Царская охота

ПОЛЕТ СОКОЛА

Всего прекрасней – сокола полет.
Я полюбил следить за ним часами,
Когда, дрожа и трепеща крылами,
На краткий миг он в воздухе замрет.
Горд красотой и вечно одинок,
Как молния, сверкающим изломом
Он мчится в горы, где ревет поток,
Где древний дуб поник, спаленный громом.
В изгибе крыл, в прямой стреле хвоста
Идея красоты, – она проста:
В гармонии аккорда нет согласней.
Я красоту люблю в стихе, в цветах,
В наряде жен, в улыбках, в облаках,
Но сокола полет – всего прекрасней.

Борис Александрович Садовской, 1905

Человек с птицей на руке – сколько лет этому союзу? Древний охотник еще не успел впервые сесть на лошадь, не имел при себе охотничьей собаки, а ловчие птицы уже верно служили ему, ежедневно помогая добывать пропитание для себя и своей семьи. Первые изображения охотника с ловчей птицей (сокольника) имеют возраст более 5 тысяч лет. Зародившись в глубине веков в Азии, во время крестовых походов искусство дрессировки (выноски) ловчих птиц было принесено и в Европу, где получило свое второе рождение. Если раньше к союзу с крылатым охотником человека толкала необходимость добывать пропитание в сложных природных условиях, то теперь охота с соколом стала чем-то вроде развлечения аристократии. Особого расцвета она достигла на Руси во времена правления Ивана IV Грозного и Алексея Михайловича Романова. Тогда же был издан «Урядник Сокольничьего пути» – первый свод законов и положений, касающийся охоты с ловчими птицами, появились первые заповедники, предназначенные для охраны мест гнездования соколов. Постепенно сформировалась целая инфраструктура, направленная на развитие соколиной охоты. Огромный соколиный двор, насчитывающий тысячи ловчих птиц, обслуживали сотни сокольников, целые деревни занимались отловом и выращивание голубей на прокорм хищников, выплачивая так называемую «голубиную повинность». К слову, именно в этот период стали появляться первые породы домашних голубей путем отбора и размножения особенных экземпляров. Так что современное голубеводство обязано своим рождением тем, кого сейчас голубеводы считают злейшими врагами – соколам и ястребам. Особую касту общества составляли помытчики – ловцы птиц, отправляющиеся за соколами для царя за тысячи километров. Люди эти были в особом почете, но и ответственность была велика: ловчие птицы (прежде всего белые, или как их раньше называли «красные», кречеты) ценились так высоко, что за единственное сломанное при транспортировке перо легко можно было лишиться головы.

Фотосессии в музее природы
Фотосессии в музее природы

Охотничьи выезды царя с ловчими птицами не имели себе равных в истории. Дворцовая знать со своими лучшими птицами в окружении сотен сокольников и загонщиков выезжали в поля для «красной птичьей потехи». Русскими царями исконно почитались две ловчие птицы – самый быстрый в мире сокол – сапсан, и самый крупный, зачастую окрашенный в чисто-белый цвет, северный сокол – кречет. Но использовались и другие птицы. Специально для женщин, которые так же присутствовали на соколиной охоте, обучались так называемые «дамские» сокола – дербник и чеглок, которые были втрое меньшего размера, но также являлись отменными охотниками. Самой же добычливой птицей считался ястреб-тетеревятник. Не даром существует пословица «Сокол создан для души, а ястреб – для желудка», подчеркивая, что красота полёта сокола и уловистость ястреба несопоставимые понятия. В других же странах использовались самые разные птицы. Для арабов традиционной ловчей птицей всегда был и остается сокол балобан – неутомимый пустынный охотник, в центральной Азии предпочтение отдавали огромным орлам – беркутам, способным одолеть даже волка или антилопу.
Но как бы широко по планете не была распространена соколиная охота с появлением огнестрельного оружия, она повсеместно пришла в упадок, а местами и вовсе исчезла. Ружейная охота оказалась куда более продуктивной, а связанное с ней развитие охотничьего собаководства окончательно отвлекло внимание от ловчих птиц. Очень быстро хищные птицы превратились из векового союзника в злейшего врага. Все птицы с крючковатым клювом и когтями истреблялись без разбора. Неверная оценка влияния хищных птиц на популяции дичи повлекла повсеместное их преследование и уничтожение, в результате чего некогда многочисленные виды оказались на грани исчезновения. К счастью, человечество одумалось, вовремя заметив, что снижение численности хищников отнюдь не ведет к увеличению количества дичи, а совсем наоборот. В лишенных санитаров экосистемах стали массово распространяться болезни, размножились слабые особи, что вскоре привело к резкому падению численности, которое мы наблюдаем и по сей день. В развитых странах развернулись государственные программы по восстановлению хищных птиц. К примеру, Англия, когда-то с радостью избавившаяся от ястреба-тетеревятника, уже через два года осознала свою ошибку, оставшись без какой-либо дичи, и была вынуждена закупать уцелевших хищников в континентальной Европе. Постепенно в сознании охотпользователей стало формироваться понимание того, что хищник является неотъемлемой частью экосистемы, без которой она не может существовать. Для исправления ситуации был создан ряд заповедников и питомников хищных птиц. Один из них, расположенный по соседству, в Липецкой области, и по сей день занимается восстановлением уничтоженного некогда в нашей лесостепи сокола балобана, когда-то тоже причисленного к разряду врагов, хотя рацион его состоит почти исключительно из грызунов. Да и вообще, говоря о вреде и пользе хищных птиц, стоит отметить, что из десятков видов, обитающих на территории нашей области, только ястребы способны охотиться на крупную добычу. Остальные же хищники питаются главным образом мышевидными грызунами, ящерицами и насекомыми, лишь иногда нападая на ослабленных больных животных, тем самым выполняя роль санитаров.

Юная сокольница из Перми дает интервью
Юная сокольница из Перми дает интервью

Наверняка все видели крупных буроватых птиц сидящих на столбах и деревьях вдоль дороги или на стогах сена – это обыкновенные канюки, или сарычи. Часто их можно видеть парящими в потоках воздуха и издающими мяукающий крик, птица как бы просит, что-то, канючит, за что и получила свое название. Канюк, как и все совы, отличный защитник сельского хозяйства. Семья канюков в день съедает не менее 20 мышей-полевок, за год это 7300 штук, а учитывая, что каждая мышь в день съедает и портит около 20 г зерна можно представить приносимую пользу. Не менее беспощадный истребитель мышей и сокол-пустельга. А вот императорские орлы, или, как их еще окрестили советские орнитологи, орлы-могильники, вполне способны отлавливать сусликов, принося еще большую пользу. Мелкие соколки – чеглоки и кобчики в летнее время съедают огромное количество вредных насекомых. И как не досадно, по иронии судьбы именно эти полезные птицы, которые чаще всего попадаются на глаза человеку, обычно и попадают под выстрелы горе-охотников. А настоящих ястребов большинство охотников не видело ни разу в своей жизни, так как в лесу эти птицы очень скрытны и бесшумно перемещаются низко над землей словно тени. Куда чаще с ястребами сталкиваются голубеводы, питомцы которых в период миграции хищников часто подвергаются нападениям. В качестве защиты можно посоветовать прекращать гон и закрывать голубей весной и поздней осенью, когда идет массовый пролет хищников. Отлов или отстрел, которые к тому же не законны, в это время не принесут никакого результата, так как пообедавший на голубятне хищник уже на следующий день может оказаться за десятки километров, а ему на смену придет другой. Кроме того новым законодательством ужесточена ответственность за незаконную охоту, и если за убитого ястреба или канюка можно отделаться штрафом в несколько десятков тысяч рублей, то выстрел в сокола может обойтись браконьеру в 2 млн. или реальным лишением свободы. Такие меры введены не случайно: помимо непрерывного пресса безграмотных охотников, которые до сих пор живут убеждениями советских времен, серьезную угрозу для хищных птиц представляет повсеместное применение ядохимикатов, беспокойство со стороны отдыхающих на природе и незаконный отлов с целью продажи. Немалая заслуга в развитии угрозы браконьерского вылова принадлежит современным СМИ, везде и всюду в погонях за сенсацией озвучивающим баснословные цены на соколов. Но ажиотаж вокруг ловчих птиц на самом деле далек от действительности. Сейчас в нашей стране существует немало крупных питомников, разводящих и реализующих птиц на любой вкус, цвет и кошелек. Да, есть среди них и довольно дорогие, оцениваемые в десятки тысяч рублей, а порой больше. Но это единичные элитные птицы, как и дорогие породы собак. Рядовая же ловчая птица вполне по карману человеку со средней зарплатой и составляет 10–20 тыс. руб., т.е. не больше породистой собаки или кошки. Все птицы из питомников имеют пакет документов и помечены несъемным кольцом с номером, по которому можно получить все данные и о заводчике и о нынешнем владельце. Содержание в неволе нелегальных птиц приравнивается к браконьерству и влечет серьезную ответственность. Изъять птицу из природы можно только по разрешению, выдаваемому природоохранными структурами.
Но не все так плохо. Во многих регионах страны, где соблюдается природоохранное законодательство, численность птиц стабилизируется, а соколиная охота постепенно возрождается. Импульс новой волны интереса к ловчим птицам, заданный в середине прошлого века в Западной Европе, достиг России, и сейчас организация соколиных охот уже не редкость. Ежегодно проводятся встречи сокольников, соревнования и коллективные охоты, а число сокольников неуклонно растет. Так что же такое соколиная охота в современном мире? Люди уже давно перестали испытывать потребность в охоте как в средстве обеспечения себя пищей. Современное огнестрельное оружие и организация охот­хозяйств позволяют без особого труда добыть любой трофей, поэтому исчезает главная особенность охоты – охотничий азарт, связанный с трудностями поиска, выслеживания и добычи желаемого объекта. В связи с эти все больше охотников предпочитает ружейной охоте охоту с луком, борзыми или норными собаками, даже обученными хорями. Но вряд ли хоть одна из этих охот сравнится по зрелищности с соколиной, когда обученный сокол, покорно ждущий команды сокольника, обрушивается на добычу с километровой высоты, развивая при этом скорость до 300 км/ч, или когда ястреб неуловимым броском за доли секунды настигает вспугнутую дичь. Пережив эти захватывающие минуты, человек навсегда остается поклонником этой «царской охоты».
Для нужд соколиной охоты сейчас работает масса зарубежных фирм, выпускающих всю необходимую амуницию, а в нашей стране и даже у нас, в Тамбовской области, есть мастера, изготавливающие различные атрибуты сами. Питомники позволяют приобрести ловчую птицу в любое время года, при этом получив все необходимые документы. В Московской области функционируют школы сокольников, в которых любой желающий совершенно бесплатно может научиться азам обращения с хищной птицей. Приобрести необходимый опыт можно и на встречах сокольников, ежегодно в сентябре-октябре на базе питомника хищных птиц заповедника «Галичья гора» (Липецкая область) проводятся открытые слеты, где любой желающий может посмотреть на охоту и соревнования ловчих птиц. Словом пополнить ряды сокольников, некогда почитаемый слой общества, сейчас может любой желающий охотник, т. е. гражданин, являющийся членом охотобщества.

Алтайский балобан
Алтайский балобан

К сожалению, законодательная база, касающаяся охоты с ловчими птицами в стране очень не совершенна. В правилах охоты ловчим птицам уделено всего пара строк. Сроки охоты неоправданно сокращены, и это при том, что соколиная охота является самой экологичной, по сути, являясь частью природного цикла: при ней не бывает подранков, не рассыпается по угодьям несметное количество ядовитого свинца, добываются только самые слабые особи, что не противоречит естественному отбору. Сокол – не ружье, его нельзя использовать в короткий сезон, а потом просто повесть на гвоздь. Что бы птица оставалась охотником, она должна работать каждый день, постоянно развиваясь, совершенствуя свои навыки. Просидев без дела всего пару месяцев, сокол в значительной степени утрачивает охотничьи качества и на их восстановление уходит много времени. Кроме того хищнику не объяснишь, кого можно ловить, а кого нельзя. Видимо этим и объясняется весенний запрет на соколиную охоту, когда добыча самок пернатой дичи запрещена. Но разве можно сравнить ущерб от одной-двух пойманных соколом птиц, от количества убитых из ружей по ошибке? Ведь и под выстрел не редко попадают краснокнижные виды. В результате на соколиную охоту отведены лишь осенне-зимние месяцы, из которых сентябрь и часть октября уходит на подготовку птиц после летней линьки, а уже в декабре охота становится маловозможной из-за снега и холодов. В результате сокольнику с его птицей остается только дождливый ноябрь. Хочется верить, что в скором времени ситуация с законодательством изменится в лучшую сторону и ловчие соколы вновь поднимутся в Русское небо, став живым напоминанием о величии нашей страны.

Владимир ЛАМОНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *