ПУТЬ АЛЕКСАНДРА

Анатолий ОМЕЛЬЧУК

Известный русский писатель, журналист, краевед, автор десятков книг, документальных и телевизионных фильмов. Действительный член (академик) нескольких академий. Окончил Томский государственный университет, много лет работал на Тюменском Севере, более четверти века возглавлял ГТРК «Регион-Тюмень». Лауреат многих литературных премий. Заслуженный работник культуры РФ. Почётный гражданин Тюменской области. Член Союза писателей России, член Союза журналистов России. Живёт в Тюмени.

 

 


Я сам себе не поверил, когда мне это взбрело в голову: Россия – изначально! – от Тихого океана до Атлантического. Изначально. В Божь­ем помысле, в Божественном замысле, в небесной идее России.
Вовсе не по Ломоносову – России «прирастать» Сибирью и Сибирской Арктикой. Не прирастать. Азиатская Сибирь – Азиатская Россия изначально. Восточная Россия. Западная – Московское царство, прежде: Киевская Русь. Они – Запад и Восток России – не отдельно, они сразу – вместе, единое целое, будущая Российская империя. Никаких механических прирастаний. Ментально – в Божьем промысле.
Я сам понимал, что это – мозговые заморочки, умствования на запоздалое неприятие расхожего: Сибирь как колония. Чего-то не хватало. Зияющие пустоты в голословных размышлениях.
И тут мне помог, пришёл на выручку Александр Невский. Уже в его время, в XIII веке, Сибирь и русские княжества в Европе существовали в едином государстве
Путешествие Александра Невского в Каракорум. «Русский улус», «Славянский улус» Великой Империи, где не просто ментально, а фактически существовало общее государство.
Со столицей – Каракорум.
Мы воспитаны в каноне: татаро-монгольское иго – беда Руси. Однозначно. Подлинная достоверность – крамола. Ересь.
Довлеет.
Но кто усомнится в святом и благоверном?

СТРАСТНЫЙ ПУТЬ

Александр Невский. Безусловное и безупречное «лицо России».
Главный национальный герой. Родоначальник современной России. Русский лидер безупречной репутации.
Неоспоримо. Государственный муж. Государственный мудрец.
Конечно, я помнил, что великий князь Новгородский ­Александр добирался и до моей родной Сибири, совершил государственное путешествие аж до самого Каракорума.
Но это мельком, мимоходом – советские историки ни своё, ни моё внимание не заостряли и на азиатских маршрутах Александра Невского не акцентировались.
Зачем на другой край света в 1246 году ехал молодой победитель беспощадных тевтонов Александр?
Он же не просто немецких псов-рыцарей разбил: европейскую агрессивную орду. А едет в Каракорум – столицу мировой Орды Чингисхана и его наследников. Князь только что похоронил отца, нашедшего свою смерть в Золотой Орде. И вернётся ли сам живым из Каракорума  – ни ему самому и никому не ведомо.
Но чтобы править на родине – в Новгороде Великом, – он должен получить «небесный ярлык» в Каракоруме.
С лишком три года будет длиться этот азиатский маршрут будущего великого князя. Александр получит «небесный ярлык» на княжение. Да, это не вполне европейские традиции – это геополитические восточные премудрости и благословение азиатского Неба на власть.
Что демонстрирует этот дальновидный, но трудный шаг Невского? Неизбежность? Покорность? Смирение? Слабость?
Я хочу понять его логику, вникнуть в его размышление. Его собственную прозорливую, дальновидную, перспективную логику. Летописцы и историки, пожалуй, простят великому государственному мужу эту вынужденную покорность. Интерпретаторы простят, но не примут. Негоже русскому государю унижаться даже перед Владыкой Вселенной ради мандата Неба. Лучше забыть, запамятовать, представить мелкой случайностью, временной слабостью великого лидера.
Но сам-то Александр Невский? Он что – топтал собственную гордость? Великую русскую гордость? Княжеское достоинство?
Но если понять логику князя Александра  – рано или поздно поймёшь и логику развития России.
Александр получал азиатский мандат на власть в Новгороде Великом. Но не только. Русь, становясь азиатской страной, в будущем получала мандат на Российскую империю на двух континентах – в Европе и Азии. Дальновидно и через века смотрел на судьбу своей родины этот молодой ещё человек. Мудрость выше гордыни. Мудрость – высшая гордость.
Я – азиат в первом поколении, но на судьбу своей страны смотрю именно из Азии – Российской Азии.
Государственный подвиг – это мудрость.
Русь с Сибирью, Сибирь с Русью началась именно при Александре Русском, в далёком ХIII веке, после его трансконтинентального путешествия – государственного визита за «небесным ярлыком».
А царь Иван Грозный, присовокупив к Московскому царству ханства Казанское и Астраханское, а также добровольно примкнувшее Сибирское, продолжит традицию великих азиатских империй − дарованную по «небесному мандату» власть.
Я ещё сам не привык к собственной мысли: Россия ментально, в Божественном замысле изначально и сразу замысливалась как единое целое меж трёх океанов, от Великого до Атлантики и океана Северного полюса. Творец – не учитель географии и, пожалуй, не знал имён континентов, ни Европы, ни Азии. Россию он замыслил как единый континент, это уже потом дотошные административные географы начнут рисовать границы.
И для нас сейчас совершенно ясно: Провиденье вело под уздцы коня всадника Александра – с него исторически начинается Россия в Сибири.
Страстный путь. Крестный путь.
Русское солнце восходит над Тихим океаном. Великий русский всадник, стремящийся к солнцу Русского Востока.
Не страшно ли мне самому? По правде – страшновато. Александр Невский и для меня – пример державной гордости. А это же надо усомниться во всех его достоинствах. На поклон – к врагу, к захватчику, нечестивому.
Скажем, Александр на коленях ползёт к Наполеону, посыпав голову пеплом горящей Москвы…
Так нас учили…
Где ж она, гордость первых великороссов?
Но если войти в логику молодого русского князя, осознается, не сразу, но осознается: не учили, а придумывали. Изобретали. Визит в Каракорум совсем уж не замалчивался, а пропускался – досадная мелочь. Если не простить – то: не заметить.
Русские летописи, неумеренно восхвалявшие все деяния досточтимого князя, обошлись лаконично осторожным: «…ходи Св. Александр в Канович». (Канович – в церковнославянской огласовке Каракорум – ставка великого Каана.)
Без комментариев. No comment.
И это – всё: об этапном событии, может быть – главном событии изначальной единой, евроазиатской истории России.
О Божьем замысле России.
Было? Было.
Тем хуже для этого «было».
Поздняя советская энциклопедия – Большая! – скрепя сердце признавала: «Умелой политикой А.Н. ослабил тяготы монголо-татарского ига».
Помнится, мой добрый знакомец великий академик сибирской археологии Анатолий Деревянко кого-то из популярных коллег приговорил: «Врёт как летописец».

ПОПРАНИЕ АЛЕКСАНДРА

Помните победителя великого Наполеона? Сразу затруднитесь? Фельдмаршал Кутузов? Старостиха Василиса? Партизаны Дениса Давыдова? Русский народ?
Явно имя императора Александра I первым в голову не придёт.
Как? Властитель слабый и лукавый?
Да, большие войны выигрывают народы, но всегда впереди стоит имя государя этого народа – организатора победы. Александр Первый – бесспорный и несомненный победитель жалкого полководца и императора французов Наполеона Бонапарта. С десяток лет после этой великой русской Победы никто не оспаривал безупречную освободительную кампанию Александра Благословенного. В те годы Россия, может быть, единственный раз в своей истории полноправно главенствовала в Европе. Но когда Европа смирялась со своим поражением? Проиграв войну, она вырвала победу. Какие страшные метаморфозы произошли! В русском сознании. Мы с нескрываемым уважением относимся к императору французов – жалкому пораженцу Наполеону – губителю собственного народа в первую очередь. Признаём его юридические и государственные заслуги, переживаем его трагический финал, ценим французский шарм и корсиканскую любвеобильность. Не первый европейский фашист, а очаровашка плейбой. Рыцарь Почётного легиона. Герой поколений.
А что наш доблестный Александр Победитель?
А что? Да ничего!
В русском восприятии безукоризненный победитель первой европейской орды – в лучшем случае проходная фигура, едва ли не отцеубийца, лукавый властитель, не угодивший самому Пушкину, странный мистический старец. (Хотя мне чрезвычайно импонирует, что именно в Сибири искал и нашёл спасение старец Фёдор). Любая другая страна гордилась бы Лидером, возглавившим свой народ в священной Отечественной войне и победившим в ней. Император русских добил врага-противника, как станут говорить позже, «в его логове», на парижском Монмартре, но проявил всё русское великодушие и джентльменство, не виданное в Европе.
А участь незавидная.
Чего достоин народ, не чтящий своего великого победителя?
О такой народ обязательно – немного погодя – вытрут ноги. Если можно унизить непобедимого лидера – ничего не стоит унизить и его непобеждённый народ. Народ, не уважающий героических лидеров.
Дело Наполеона живёт и процветает за счёт самоунижения нас, теряющих национальное достоинство и гордость. Горько.
Среди русских императоров разве ещё есть подобный Александру Победителю? Даже высокочтимый Пётр Великий не наберёт и толики достоинств Александра Благословенного. Победитель Европы, повелитель Европы. Первый в Европе. Государь, спасший свой народ в Отечестве.
Европа такого, понятно, не простит. Но почему мы-то – вслед за Европой?

Анатолий ОМЕЛЬЧУК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *