Великое и вездесущее имя Пушкин

Сказать, что Александр Пушкин родоначальник не только русской литературы, но и культуры – значит сказать банальность. Не более свежая мысль и о том, что наш Пушкин вездесущ не только в смысле пространства культурного, но и географического. Нет такого уголка в России (в том числе и в ее дореволюционных границах), где бы это имя не связывали если не с живым присутствием, то с местом действия или упоминанием в стихах и прозе. Когда в России и бывших республиках СССР школьники читают строки о Молдавии, Новороссии, Одессе, декламируют: «..и финн, и ныне дикий тунгус, и друг степей калмык» или «Во глубине сибирских руд…», то почти автоматически Александр Сергеевич предстает перед ними почти земляком.

А что говорить о Тамбовщине, нашем Козлове – Мичуринске, где великий поэт хоть и не бывал физически, но присутствие свое отметил в повести «Дубровский», в судьбах своих детей и внуков?
Как известно, в Козлове с 1878 по 1880 год жили двое детей А.С. Пушкина – Александр Александрович и Мария Александровна. Старший сын поэта, Сашка, как он называл первенца в письмах к жене (а дочь с любовной снисходительностью именовал Машкой), был человеком замечательным. Профессиональный военный, он командовал гусарским Нарвским полком в русско-турецкой войне и остался в памяти братьев-болгар как человек большого обаяния и мужества. После окончания войны генерал А.А. Пушкин привез в город Козлов, куда был перемещен его полк, высшие по тем временам знаки воинской доблести – золотое оружие с выгравированной надписью «За храбрость» и боевой орден Святого Владимира 4-й степени с мечом и бантом.
Мария Александровна, по мужу Гартунг, овдовев, жила у брата, помогала ему воспитывать детей. Женщина редкой красоты и ума, она производила большое впечатление на современников. Известно, что замечательная внешность Марии Александровны вдохновила другого гения русской культуры, Льва Толстого, на создание образа Анны Карениной.

Александр Александрович Пушкин (1833–1914)
Александр Александрович Пушкин
(1833–1914)

Наши краеведы долго и безуспешно пытались найти адрес, по которому дети Пушкина жили в Козлове, пока не обратились к истории и не воспользовались аналогией с образом и условиями жизни других военачальников Отечества. И тогда было сделано наиболее правдоподобное предположение: скорее всего, командир полка с детьми и сестрой жил в казарме, в отведенных ему комнатах. Там, на стенах казармы, и следовало бы увековечить память о русском генерале Пушкине.
Когда в 1880 году Москва готовилась торжественно открыть памятник А.С. Пушкину, Александр Александрович и Мария Александровна передали на выставку, посвященную памяти их отца, сундук с рукописями его произведений и личными вещами. Все эти бесценные реликвии были приняты на хранение в фонд Московского Румянцевского музея (впоследствии Государственная библиотека им. Ленина). Главную часть дара составили записные книжки поэта. Первая запись относится к 1819 году, последние датируются предсмертными месяцами жизни.
У сына Александра Александровича, также Александра, одну из дочерей звали Натальей. У нас в Мичуринске живет и работает в аграрном университете Галина Северьяновна Усова, ее родословная восходит как раз к правнучке великого поэта Наталье Александровне Пушкиной.
В дни, когда мы отмечали 196-ю годовщину со дня рождения «солнца русской поэзии», у нас готовился к открытию еще один, четвертый по счету, городской музей – в отреставрированном особняке замечательных деятелей культуры России XIX века князей Голицыных – Николая Борисовича и его сына Юрия Николаевича. Здесь, в двух экспозиционных сюжетах, литературном и музыкальном – определяющих духовную и интеллектуальную жизнь города в прошлом и настоящем, органично сошлись Пушкин и Голицыны.
Пушкин самым таинственным, незримым образом приходит к нам через биографии и творчество самых разных, Отечество прославивших и простых россиян, через письма и дневники своих современников, книги и картины, предметы культуры и быта, через наше сознание, наконец, не говоря уже о языке. Он действительно бессмертен, ибо вездесущ. Он во всех нас и в каждом.

* * *

Собиранием сведений о генеалогическом древе Пушкина Андрей Андреевич Черкашин начал заниматься давно, ещё перед войной. На фронте он дал зарок: если судьба положит остаться в живых – завершить начатый труд, чего бы это ему ни стоило.
Андрей Андреевич успел поставить точку в черновой рукописи. Но готовила её к печати вдова Черкашина. И вот в Москве издан один из самых замечательных подарков к дню рождения поэта за все, пожалуй, 200 лет. Так подробно, точно выверено, красочно оформлено это издание…
История сама позаботилась о сохранении для потомков имён и деяний предков Александра Сергеевича. Многое он, сам глубокий дотошный историк, знал по документам, связанным с фамилией Пушкиных. Но осведомлённость его не распространялась далее Александра Невского, с которым он по отцовской линии был в прямом родстве, а через Дмитрия Долгорукого, основателя Москвы, седьмого сына Владимира Мономаха, и со всеми Рюриковичами – от Игоря, Святослава, Владимира Красное Солнышко, Ярослава Мудрого до последнего их колена.

Люблю от бабушки московской
Я слушать толки о родне,
Об отдалённой старине…
Могучих предков правнук бедный,
Люблю встречать их имена
В двух-трёх строках Карамзина.

Мария Александровна Гартунг (Пушкина) (1832–1919)
Мария Александровна Гартунг (Пушкина)
(1832–1919)

Так писал поэт, размышляя о прошлом своего рода. Но полностью могучее древо Пушкина зашумело ветвями только после изучения древних актов и других документов А.А. Черкашиным.
Оказалось, что он был одной крови с князем Дмитрием Пожарским, на землях которого построен город Козлов, а через его родню – с другим великим полководцем России М.И. Кутузовым.
В кроне этой есть и ветви тамбовских Чичериных – через родную бабушку Александра Сергеевича Ольгу Васильевну Чичерину.
Книга «Тысячелетнее древо Пушкина: корни и крона» завершается многостраничным списком его родных по восходящей и нисходящей линиям. В нем тысячи имён.
В том числе и Пушкиных, служивших воеводами в Козлове, Тамбове в первые десятилетия по их основании.
А среди сегодняшних потомков Пушкина, конечно, вписана в этот славный неповторимый перечень и жительница города Мичуринска – Галина Северьяновна Усова
с сыновьями.

* * *

У покойного ныне Ираклия Андронникова, бывшего страстным и удачливым собирателем всего, что принадлежало перу М.Ю. Лермонтова, внесшего вклад и в пушкиниану, есть упоминание о поисках им и другими видными пушкинистами второй (о первой было давно известно) части дневника Пушкина.
Из публикации на эту тему в «Литературной газете» как будто стало окончательно ясно, что это миф: скорее всего, дневник более раннего периода Пушкиным был собственноручно уничтожен в связи с событиями 1825 года.
Что касается опубликованного дневника великого поэта, записи в котором относятся к 1833–1835 годам, то судьба его, точнее факт того, что он не был безвозвратно утрачен, связана с нашим городом.
…Апрель 1879 года. В Козлов после окончания турецкой кампании 1877–1878 годов переводится 13-й гусарский Нарвский полк, командовал которым герой освобождения братьев-болгар от турецкого владычества, старший сын Пушкина Александр Александрович.
По семейному разделу имущества от 5 февраля 1870 года к нему перешел весь пушкинский архив. Его составило, в сущности, основное рукописное богатство, оставленное поэтом своим потомкам. Это четырнадцать рабочих тетрадей, содержавших черновые тексты произведений Пушкина, начиная лицейским периодом творчества, «Русланом и Людмилой» и заканчивая знаменитым, венчающим труд гения «Памятником» – он был датирован 21 августа 1836 года, когда до гибели поэта оставалось всего пять месяцев.
Бесценным материалом для исследователей были и самодельные тетради, в которые Пушкин перебеливал крупные произведения – «Медный всадник», «Дубровский», «Капитанская дочка», «Маленькие трагедии». Из тетрадок же были сброшюрованы авторизованные копии «Бориса Годунова», «Истории Пугачева», материалы к ней.
После смерти Пушкина все рукописи, черновые и беловые, прошли «цензуру» – их просмотрели, прошили, пронумеровали рецензенты в жандармских мундирах, поставившие к тому же и печати. Отдельные листки, поскольку сшить их было трудно, сложили в пакеты.
В заветном сундуке хранился и дневник Пушкина, печатать который он запретил.

Потомки А.С. Пушкина – Г.С. Усова и её сын С.В. Усов
Потомки А.С. Пушкина – Г. С. Усова и её сын С. В. Усов

Мичуринские краеведы давно пытаются «открыть», где в Козлове жил генерал Пушкин и переехавшая к нему сестра Мария. Недавно журналист и вдумчивый исследователь истории края Владимир Корнеев сделал простое предположение. В те времена командиры воинских частей, как правило, останавливались в доме командующего гарнизоном. Таковым был в Козлове тот самый, весьма приметный по архитектуре, дом, где располагается наш военный комиссариат. Если это так, то именно в генеральских покоях на верхнем этаже этого здания пушкинский архив и сохранялся в течение двух лет, до октября 1880 года.

Дальнейшую его судьбу определили торжества по случаю открытия в Москве (июнь 1880 года) памятника Пушкину работы скульптора А. Опекушина.
Весной того же года Александр Александрович получил письмо от хранителя отделения рукописей Румянцевского музея. Ученый убеждал его в том, что хранившиеся в Козлове «…бесценные пушкинские бумаги надо, наконец, поместить в надежное государственное хранилище».
После долгих раздумий Александр Александрович обратился к директору Румянцевской библиотеки В.А. Дашкову с письмом, в котором он сообщал:
«Милостивый государь Василий Андреевич! В ознаменование торжественного дня открытия в Москве памятника отцу моему Александру Сергеевичу Пушкину, предполагая передать в общественную собственность сохранившиеся у меня подлинные рукописи его сочинений, я избрал местом хранения их на вечные времена находящийся под Вашим управлением Румянцевский музей, куда эти рукописи и будут доставлены… Ваш покорный слуга Александр Пушкин, г. Козлов, 9 мая 1880 г.».
Пройдет еще два года, и с осени 1882 года драгоценный пушкинский архив, в том числе и (впервые!) дневник Пушкина, покинув последнее уединенное пристанище в Козлове, станет доступен для свободного исследования феномена его творчества.

Виктор КОСТРИКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *