Козловский архив Пушкина

В начале июня 1880 года в Москве был открыт памятник А.С. Пушкину работы скульптора А. М. Опекушина. На торжества приехал из города Козлова Тамбовской губернии старший сын великого русского поэта Александр Александрович Пушкин…*

15 июля 1870 года Александр Александрович Пушкин был назначен командиром 13-го гусарского Нарвского полка. В его боевой летописи немало ратных подвигов, в том числе и сражения в турецкой кампании 1877–1878 годов. Сразу же после завершения этой войны, в апреле 1879 года Нарвский полк во главе с полковником А. А. Пушкиным дислоцировался в Козлове. Именно с козловским периодом жизни сына поэта и связан его выдающийся вклад в отечественную пушкинистику.
К торжествам по случаю открытия памятника А. С. Пушкину в Москве была при­урочена и первая в истории русской культуры публичная выставка пушкинских реликвий. Материалы той выставки ныне сосредоточены в фондах Центрального государственного архива литературы и искусства. В этом фонде и обнаружил недавно псковский пушкинист Виктор Михайлович Русаков письмо А. А. Пушкина, написанное им в Козлове 9 мая 1880 года и имеющее самое непосредственное отношение к истории формирования пушкинского рукописного архива.
По семейному разделу имущества от 5 февраля 1870 года к старшему сыну поэта перешел весь пушкинский архив. Один из первых биографов А. С. Пушкина П. И. Бартенев и хранитель отделения рукописей Румянцевского музея А. Е. Викторов в письмах, адресованных в Козлов, убеждали Александра Александровича в том, что «эти бесценные пушкинские бумага надо, наконец, поместить в надежное государственное хранилище».
И вот с каким письмом обратился А. А. Пушкин к директору Московского Публичного и Румянцевского музея (ныне Государственная библиотека им. В. И. Ленина) В. А. Дашкову:
«Милостивый государь Василий Андреевич! В ознаменование торжественного дня открытия в Москве памятника отцу моему Александру Сергеевичу Пушкину, предполагая передать в общественную собственность сохранившиеся у меня рукописи его сочинений, я избрал местом хранения их на вечные времена находящийся под Вашим управлением Московский Публичный и Румянцевский музей, куда эти рукописи и будут доставлены из Общества любителей российской словесности, которому временно я их передаю, вместе с правом воспользоваться ими для особого литературного сборника. Уведомляя о сем Ваше превосходительство, прошу принять уверение в моем почтении и преданности. Ваш покорный слуга Александр Пушкин, г. Козлов. 9 мая 1880 г.».
Материалы «поливановского» архива сохранили для нас сведения и о том, что по поручению комиссии Общества любителей российской словесности в Козлов отправился историк литературы П.И. Бартенев. Каково же было содержание пушкинского архива, отправленного из Козлова в Москву? Это как раз и удалось установить В.М. Русакову.
В октябре того же года (1880) архив Пушкина, бывший у его старшего сына в Козлове, поступил почти полностью в Румянцевский музей. Здесь находились четырнадцать «рабочих тетрадей», содержащих преимущественно черновые тексты всевозможных произведений Пушкина, они отражают едва ли не весь его творческий путь – от лицейских стихотворений и «Руслана и Людмилы» до знаменитого стихотворения «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…», помеченного 21 августа 1836 года, то есть за пять месяцев до гибели поэта. Кроме того, из Козлова прибыло несколько десятков самодельных тетрадок, в которые Пушкин переписывал набело такие крупные произведения, как «Медный всадник», «Дубровский», «Капитанская дочка», «Маленькие трагедии». Из тетрадок были сброшюрованы авторизованные копии «Бориса Годунова», «Истории Пугачева», материалы к ней. После смерти Пушкина все рукописи поэта, черновые и беловые, были просмотрены жандармами, прошиты, пронумерованы полистно красными чернилами и перепечатаны. А отдельные листки, которые трудно было сшить в тетради, сложили в пакеты. Только в 1930-х годах «жандармские тетради» были расшиты, и рукописям Пушкина возвращен тот порядок, какой они имели до «посмертного обыска» в квартире поэта, что значительно облегчило их изучение…
Помимо рукописей из «козловского архива» сына поэта были отправлены в Румянцевский музей 62 письма Пушкина к жене, большое количество писем к поэту от разных корреспондентов. При передаче рукописей отца в музей А. А. Пушкин предоставил право пользоваться ими исключительно П. И. Бартеневу. Поскольку многие тетради Пушкина находились тогда еще в Тамбовской губернии, Петр Иванович Бартенев, получив разрешение публиковать из рукописей поэта все, «что найдет в них нового», ездил за ними в Козлов, а затем по мери использования тетрадей, передавал их в Румянцевский музей. Здесь же, в Козлове, Бартенев знакомился с дневником А. С. Пушкина 1833–1835 годов, публикацию которого Александр Александрович считал тогда еще преждевременной.
По свидетельству Н. Яшвили, внучки пушкиниста П. И. Бартенева, он «просидел однажды несколько дней закрытый на ключ в комнате, выписывая из дневника Пушкина нужные ему данные, так как только при этом условии сын поэта Александр Александрович позволил ему ими воспользоваться».
Хранитель отделения рукописей Румянцевского музея Алексей Егорович Викторов сумел убедить сына поэта сделать и еще один шаг: с осени 1882 года прибывший из Козлова пушкинский архив стал доступен всем, кто занимался в то время изучением творчества великого русского поэта.

Зинаида АФАНАСЬЕВА

*  В статье представлены материалы, публиковавшиеся в еженедельнике «Литературный Тамбов» с 1989 по 1992 год. См. соответственно: 1990. Март. №1; 1989. Апрель. N92; 1989. Декабрь. №4; 1981. Январь. №1; 1990. Август. №3; 1989. Декабрь. №4; 1991. Декабрь. №4.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *