Навеяно былым…

Наталья МЕРКУШОВА

Наталья Меркушова родилась в д. Сретенка Пичаевского района Тамбовской области, проживает в пос. Сатинка Сампурского района. Автор многих сборников стихов, басен, малой прозы, а также книг для детей.
Книги издавались в Тамбове, Новокузнецке, Владивостоке, Ставрополе, Торонто (Канада).
Член Российского союза писателей и Союза журналистов России.
В этой подборке стихи, используемые в краеведческом проекте библиотеки – филиала № 7 им. В. Кученковой г. Тамбова.
«Тема проекта была задумана в сентябре 2020 года, после того как мы прочитали в социальной сети «ВКонтакте» стихи Натальи Меркушовой, написанные специально для презентации книги В. А. Кученковой «Усадьбы Тамбовской губернии», переизданной Тамбовской областной общественной организацией любителей книги (руководитель И. В. Мачихина). Так как библиотека имени В. Кученковой, то был создан совместный проект «Навеяно былым», основанный на стихах Натальи Сергеевны о старинных усадьбах, парках, храмах» (библиотекарь библиотеки – филиала № 7 им. В. Кученковой О. М. Цыплухина).


Старая Казинка

Рахманинов Иван был основатель
Вольтеровских изданий на Руси,
Он был философ, публицист, издатель,
Любил Вольтера и превозносил.

Вначале в Петербурге начал дело,
Потом его в деревню перенёс.
Округа от известия гудела:
В глуши тамбовской – книги? И – донос.

Он пять томов успел издать, и что же?
Указ Екатерины: им не быть!
Закрыли, опечатали: негоже
Француза-вольнодумца допустить!

Но слава основателя печати
Вольтеровских трудов ещё живёт.
Рахманиновский род и этим знатен,
И музыкой. Уже который год

Здесь фестиваль проводят музыкальный,
Рахманинов Сергей из этих мест,
И музыкой его исповедальной
Наполнены поля, река и лес…

 

К поэту Боратынскому

Я посетил тебя, пленительная сень,
Не в дни весёлые живительного мая,
Когда, зелёными ветвями помавая,
Манишь ты путника в свою густую тень.
Е. А. Боратынский

Усадьба Мара лишь одна из многих,
Развеянных на гибельном ветру.
И всё ж ведут туда пути-дороги,
К поэту Боратынскому ведут.

О, как красиво было здесь когда-то,
Пока всё не разрушила «гроза».
Глядят на эту пустынь виновато
Некрополя печальные глаза.

Эхо

Эхо в зале усадьбы Загряжских
Из любого звучит уголка.
Это чудо, заветная сказка,
Сохранённая здесь на века.

И картины, картины, картины…
И чудесный портрет Натали.
Этот ангел «ниспосланный» милый
Сердце Гения вмиг покорил.

И усадьба, и парка аллеи,
Что весною полны синевой,
Сохранили для всех поколений
Образ Музы Поэта живой.

Вторит эхо, звучит голосами,
Рассыпаясь на тысячи слов.
Измеряется время часами
И минутами жизни веков.

 

Мечта и сказка

Асеевский дворец! Мечта и сказка,
И облик твой воздушной красоты.
Трагичная и грустная развязка…
Но сохранились все твои черты.
Черты былого возродились снова,
Вернулись вновь и удаль, и размах.
Асеевский дворец. Простое слово
Звучит в твоих прекраснейших стенах.

 

Трегуляй

Сюда давно паломники стремятся
Воды живительной и праведной испить.
Здесь Питирим открыл такое царство,
Что побывал и продолжаешь жить!
Не просто жить, а Верой укрепляясь,
Из пут болезней вырвавшись на свет.
Источник в Трегуляе исцеляет
Уже немалых триста тридцать лет.

Великая земная

Два царства: Дуба и Сосны –
Извечно враждовали,
И примирить их не могли
Ни беды, ни печали.

Однажды страшная гроза
Решила всё разрушить,
И устремились в небеса
Дубов и сосен души.

Не стало царств, и спора нет,
Земля покрыта прахом.
Вернуть бы всё… Лишь бересклет
Остался под оврагом.

Омыли добрые дожди
Болезненные раны.
На пепелище не спешит
Вернуться жизнь дубравы.

И лес сосновый не растёт,
Все семена погибли.
Разрушился враждебный гнёт,
Но есть ли победитель?

…И тут свершились чудеса,
Закончились мытарства,
Соединили небеса
Враждующие царства:

В укромном уголке земли
Потомство притаилось.
Какие силы сберегли?
Наверно, Божья милость.

И вот два тоненьких ростка
К рассвету потянулись.
Ах, как слабы они пока!
Но всё-таки вернулись!

И неразлучными растут
Сосны и Дуба дети,
Друг в друге обрели приют,
Проснувшись на рассвете.

И незаметно вырос лес,
О жизни бесконечность!
Глядят отцы на них с небес,
Их примирила вечность.

И стало символом любви
Такое проявленье:
Сосна и дуб найти смогли
Дорогу к примиренью.

Нет, ошибаюсь, что же я!
Любви большой созданье
Зовёт к себе, как звон ручья,
Величьем созиданья.

Стремятся люди всей земли
Жить в доброте и ласке,
Приходят к символу любви
И просят о подсказке.

И гладят ласково рукой
Живое воплощенье
Любви великой и земной
Чудесного творенья.

 

Эксталь

От топота тысяч копыт
Родная земля содрогалась.
Над Русью стервятник летит,
О, сколько ей горя досталось!

Раскинуло войско шатры,
Костры запалило у речки.
Кровавые чуя пиры,
Лило безудержные речи.

У хана Батыя жена
В шатре на своей половине
Страданий безмолвных полна:
Её на Руси захватили

И в жёны отдали в Орду,
Батыю досталась добыча,
И русскую стать-красоту
Держал при себе он обычно.

– О милая Русь, всё же я
Спрошу у Батыя пощады!
Батый, умоляю тебя,
Назад, за реку, возвращайся!

Свирепо взглянул на неё,
Жестокою плёткой ударил.
А сын заступился, копьём
Отца ненароком поранил.

Взъярился правитель Орды,
Убить повелел их обоих.
А в небе слетались орлы,
Кружась у селений убогих.

Курган погребальный, как встарь,
Стоит в чистом поле доныне.
Селенье назвали Эксталь,
По имени русской рабыни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *