РЕАНИМАЦИЯ

Ренат Харис

Народный поэт Татарстана, автор более чем сорока книг на татарском, русском, английском, башкирском и чувашском языках. Родился 6 мая 1941 года в семье сельских учителей. Окончил Казанский государственный педагогический университет. Работал учителем, журналистом, ответственным секретарём Союза писателей Татарстана, заместителем министра культуры, заместителем Председателя Госсовета (парламента) Татарстана. Им написано около четырёх десятков поэм, часть из которых стала операми, балетами, ораториями, кантатами, теле- и радиоспектаклями. На стихи Хариса композиторами Казани, Москвы, Уфы, Саратова и других городов создано более ста пятидесяти произведений вокального жанра. За создание либретто балета «Сказание о Юсуфе», способствующего развитию традиций национального эпоса в современных условиях диалога культур, Ренату Харису присуждена Государственная премия Российской Федерации за 2005 год. Он также является лауреатом Государственной премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая, Республиканской премии молодёжи Татарстана имени Мусы Джалиля, заслуженным деятелем искусств Татарстана, заслуженным работником культуры Чувашии и Каракалпакии. Ренат Харис – секретарь правления Союза писателей России, член Геральдического совета при Президенте Татарстана, член редколлегий журналов «Наш современник» и «Казан утлары», член главной редколлегии Татарской энциклопедии. В Татарии издано собрание его сочинений в семи томах.


Поэма, написанная в «красной зоне»2 госпиталя Казанского федерального университета,
в палате 310

Врачам, борющимся с пандемией коронавируса

Как будто кто-то пробкой мне
В груди дыханье перекрыл
И бросил мучиться в огне,
Как птицу, что лежит без крыл.

Коронавирус! Я тебя
Не проклинаю. Ты – дитя
Природы, что, весь мир любя,
Погибель сеет всем шутя.

Нам всем всё поровну дано –
И боль горючая, и жизнь.
Но каждому нам суждено
В любой беде сказать: «Держись!»

Коронавирус! Не тая
Тебе «спасибо» говорю
За то, что в страшном кашле я
Остался жив, хоть весь горю.

«Спасибо!» – я скажу тебе,
Коронавирус мой, за то,
Что ты учил нас по судьбе
Мыть руки, как не мыл никто.

Я понял – виноват не ты
В том, что я сильно занемог,
Надеясь только на мечты,
Ну а рассудком – пренебрёг.

Себя внезапно возомнив
Почти Аллахом на земле,
Я стал ко всем быть неучтив,
Толкаясь, как в кромешной мгле.

Оглохло сердце, ум ослеп,
И правда жарко душу жжёт.
Прав говорящий, что нелеп
Тот, кто себя не бережёт.

Мы жили, веря лишь в «авось»,
Не видя – свет вокруг иль тьма,
И это слово в нас впилось,
Пытаясь нас лишить ума.

Но, несмотря на злость и месть,
Горит рассудок в нас огнём,
И, чувствуя, как жжёт нас честь,
Мы за неё – в пожар шагнём…

* * *

…И вот я из небытия
Вновь возвращаюсь в этот мир,
Где дует воздуха струя
В меня из гулких вышних дыр.

Вокруг всё пусто и мертво,
И в том пространстве, не дыша,
Я превращаюсь в вещество,
Чтоб в нём жила моя душа.

Мне странен этот способ – быть
Там, где живых и близко нет,
И в облаках туманных плыть
На вдалеке горящий свет.

Вот госпиталь. Казань вокруг.
И взгляд мой различает вдруг
Себя на белой простыне
Лежащим тихо в полусне.

А за окном встаёт рассвет –
Казанский университет
Плывёт над миром, как в кино…
И смотрит голубь мне в окно.

Верней – голубка, так как взгляд
Мой видит беленький халат –
То, видно, птичья медсестра
Даёт лекарства их с утра.

И, отгоняя липкий страх,
Я вижу, как течёт мне в грудь
Из капельницы в облаках
Живительная силы суть.

Я от неё горю в огне –
Не продохнуть и не вздохнуть.
Та сила бьётся в сердце мне,
Чтоб в лёгких пробку протолкнуть.

Но эта пробка заперта –
Как те ворота отворить?
Вся заржавела пробка та,
Нет силы, чтоб её пробить.

Хоть душу кашлем разорви,
Хоть сердце утопи в крови,
Хоть загони всю землю в шок,
А мне б – хоть воздуха глоток!..

…Ну кто нам скажет, из чего
Был создан человек? Господь
Из воздуха соткал его:
Был воздух лишь, а стал вдруг – плоть!

Так воздухом живёт душа,
И чем сильней его вдохну –
Тем я бодрей живу, спеша,
Ныряя в воздух, как в волну.

Есть Жизнь и Смерть, а между них –
Просторы мёртвые лежат.
Тут не вздохнёте и на миг,
Бескислородность – вот он, Ад!

Ад – это жар, но знает мир:
Без воздуха умрёт костёр!
Так космос в нас из чёрных дыр
Стреляет вирусом в упор.

И, уходя от мира прочь,
Я тороплюсь к сиянью дня.
Но потемнело, словно ночь,
И вдруг покинул ум меня.

И, поднимаясь высоко
В простор над гулкой пустотой,
Себя спросил я: из чего
Мне кем-то создан разум мой?

Куда моя душа спешит –
На север, запад или юг?
Я в центре! Предо мной лежит
Вся Вечность – голая, как луг.

Ни Жизни нет, ни Ада нет,
И к Раю скрылся поворот.
Лишь виден в лопухах кювет,
Что нас к Чистилищу ведёт.

Там наше прошлое в глуши
Лелеет детские года.
Там есть полянка для души,
Но можно ль вновь пройти туда?

Душа припомнит этот путь.
Та точка Памятью была!
А если Память жжёт мне грудь,
Она бесследно не ушла!

Она над нами держит власть,
Храня звук прошлых голосов,
И Память мне отозвалась,
Услышав плоти моей зов.

И, видно, так я был силён,
Что не отдал себя смолоть,
Уже почти был распылён,
Но вот я снова – в теле, плоть!
Я ухожу из лап смертей,
Чтоб жить и счастье не терять,
И каждой клеточкой своей
Волшебный воздух охранять…

* * *

Я победил слепую Смерть!
Одним лишь духом победил.
Я тихо ей сказал: «Не сметь!» –
И сам себя тем пробудил.

Душа услышала мой зов –
Тот, что в мою прорвался грудь, –
И, сдвинув на вратах засов,
Мне распахнула к Жизни путь!

Так кто же в этом ей помог?
Кто отворил врата с утра?
То ли голубка, то ль Сам Бог,
А то ль в халатах доктора.

Ну да, это они, врачи,
Что, нам даруя Жизни путь,
В нас вводят иглы, как ключи,
Чтоб наши души отомкнуть.

В комбинезонах все они,
Узнай – кто врач, а кто сестра.
Но это именно они –
Из «красной зоны» доктора!

Сегодня им стократ трудней
Скрестить во благо мира тут
Труд медицины наших дней
И – Авиценны древний труд…

* * *

…И вот я радостно шепчу,
Скрыть своё счастье не могу:
Я жить хочу! Я петь хочу!
Я рад цветам, что на лугу!

Дух луговых цветов летит
По космосу во все края.
Я снова Человек! Я вид –
Renatus я! Renatus я!
Я силой стал точь-в-точь Симург,
А пеньем – слаще соловья.
Но спас меня здесь не хирург –
Renatus я! Renatus я!

И вот я к вам вернулся вновь,
Пройдя и Ад, и небеса.
И вновь со мной моя любовь,
И я гляжу в её глаза.

Вот мой любимый уголок,
Моё окно, мой чистый пол,
Моя постель, мой потолок,
Мои подушки и мой стол.

Вот рукописи в ряд лежат,
Что не успели помрачнеть.
Вот в удивлении стоят –
Там крест на храме, там мечеть.

В окно мне воздуха струя
Течёт, как из лесов привет.
Не вирус победил, а я –
Обычный человек, поэт!

С коронавируса бедой
Сегодня борется весь свет!
Но проще победить сто бед,
Чем излечить наш шар земной.

Не легче ль пробкою заткнуть
Нам горло глупости своей,
Чтоб нас коронавирус, жуть
Собой не мучила сто дней?

Дрожит от бед земная ось.
Век нас терзает, как пират.
Но если жить не по «авось»,
То перейдём мы мост Сират.

И вирус взвоет, как струна,
И станет ясно: счастью – быть!
Лишь надо, чтоб моя страна
Почаще стала руки мыть…

Перевод с татарского языка
Николая ПЕРЕЯСЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *