Протест Фельдмаршала

Владимир СТЕФАНОВСКИЙ

Капитан 2-го ранга. Подводник. 80 000 миль под водой. Журналист, писатель. Организатор и руководитель Похода памяти по местам морских сражений русского флота в честь его 300-летия (1996). Организатор Похода памяти по местам русского рассеяния в связи с 90-летием русского исхода (2010). Автор и создатель памятного знака А. С. Пушкину в районе Свято-Георгиевского монастыря, где в 1820 году останавливался поэт. Председатель Морского собрания. Склонил флаг Морского собрания почти на всех русских погостах за рубежом. Член-корреспондент Российской академии наук и искусств. Автор ряда инициатив в области формирования национального самосознания и культурного возрождения. Член Союза писателей России. Лауреат премии им. Л. Н. Толстого


Вот уже скоро семь лет, как со светлого дня возвращения Севастополя и Крыма домой – в Россию – не утихают споры о месте вечной стоянки крейсера «Михаил Кутузов». В качестве ­корабля-музея он до сих пор находится в Новороссийске, куда из Севастополя в период украинской администрации, в 2001 году, был переведён с целью сохранения для истории как корабль-памятник отечественного кораблестроения. Крейсер «Михаил Кутузов» – это мировое достижение в кораблестроении. Внесён в Реестр ЮНЕСКО. Даже с местом «прописки» в Севастополе.
По мнению широкой общественности, ветеранов флота, место крейсера-памятника с таким знаковым именем на борту исключительно в городе русской славы Севастополе. В морской крепости.
Однако уже принято окончательное решение оставить крейсер в Новороссийске.
Послушаем, что скажет по этому поводу сам фельдмаршал Кутузов, чьё имя значится на борту корабля и ко многому обязывает.
Вот, слушаем, вникаем, думаем.


Всю свою сознательную жизнь я посвятил служению Великой России. Исправно нёс службу везде, куда меня бросала судьба солдата. Я патриот России и верность ей доказал всей своей жизнью и службой. Ни разу не покривил душой. Даже на дипломатическом поприще я оставался верен своему военному и гражданскому долгу перед Родиной и немало преуспел. Вот за мои заслуги перед Россией и моё имя славится на борту боевого крейсера. Но первый восторг сейчас сменился головной болью. Похоже, я оказался предметом маломоральной шутки или простого недомыслия. Хотя, оглядываясь на свой длительный жизненный путь, я не нахожу никакой оплошки, чтобы меня, боевого полководца, российские адмиралы направили в торговый порт. Не по-людски это. О русских адмиралах и офицерах впечатление у меня осталось другое. Сейчас моё имя на борту корабля мне стало не в радость. Больше в обиду. Я опечален и возмущён! К чему я там? С Новороссией меня ничто не связывает. Я ­вместе с русскими полководцами и адмиралами отвоёвывал Крым, в результате чего и Севастополь как морская крепость ещё в 1783 году украсил карту Российской империи. Новороссийск же со дня своего основания в 1838 году развивался как торгово-промышленный центр Причерноморья, и такой боевой корабль, как крейсер, ни в каком статусе тут просто не уместен. В Новороссийске достаточно и своих судов и кораблей для создания музеев морской истории своего города.

Фельдмаршал М. И. Кутузов: «Я опечален и возмущён!»

Крейсер, даже без учёта фактора моего имени, это памятник истории кораблестроения России. Каждый памятник имеет своё исторически корректное место. Это и закон, и традиция. Как бы смотрелась Эйфелева башня, отжатая у французов, как и крейсер, в Новороссийске? Или «Аврора», отжатая у Санкт-Петербурга и оставленная после ремонта в Кронштадте?
В Севастополе я готов хоть прапорщиком, да хоть и кем угодно, служить матушке России. Тем более воспитывать курсантов Президентского училища на примерах из эпизодов тысячелетней истории России и её великих граждан. Принимать присягу на верность Родине и готовность к её защите на торжественном выпуске у молодых лейтенантов Севастопольского высшего военно-морского училища имени уважаемого мною Павла Степановича Нахимова. Тут даже классическая деревянная палуба погружает молодого офицера-лейтенанта в глубины истории и возбуждает гордость за русский флот и его героев, а также готовность к защите морских рубежей Родины. Тут будут набираться патриотизма не случайные туристы, как в Новороссийске, а юные моряки Детской морской флотилии и кораблей Главной базы Черноморского флота. В этом главная задача крейсера-ветерана.
Крейсер – это школа и пример морской выучки и становления моряка-защитника. Это необходимый символ морской крепости. Главной базы флота. Как флаг города или страны. Не упоминая уже о том, что крейсер от гибели и утилизации, как мне известно, спасён исключительно благородной инициативой и усилиями севастопольцев. В силу их понимания значения этого корабля для Российского флота и для страны. Уже этого для морально ориентированного государства достаточно, чтобы вернуть крейсер в Севастополь. Но он оказался искусственно исключённым из сформировавшихся веками символов морской крепости и оставлен на вечную стоянку не в городе корабелов, не в городе морских традиций, не в морской крепости, а в обычном приморском городе Новороссийске.
Моя военная биография началась в Крыму. Тут я оставил свой след. Просвещённому взгляду это хорошо известно. И если своей службой я удостоился памятника в виде боевого корабля, то, при всём уважении к Новороссийску и его жителям, место этому памятнику только в морской крепости Севастополе, на Крымской земле.
Русские адмиралы – Ушаков, Корнилов, Нахимов – при всей своей занятости в морских баталиях и укреплении морской крепости не оставляли без доброго внимания и жителей города. Это благодаря их заботе и стараниям сооружён Владимирский собор, Усыпальница адмиралов, открыта Морская библиотека и много чего другого, что до сих пор наполняет душу жителей города патриотизмом и гордостью за страну и за русский флот. Формирует их духовное и культурное содержание. До трещин в голове ищу причину, почему командование Военно-морского флота пренебрегло совершенно корректными и безальтернативными доводами севастопольцев, когда оставило меня в незнакомом мне и некорректном во всех отношениях месте после возвращения Севастополя и Крыма в родную гавань. Может, просто забыли?
Меня насильно вырвали из круга моих товарищей-сподвижников, формировавших и отстаивавших, как и я, южные рубежи России, и вовлекли в совершенно несвойственную и непонятную мне сферу туризма и шоу-бизнеса. Под видом патриотического воспитания молодёжи Краснодарской губернии. Это лицемерие особенно нетерпимо. От ошибок и просчётов никто не застрахован. Но тут, похоже, если и не злой умысел, то факт явного недопонимания ответственности перед Историей и значения предметных символов в вопросах сохранения исторических объектов и памятных мест, в воспитании и формировании патриота.
Имя на борту обязывает. По моему разумению, отношение к кораблю должно соответствовать его имени. Это вопрос культуры и морали.
Севастополь – это не только памятное во всех отношениях место. Севастополь – это духовный стержень нации. Такая ситуация с крейсером не только ослабляет этот стержень, но и деформирует… Тут или простая оплошка, или какие-то недоступные для моего понимания подпалубные игры.
Простите. Не хотел никого обидеть. Не удержался. Вопрос выше обид. Я не хочу и не могу быть судьёй в этом щекотливом вопросе. Я лишь высказал свою гражданскую позицию и своё понимание вопроса культуры и ответственности государевых людей.
Сейчас благодаря мудрости и государственной ответственности русского президента и выбору жителей полуострова Крым и Севастополь вернулись домой, в родную гавань. Но убережённый севастопольцами исторический крейсер в свою гавань так и не вернулся. Тут, на моё разумение, немаловажно и другое. Пока крейсер не будет возвращён в южный форпост России город Севастополь, Крымская кампания не завершена. Точка не поставлена. Город и крепость не восстановили своего исторического облика и предметного содержания. Крым возвратился домой, но не весь. Крейсер «Михаил Кутузов»  – его неотъемлемая часть. Это я говорю как солдат, взявший не одно укрепление. Но тут получается сложнее. Даже я в растерянности.

Памятный знак А. С. Пушкину

Севастополь со дня своего основания – это город корабелов, город крейсеров. Единственный и последний классический артиллерийский крейсер – это символ эпохи корабельной артиллерии, историческое культурное наследие Главной базы Черноморского флота, где он ­прослужил полвека, это символ морской крепости. И это не всё. Это ещё и символ великой морской державы. Вот вам, милостивые государи, и вопрос. Где его место? Где должен находиться этот главный символ Военно-морского флота и великой морской державы? Тут даже рядовой солдат-первогодок скажет: в исторической морской крепости! В Севастополе! Независимо ни от каких сложностей и проблем! Тем более что и спасли его, как мне известно, севастопольцы. И они оказались вульгарно обманутыми. Или моральный фактор уже отменён?
Крейсер же под надуманными предлогами, которые даже неудобно привести, удерживается в торговом порту. Ни одного весомого довода в оправдание оставления крейсера в Новороссийске я не вижу.
Не менее удивило меня и другое. Неужели среди российского адмиралитета не нашлось никого, кто бы отважился занять гражданскую позицию и отстоять свой правый взгляд на ситуацию с крейсером?
Не пропитался духом города и его героической истории и ни один из градоначальников Севастополя.
В морских вопросах я не очень сведущ, но даже одного глаза мне хватает, чтобы разглядеть бесцеремонное обращение с признанным всем миром кораблём боевой славы.
Кроме уже сказанного, ещё отвлеку вас, милостивые государи, и замечу, что великая морская держава, покорившая все океаны мира, проложившая Северный морской путь, страна морских героев, не имеет своего символа морской славы. Этим символом может служить только исторический крейсер, а тем более с моим именем на борту.
Не примите это за тщеславие. Если я этой чести не заслужил, замените имя на борту крейсера историческими именами великих адмиралов и героев морских сражений: Ушакова, Лазарева, Истомина, Нахимова, Казарского. Они это заслужили. Я не останусь в обиде. К большому сожалению, великая морская держава именных кораблей такого ранга, как крейсер «Михаил Кутузов», более чем за трёхсотлетнюю историю своего военно-морского флота не сохранила. Остался лишь спасённый севастопольскими ветеранами классический артиллерийский крейсер, который независимо ни от чего необходимо сохранить и в статусе символа великой морской державы установить в исторически корректном месте – городе русской славы Севастополе.
Уверен, что моё мнение будет принято во внимание государевыми людьми и боевой исторический крейсер займёт своё корректное место вечной стоянки в морской крепости.
Крейсер «Михаил Кутузов» – это кроме символа великой морской державы ещё и морской флагман её истории, как и сам город Севастополь. Вне города русской славы флагман русского флота так и останется на задворках истории. Не по-людски это. Я за многолетнюю службу претерпел много невзгод. Но с этим я смириться не могу. Обращусь к общественности, даже к самому государю, ну, по-вашему, президенту, но свою дальнейшую службу вне морской крепости, вне города русской славы представить не могу.
Севастополь уже украшен памятником его основательнице Екатерине Великой; в Доме офицеров открыт даже Екатерининский зал. И мне в её компании в Севастополе будет уютнее. Мы вместе служили России. Установленный на вечную стоянку в морской крепости крейсер «Михаил Кутузов» будет ещё и фактом благодарной памяти и признательности моряков-черноморцев и всех россиян основателю русского флота императору Петру Великому.
Я до сих пор на службе. Служу пособием по воспитанию патриотизма и ответственности. Примером служения Родине. Только, чтобы надо мной никто не потешался, необходимо поменять место службы. Не хочу умирать в торговом порту. Прошу перевести меня в Севастополь.
Это поднимет дух и моряков-черноморцев, воспитанных на культуре и ответственности своих героев и жителей города. Подтвердит его статус морской крепости.
А тут, в Новороссийске, вместо воспитателя патриотизма на традициях города русской славы Севастополя я, обветшалый и потрёпанный жизнью, ублажаю прохожих и туристов. Отвечаю на удивлённый вопрос, откуда я тут взялся. Чтобы не ставить в неловкое положение высоких чиновников, которые меня тут оставили, говорю, что сам захотел. Хотя это не так. Меня тут удерживают прочными швартовными концами и головой малоответственных государевых людей. Я не дознаватель, истинных причин, почему меня тут оставили, не знаю, могу лишь догадываться. Да это и неважно – по недопониманию или из других побуждений. Важно лишь то, что тут я чужой. По моему призванию и статусу место для меня лишь в исторической морской крепости. В Крыму, который я вместе с русскими генералами и адмиралами отвоёвывал для России. Сейчас я, не знаю за что, вроде как в очередной опале. Но я это перетерплю, только вот головной боли мне как патриоту придаёт лишь то, что моё тут нахождение не красит государство. Разрушает культурный облик страны, выхолащивает дух города русской славы и морской крепости, деморализует и разлагает общество. Это несовместимо ни с моим призванием, ни со статусом. Для торгово-промышленного рядового приморского города боевой крейсер с моим именем на борту в торговом порту – это медаль с чужой груди, чужая награда. Новороссийцы этим гордятся. Я уже стал тут даже визитной карточкой, символом города. Новороссийцы, правда, тут ни при чём. Это монетизированное и коммерциализированное сознание чиновников. Это заведомый ущерб государству. Его имиджу и истории.
А сейчас, милостивые государи, вам вопрос: можно ли этим гордиться? Можно ли на этом примере воспитывать патриота?
Можно не отвечать. Но у вас уже настолько коммерциализируется сознание, что в повседневном обороте уже угнездились такие слова, что и выговорить трудно: «мошенники», «взятки», «отжим», «монетизация». И, похоже, крейсер с моим именем на борту оказался в этом малонравственном обороте. Его, с молчаливого согласия, а может, и при участии государевых служивых людей, если говорить по-вашему, просто отжали у города русской славы Севастополя и оставили в торговом порту, вовлекая в подпалубные игры и сферу шоу-бизнеса. Простите, может, я и погорячился, но думаю, что в этом государевы люди разберутся и я продолжу свою службу в привычной мне исторической крепости в Севастополе.
С непременным уважением ко всем россиянам и пожеланием успехов в нашем общем деле служения великой России,
ваш Михайло Кутузов

Выслушал фельдмаршала
и сам рассказывал
член Союза журналистов России
В. В. Стефановский,
Морское собрание г. Севастополя

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *