинции последнее обстоятельство имел очень важное значение. Мы мало знаем об их вкладе в историю страны, а он, несомненно – весьма значительный. Хорошо, что теперь об этом вспомнили и этим стали заниматься. Но, на мой взгляд, такой процесс должен быть более активным. И если Снежковское имение перейдет в статус памятников – это станет заметным событием в наши дни. Причем не только в масштабах Тамбовской области, но всей центральной части России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *