Екатерина МАЛОФЕЕВА

Екатерина МАЛОФЕЕВА

Поэт, технический и художественный переводчик, лауреат Национальной молодёжной литературной премии Роскультцентра (2020), лауреат IV Международного конкурса «45-й калибр». Участница лонг-листа XIV Волошинского конкурса, премии «Лицей» (2020)». Победительница литературного конкурса в рамках Сибирского фестиваля искусств «Тарская крепость» (2020), «Вернись на родину, душа» (2020), «Печорская «Ассоль»» (2020), финалист Международного конкурса «Хижицы» (2020), «Это нужно не мёртвым, это нужно – живым!» (2020). Участница проектов «Чтецы», «Живые поэты». Публиковалась в журналах «День и ночь», «Байкал», «45 параллель», «Сибирские огни», «Огни Кузбасса»; альманахах «Веретено», «Образ»; антологиях «111», «Чайная лирика», второй антологии лучших стихотворений проекта «Живые поэты» (2020); газетах «Бурятия», «Судьба» и др.


СЕНТЯБРЬ

Горький дым – выдох тлеющих листьев
умирающего сентября.
Проповедница азбучных истин – осень – учит,
что мелкая рябь
На воде – письмена о забытом. Присмотрись,
может, вспомнишь? И блик
Ослепит. А в оправе гранита баржи строем
идут, корабли –
Колыбели, несущие грузы, бандероли –
чужим городам
В дар по Волге. Пустынно и грустно.
Небо маревом Бог залатал,
Но разъехалась штопка в прорехах, и ползут
лоскуты серых туч.
В перевалах аукает эхо – крик гудка
на узорном мосту.
Хмуро смотрит, нахохлившись, галка
на провисших стальных проводах.
Брёвна спят в лесовозах вповалку,
поезд стонет, платформа пуста.

ВРЕМЯ

I

Вползает мрак семи часов утра –
Январская звенящая отрава –
До крошки жар домашний обобрав,
Под кожу.
Слепо, голодно, шершаво
Лицо ощупал холод, не смотрю,
Как мотыльком дворовый снежный ангел
В грязи крылами бьётся.
Неуют
Оглаживает с бархатной изнанки
Души зальдевший кокон.
Стылый взгляд,
Завязший в сахарине чьих-то окон,
Погреть бы о стеклярусы гирлянд,
Но дверью скрипнул пазик кривобокий
И потащил меня сквозь сумрак и огни.
В стекле колодцы улиц холодели.
Проснулся город тюрем и больниц,
Казарм, промзон, складов и богаделен.
И серые заборы спецчастей –
Идиллия рождественских открыток.
Ложится на грунтованном холсте
Асфальта пылью и силикальцитом
Глубинки неизбывная печаль,
Бараки и погосты – побратимы.
И плесневеет мир, кровоточа
Иллюзией, что время обратимо.

II

Скользит песок истраченных минут –
Под пальцами осыпавшийся берег.
И мнится – кану в тьму и глубину,
Не удержавшись, сил не соразмерив.
Кто поддаётся – и уходит в грязь
И ряску лет, в замшевшее посмертье,
Кто борется, кичась и молодясь,
Кто воскресает, продолжаясь в детях.
Но неумолчно щёлкает отсчёт
Обратный равнодушным метрономом,
И плачь – не плачь – никто и не спасёт.
И я сама себя не сберегла.
Одна дорога нам –

С крыльца роддома
До стали секционного стола.

 

ПАМЯТЬ

«Сорочьим сказкам»
Алексея Николаевича Толстого,
любимой книге моего детства,
посвящается

Непролазная топь и грязь.
Полдень облачен и лубочен,
Страшных сказок сорочья вязь заколдует
и заморочит.
Заповедный сосновый бор в изумрудных
объятьях стиснул
Обезлесевший островок усть-таёжного
смерть-сибирска.
Легкокрылая стая снов, поговорок и суеверий
Разлетается из-под ног,
Воют в чаще слепые звери.
Седовласый угрюмый лунь в окна тёмные
зорко смотрит,
Не боится икон в углу.
Не нарушит совиный окрик
Немудрёный крестьянский быт.
Шагу вторя тоскливым скрипом,
Кто-то ходит вокруг избы,
отмеряет костыль из липы,
Сколько жить вам /скырлы-скырлы/,
Остаётся совсем немного.
И корой со стволов гнилых объедается
криворогий
Заплутавший анчутка, чар не страшась
в дольнем людьем мире.
Выпевает свою печаль большегрудая птица
Сирин,
Черти сеют траву Сандрит, по-щенячьи
скулят игоши,
Алой алицы серебри терем-храм
по венцу порошей.
Прелый мох украдёт шаги,
Пряным духом плывет багульник.
Подкрадутся – подстереги – дивенята.
Эй, гули-гули,
Улетайте в своё гнездо.
Виснут плети плакучей ивы,
Покосившийся чёрный дом на русалок
глядит с обрыва,
Безучастный привычный взгляд прикрывают
ладони ставен.
Ночь приходит.
Костлявых лярв хоровод выступает навий.
Сгинет нечисть,
Умрёт тайга,
От огней городов отступит,
Но хранится под сердцем мгла,
Память древней,
Заветной жути.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *