Олег НАЙМУШИН

Олег НАЙМУШИН
г. Тамбов

В себе не дам развиться лени

Наверно, был какой-то гений,
Который выдумал ту чушь:
Искать блаженство в мыльной пене,
Вставая под горячий душ.

И есть ли прок от чистоты,
Когда, забросив все дела,
Мочалкой трут до красноты
Свои размякшие тела?

Мы все подвержены обману.
Не стоит в крайности бросаться.
Лентяй придумал, видно, ванну –
Ему бы только не чесаться.

Нет в голове моей сомнений –
В том где угодно подпишусь.
В себе не дам развиться лени –
И я не моюсь, я чешусь.

 

Мы с вами познакомимся в гостях

Разделены, как карта областями,
Мы с вами в параллельных плоскостях.
В разгар застолья стукнувшись локтями,
Мы с вами познакомимся в гостях.

В гостях, где обращение на «вы»,
Где горы яства и напитков реки,
Где с каждым вашим поворотом головы
Меня с ума сведут полуопущенные веки.

Где по накатанной течёт застольный шум
С угла на угол, вдоль и поперёк,
И в фразах, что приходят нам на ум,
Мы ищем хоть какой-нибудь намёк.

Намёк на то, что нам не устоять
Перед соблазном быть друг другу ближе,
И мы уверены: не каждому понять,
Какая сила тем соблазном движет.

Ни в сплетнях нам не быть, ни в новостях.
Безумство нас опутает сетями.
Мы с вами познакомимся в гостях,
В разгар застолья стукнувшись локтями.

 

Продолжение

Ночь отшатнулась по привычке,
Других и не было причин,
Едва огонь от тонкой спички
Коснулся фитилька свечи.
И не спеша, как ходят старцы,
Прикосновение в ночи,
С горящей спичкой стали пальцы,
Как продолжение свечи.
И ночь, по-старчески ворча,
Дрожала кожей своей дряблой,
Сгорая, плавилась свеча,
Как продолженье канделябра.
А время зеленью налёта
Всё крыло старину металла.
Быть продолжением чего-то –
Как много это и как мало.
И темнота, разжав тиски,
Уже не выглядела храбро.
Как продолжение руки –
Витиеватость канделябра.

Бездарность

Быть может, кто-нибудь привык
К тому, к чему мне не привыкнуть.
Готов сорваться я на крик,
Да вряд ли мне позволят крикнуть.
И вместо крика только плач,
Да жаль, слезам никто не верит.
Застряло где-то время-врач,
Как ржавый гвоздь в гнилой фанере.
Быть может, кто-то счёл за данность,
И в дом мой вновь спешат не те,
Чтобы оставить в дар бездарность
С автографом на титульном листе.
Не посчитайте, что я строг
И уверен в том, что вы не боги,
И прежде чем переступить порог,
О коврик вытирайте ноги.

* * *

Мне бы в домике с видом на море
Утром пить апельсиновый сок,
Где, цепляясь к оконной шторе,
Луч от солнца дырявит висок.
И в едва пробудившемся взоре,
Распускаясь, как нежный цветок,
В повседневно-бесшумном повторе
Новый день начинает виток.
За волною волна в вечном споре
Замедляет последний бросок,
В утихающем дружном хоре
Тащит к берегу вспененный клок.
И застынут на время в узоре,
Уронив на прибрежный песок
Свою свежесть, прохладные зори,
Будто слёзы на белый листок.
В том бескрайне-дрожащем просторе,
Там, где виден багряный восток,
Мне бы в домике с видом на море
Утром пить апельсиновый сок.

 

Не у каждого Ангела крылья

Ангел может быть кем угодно.
Не у каждого Ангела крылья,
Вот и мой не умеет летать,
Говорит, что он любит плавать.
Он приедет ко мне на такси,
Он с собой привезёт мир цветной,
Состоящий из тысяч картинок,
Он расскажет мне свои сказки,
Сказки добрые о любви
И печальные сказки о смерти.
И я буду смеяться и плакать.
И мы знаем – всему своё время,
Ангел сядет опять в такси
И уедет. Куда? Я не знаю.
Видно, там нужнее мой Ангел.
Я за это его не виню,
Там без Ангела тоже не могут.

* * *

Поверхность луж рябит кругами,
С ветвей прозрачными серьгами
Свисают капли естества,
Я измеряю грусть шагами,
Смешавшись с грязью под ногами,
Молчит погасшая листва.
Я сам молчу. Не до укора.
Дождь как расправленная штора,
Осенний плащ и старый зонт.
Просохнет только вот нескоро
Висящий в серости простора
Насквозь промокший горизонт.
И сырость впитывают дали,
Смывая мелкие детали,
И влажный воздух слишком плотен.
Я был здесь? Вряд ли и едва ли
В осенне-выставочном зале
Среди развешанных полотен.

* * *

Позвольте быть чуть-чуть смешным,
И даже выглядеть нелепо,
И не бежать за модой слепо,
Быть не пунктирным, а сплошным.

Позвольте быть сегодня там,
Где завтра, может быть, не буду,
Позвольте взять такую ссуду,
Чтоб расплатиться по счетам.

Позвольте быть сегодня тем,
Кем завтра стать бы не хотелось,
И проявить сначала смелость,
А рассудительность – затем.

И в суматошности стихий
Позвольте мне (раз жребий брошен)
Сегодня быть ещё хорошим,
А завтра стать уже плохим.

Позвольте проявить мне волю,
Измерить всё стаканом мерным,
Позвольте мне стать самым первым,
И я вам вряд ли что позволю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *