Над степью луганской сияют копры

Для Донбасса профессиональный праздник День шахтёра, пожалуй, самый главный. Как правило, во всех городах и посёлках нашего края его отмечают широко, с душой, по-горняцки шумно и весело. Эта традиция не канула в Лету и в молодых республиках Донецка и Луганска. Практически все средства массовой информации и телевидение в последнее воскресенье августа работают на главный праздник Донбасса. Именно сегодня мне хотелось бы рассказать об отраслевой прессе, с которой в своём творчестве я был связан более двадцати лет.
Десятки, а то и сотни знаменитых людей нашего края были героями многочисленных публикаций в газетах «Голос Донбасса», «Сбойка», «Шахтёрский маяк», «Акценты», «Белореченские горизонты» и других периодических изданиях Луганска и Донецка. Война 2014 года внесла свои коррективы в существование этих изданий – что говорить, если были практически уничтожены многие угольные предприятия, – но я верю, что в том или ином виде угольная пресса Донбасса возродится, как возрождается расстрелянный Донбасс, – это в нашем шахтёрском несгибаемом характере.


Праздники, наверное, для того и придуманы, чтобы вспомнить о пройденном пути, падениях и взлётах, подвести некоторые итоги, отметить удачи и победы, проанализировать ошибки и просчёты и двигаться вперёд, совершенствоваться и развиваться. В этом году исполнилось бы двадцать семь лет со дня основания шахтёрской газеты «Сбойка». Это периодическое издание угольной промышленности Украины в своё время прочно завоевало ведущие позиции отраслевой прессы и стало всенародно любимой газетой. За эти годы ­газета прошла трудный путь становления, иногда даже просто выживала, но, несмотря на все перипетии судьбы, она выстояла, окрепла и понесла флаг «зеркала угольной отрасли». На страницах «Сбойки» увековечивалась история углепрома Украины, где в центре всегда стоял и стоит человек труда, человек самой героической профессии – шахтёр. В настоящее время газета в связи с трагическими событиями на Донбассе не издаётся, но светлые воспоминания остались, и это уже история…

Впервые о газете «Сбойка» я услышал в 1992 году от стахановского поэта Анатолия Семёновича Романенко. В ту пору особо бурно развивалось поэтическое движение в литературных объединениях. Практически во всех городах Луганской области работали такие студии. Я жил в Луганске, но был частым гостем литературного объединения «Сталь» города Алчевска, которое собиралось в ДК металлургов. В один из вечеров в литобъединении появился известный всему Донбассу замечательный стахановский поэт Анатолий Романенко. Я уже был с ним знаком, неоднократно мы встречались в Луганске, в Союзе писателей. Мы, молодые литераторы, с уважением и трепетным обожанием смотрели на знаменитого поэта, члена Союза писателей СССР, автора ряда книг, – чего в настоящее время не увидишь, профессия писателя опошлена и затёрта в грязь, оказывается, что и профессии такой сейчас нет… Писателями себя могут называть все кому не лень: связал нелепо пару фраз и издал за свой счёт книжонку – вот уже и новый писатель. Но это отдельная тема.
После поэтического заседания мы продолжили вечер в одной из алчевских забегаловок. Я и поэт Александр Довбань донимали именитого поэта расспросами о литературном процессе, просили почитать свои стихи. Анатолий Романенко не любил читать всуе и в компаниях делал это очень редко, но мы, что называется, достали поэта, и я на всю жизнь запомнил его проникновенные строчки.

* * *

Едва рассвет ручонкой детской
Провёл по верхним этажам,
Как по умытому Донецку,
Дрожа, озябнув, пробежал
Мальчонка памяти курносый…
Что он увидел там, вдали?
Какие вечные вопросы
Его в дорогу повели?..

Мы с Александром Довбанем также наперебой старались показать свои поэтические «шедевры», Романенко слушал внимательно и всё же культурно, дипломатично и без обиды переводил разговор на другие темы. Мы заговорили о шахтёрских забастовках и вообще о шахтёрском труде. Эта тема была очень мне близка, потому что я родился и вырос в шахтёрском поселке Михайловка близ города Ровеньки, работал под землёй. Анатолий Романенко посоветовал мне написать о шахтёрах. Через некоторое время у меня появилось стихотворение «Лава».

* * *

Лава, лавина, стихия!
Кружится моя голова,
Об этом слагаю стихи я,
Пространство в этих словах!
Когда между кровлей и почвой,
Казалось, зажат, как в тисках,
Я вижу в сиянии ночи
Сиянье пластов и века…

И я, проползая по лаве,
Казалось, сквозь время иду,
Не думают в шахте о славе,
С богами шахтёры в ряду!

Не боги, но люди простые,
Как черти, ни взять ни отнять,
Рубают пласты вековые,
Всю жизнь мне об этом писать!

После очередной рюмки «чая» разговор в нашей компании пошёл об издательской деятельности, и в частности о газетах. В ту пору появилась масса периодических изданий. Мы с Саней Довбанем издавали областную литературную газету «Донецкий кряж», я организовал и издавал газету Союза ветеранов Афганистана «На линии огня». Анатолий Романенко рассказал нам о новой шахтёрской газете «Сбойка», которая издавалась в Стаханове. Тепло и по-доброму он говорил о редакторе Александре Чумакове. Анатолий Семёнович поражался и восхищался напористостью, находчивостью и неутомимой энергией Александра Александровича, его организаторскими способностями и его талантом журналиста. Романенко пророчил большое будущее шахтёрской газете «Сбойка» и не ошибся.
Анатолий Романенко – автор ряда поэтических книг, среди них такие как «Дороги» («Донбасс»), «Солнце в глазах» («Советский писатель») и другие. Из-под пера поэта вышли незабываемые картины нашей донбасской жизни, где в центре поэтических образов стоит человек труда, шахтёр. В конце восьмидесятых – начале девяностых годов Анатолий Романенко плодотворно трудился на поприще журналистики, публиковался в ряде областных и районных газет. Вот как он писал о себе: «Все эти годы я, конечно, не порывал с прозой жизни, потому что на одни стихи вряд ли проживёшь. Стал газетчиком. Работал в городских и многотиражных газетах. В одной из них «зарабатываю прозой» и по сей день…»
Сотрудничая с газетой «Сбойка», поэт и журналист внёс немалую лепту в становление угольной газеты в начале девяностых годов, воодушевляя журналистов и работников «Сбойки» своим необъятным лиризмом и обострённым чувством чести, достоинства и честности, чего всем нам тогда, в девяностых, не хватало. Эти вечные понятия актуальны и в настоящее время. Они, по-моему, стали и являются фундаментом угольной газеты «Сбойка».
Да, тогда, в девяностых, только сильные и талантливые личности могли остаться на плаву, собрать вокруг себя единомышленников и доказать свою пригодность людям. Отсутствие денег, развал и шатание всей экономики страны больно ударили по периодическим изданиям. Вот как вспоминали о том времени в редакции «Сбойки»:
«Вместе с Донбассом гибли и его газеты. Повсеместно стали закрываться или нерегулярно издаваться многотиражки, районные газеты. Типографии стояли без газетной бумаги, и редакторы рыскали по России в поисках бартерного обмена… «Сбойка» издавалась в этот период на последние деньги и перспективы перед собой не видела. Редактор газеты А. А. Чумаков отправился в Киев к отцам-основателям газеты – Ю. Я. Иоффе (народному депутату и советнику президента) и Е. Ф. Вербило (председателю Союза журналистов Украины). Страшно вспомнить: денег в дорогу собрали только на сутки пребывания в столице. Предложение у редактора было только одно: коль есть спрос на распространение информации по предприятиям Минуглепрома, почему бы «Сбойке» не попробовать сделать специальный выпуск газеты с разъяснением всех нюансов провозглашённых реформ, так как редакция уже имела некоторый опыт отраслевых публикаций. Юлий Яковлевич Иоффе поддержал идею и тут же связался с министром С. В. Поляковым, который со своими службами уже подыскивал для этих целей одну из донбасских газет…» Это был очередной и, наверное, самый главный шаг в истории «Сбойки» в становлении на позиции всеукраинской угольной газеты. Время девяностых для Донбасса, как для всего постсоветского пространства, было ужасным, развальным, криминальным. Необходимо сказать, что Юлий Иоффе приложил свою руку к развалу практически всех шахт стахановско-брянковского куста, в то время вместе с шахтами умерли десятки шахтёрских посёлков Стаханова и Брянки, но газету «Сбойка» он поддержал, наверное, в угоду своим корыстным мыслям, понимая силу средств массовой информации для имиджа и своей политической деятельности.
К слову, в то время прекратила выходить в свет газета «Шахтёрский маяк» шахтоуправления «Луганское» объединения «Луганскуголь», наши газетные опыты с поэтом Александром Довбанем также не нашли своего продолжения, не было денег на издание, но самое главное, не было команды. «Сбойка» выжила в те лихие годы, и не только выжила, а стала стремительно набирать силу основного рупора угольной промышленности Украины, в чём прежде всего заслуга главного редактора, вдохновителя и организатора Александра Александровича Чумакова. Тогда я и не предполагал, что судьба в дальнейшем прочно свяжет меня с этой газетой и её прекрасным творческим коллективом.
Я уехал учиться в Москву, в Литературный институт им. А. М. Горького, с головой окунулся в литературную жизнь, стал членом Союза писателей России, много печатался, издавал книги, но пути Господни неисповедимы!

Шли годы. После Москвы я вернулся в Донбасс, занимался издательской деятельностью, а в 1998 году был приглашён работать в объединение «Донбассантрацит» в город Красный Луч на должность заместителя генерального директора по связям с общественностью и средствами массовой информации. И снова уголь!
Мною была создана новая многотиражка объединения «Донбассантрацит» – газета «Акценты», которая регулярно выходила вплоть до 2001 года. На её страницах вёлся откровенный разговор о проблемах угольного объединения, о стремительном упадке шахтёрского города Красный Луч, который стоял на грани умирания и мог повторить судьбу Стаханова и Брянки, где к тому времени уже канули в Лету практически все угледобывающие предприятия, наступал «золотой век копанок».
Газета «Акценты» жила, но не было ещё того корпоративного журналистского угольного братства. Все отраслевые издания барахтались сами по себе. Многие просто закрывались или приостанавливали свою деятельность, такая участь ждала и краснолучскую угольную газету. С приходом нового генерального директора, не будем называть его имя, газета оказалась ненужной (зачем лишняя информация в еле дышащем объединении?) и, оставив свои «акценты», тихонечко умерла.
В 2002 году была реанимирована газета «Шахтёрский маяк» – периодическое издание флагмана объединения «Луганскуголь» шахтоуправления «Луганское». Я стал редактором этой газеты. Тогда благодаря министру угольной промышленности С. Б. Тулубу ожила отраслевая пресса, большая заслуга в этом деле и главного редактора газеты «Сбойка» Александра Чумакова, который сплотил вокруг угольной газеты Украины все отраслевые издания, мы стали поистине семьёй.
Начался новый этап в развитии угольной отраслевой прессы, в центре этого процесса стояла всенародно любимая в шахтёрской среде угольная газета Украины «Сбойка», которая прошла путь от многотиражки до всеукраинского издания, с ней стала прочно связана моя писательская и журналистская судьба.
Потом были «Белореченские горизонты» и, конечно же, «Шахтёрский маяк», последний номер которой вышел в свет в июне 2014 года, когда по Луганску вовсю била артиллерия киевских неонацистов. Зияющий от пробоин снарядов копёр «Луганской», как напоминание, вспыхнул на первой полосе газеты.
В настоящее время флагман угольной отрасли Луганщины возрождается, но ещё далеко до былой славы этого предприятия, и всё же у шахтёров Донецкой и Луганской народных республик всё впереди!
Возрождение угольной промышленности Донбасса – это возрождение экономической мощи народных республик. Именно сегодня здесь во весь голос говорится о повышении престижности шахтёрского труда, радует, что не только на словах, но и на деле угольным предприятиям уделяется со стороны руководства республик особое внимание. Кто, как не сами горняки, может рассказать молодёжи о своей тяжелейшей работе, о ежедневном поистине героическом труде под землёй, привить понимание, что уголь – это действительно настоящий хлеб промышленности, а работа в шахте есть работа почётная и очень нужная стране и всем нам, живущим на этой земле? И тому служат отраслевые газеты, которые, я уверен, снова возродятся из пепла.
Не случайно на лацканах пиджаков передовых шахтёров сияют ордена и медали, неспроста ежегодно в августе в профессиональный праздник День шахтёра в небо взлетает салют – это всенародная дань шахтёрскому труду, труду славному, людям отважным и стойким, которые, не щадя своего здоровья и сил, дают всем нам свет и тепло. Именно они вместе с отважными ополченцами Донбасса и добровольцами из России встали грудью на пути врагов Русского мира.
С Днём шахтёра, гвардия труда!

Владимир КАЗМИН,
г. Луганск

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *