Я видела город…

А. КУЛЕШОВА

Я видела город…

Городу моего сердца – Тамбову –
посвящается

Я видела город, стоящий над самой рекою,
Я видела солнце – садилось
в асфальтную пыль,
Я трогала травы, касалась их нежно рукою,
И тень свою бросил на водную гладь
церкви шпиль.

Вдыхала я воздух, наполненный
сладким дурманом,
Там пахло вином, немного песком и рекой,
На плечи ложился дым серый ночного тумана,
И небо манило закатной своей красотой…

Считая ступеньки и метры моста подвесного,
Я чуяла кожей, как время быстрее идёт.
Я молча просила: «Помедленней
можно немного?»
Заката момент пусть ещё часа два
подождёт…

Не слушало время, и солнце разбилось
о стены,
Стекло красным цветом, испачкавшись
в тину и ил,
Последним лучом зацепилось
за телеантенны…
Закончился вечер, но счастлива я, что он был!

Детство

Я обратно хочу… домой,
Пробежать по зелёному полю,
Поваляться в траве молодой
И погладить лошадь рукою…

Я хочу, где амбары зерна,
Где так сладко пахнет пшеница,
Где приходит чуть раньше весна,
Где ночами летом не спится…

Да, я в детство хочу, домой…
Посмотреть на высокое небо,
Посмотреть на закат золотой,
Походить по местам, где ты не был…

Там уютно, там солнце печёт,
Там в полуденный час над рекою
Комаров и стрекоз хоровод
Кружит, пляшет над чистой водою…

Дайте карту, билеты туда,
Я домой, на природу, в деревню,
Где ручьи, где коровьи стада,
Я туда навсегда перееду…


Опоздали

Он умер! Умер! Не дождался. Он не болел… хотя, наверное, он просто не жаловался на то, что у него постоянно болит голова, слезятся глаза, что-то бухает и свистит внутри. Я его помню светлым и полным сил. Он так любил, когда вокруг него суетились куры, гуси, махонькие цыплятки пили водичку из корытца, стоявшего рядом с ним. Небольшие деревянные постройки, расположившиеся неподалёку, завершали деревенский ансамбль. Старые деревяшки амбара скрипели от тяжести навалившегося зерна и сена. Он любил этот скрип.
Он любил хорошую погоду, когда на солнце можно было погреть свои дряхлые кости. В такие дни он как будто бы распрямлялся и становился выше… как в молодости. А потом пустота… жуткое чувство одиночества. Он смотрел старыми почти ослепшими, глазами внутрь себя и не видел ни жизни, ни тепла. Он надеялся, что кто-то приедет, навестит, приведёт в порядок его внешний вид. Из-за немощи он не мог сделать этого самостоятельно.
А потом он умер. И никому до этого не было дела. Он потух, перестав надеяться – а вы бы стали ждать почти 20 лет, пока к вам кто-то приедет? Не дождался… не смог… люди помогли ему уйти. Не желая оставлять после себя ничего, он попросту ушёл в землю, порос травой, закрыв густыми кустами свою любимую берёзку и ненавистный бетонный столб.
Прости меня, мой уголок детства – старый небольшой дом, жуткий для всех и милый для меня одной. Ты так и не узнал, как мне дороги воспоминания о тебе… Не успела. Не дождался.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *