Время признать

Ольга ГУЛЬТЯЕВА

Ольга Николаевна Гультяева родилась в г. Новосибирске, в 1988 году окончила Новосибирский технический университет, работала инженером-конструктором на Ишимском машиностроительном заводе, затем старшим преподавателем кафедры общетехнических дисциплин Ишимского педагогического института им. П. П. Ершова. Стихи начала писать в 2011 году. В 2015 году окончила магистратуру Тюменского государственного университета (Ишимский филиал) по направлению «Историческая культурология». Автор трёх поэтических сборников: «Мне осень счастье обещала», «Крылья», «Осенизмы», автор и редактор-составитель художественно-публицистического сборника «Ишим  – Суровикино: дорогами памяти». С 2017 года – член Союза писателей России. Живёт в г. Ишиме.


ВРЕМЯ ПРИЗНАТЬ

Время молиться и время – молить,
Время прощаться и время – прощать…
Рвётся отчаянно-тонкая нить,
Камень вдогонку пускает праща.

Время забыться и время – забыть,
К людям спускаться, обиды спускать…
Только невнятны в потёмках мольбы,
Но оглушительна ясность курка.

И – возноситься, но всё ж – возносить,
Вновь возвращаться, опять – возвращать…
В городе воздух с утра моросист,
И не спасают объятья плаща.

А под плащом – вдохновен и двукрыл,
Хмарь пробивая, слепит белизна…
Время укрыться и Землю укрыть.
Время – признаться. И время – признать.

 

ПРОСНУЛСЯ ГОРОД

Не вовремя проснулся город…
Я – мимо шла, я – забывала,
На душу опустив забрало,
Я осторожно миновала
Всех, кто когда-то был мне дорог…
Не вовремя проснулся город.

Всё – мимо: радости, печали…
Неловко шлёпая босыми
Ногами по камням, по грязи,
Следов не замечая вязи,
Я забывала даже – имя…
И бесконечными ночами –
Всё мимо: радости, печали…

Я шла, неся уснувший разум…
Но вдруг проснулся суматошный,
В бетоне распахнув окошки,
Нелепый город. И подвздошно
Я ощутила это сразу…
Хоть шла, неся уснувший разум.

И над булыжной мостовою
Чуть видно, робко, отрешённо
Скользнул рассветом луч зажжённый,
И светофор мигнул зелёным…
Как будто брызнули живою
Прозрачной талою водою
По-над булыжной мостовою.

Я не дошла до невозврата…
Так вовремя проснулся город,
Лучами ранними распорот.
И отпустил забвенья холод,
И отодвинулась расплата –
Я не дошла до невозврата.

 

ЛИСТОПАД

Это – новый листопад?
Или – старый, очень старый?
В час затепленных лампад
Дремлет домик обветшалый.
У задумчивых икон
Ты склонилась одиноко,
Осень выставив на кон
Против опустевших окон.
Непророненной слезы
След невидимый на лике.
Небо рушится в разрыв,
Заходясь в беззвучном крике.
Полустёршиеся дни,
Растрепавшиеся листья –
Может, смысл только в них,
В них, пресытившихся высью?
Опадает старый клён,
В никуда ссыпая годы.
С опечаленных икон
Взгляды неподкупно-строги.
Словно смотрят сквозь тебя
В вечность. Или даже дальше.
Не об осени скорбя –
О бездушии и фальши.
Догорающих лампад
Перешёптыванья ломки.
А за дверью – листопад
Мир укутывает тонкий.

 

ОПУСТЕВШИЕ ИМЕНА
От исчезнувших вещей
остаются пустые имена.
(Бернард Морланский, ХII в.)

Мы исчезнем в потоке, останется только звук
Опустевших имён, не нашедших себе приюта.
В разорённых домах все углы заплетёт паук
Липкой сетью времён – тихим реквиемом
кому-то.

Мы исчезнем внезапно, как будто погасят свет
В гулком зале театра с холодной истёртой сценой.
Обещай, мой неведомый… нет, лучше дай обет:
Не тревожить мне душу обмана стрельбой
прицельной.

И в оставленных нами бессмысленных именах
Затухающим эхом бессильно забьются звуки –
В неизбывной надежде – оставить свой след
в веках…
Так в углах, в паутине, отчаянно бьются мухи.

ОСЕНЬ, ТЫ НЕ ПРАВА

Под бренчанье гитары
Листьев слышится вздох,
Дворник пьяный и старый
В парке мусор поджёг.
И бурчаньем нескладным
Треск огня перекрыв,
Он в листочек тетрадный
Отсыпает махры.
Три аккорда – три жизни,
Самокрутка – взатяг…
С тротуаров отчизны
Листья хмуро метя,
Дворник сплюнет беззлобно
И тихонько вздохнёт,
На пригорке на лобном
Осень спишет в расход.
На тетрадном листочке
Горько тлеют слова –
Остаются лишь точки:
«Осень, ты не права…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *