Северное солнышко Русской Земли

Ольга ОВСЯННИКОВА

Ученица 9-го класса Цнинской СОШ № 1 п. Строитель Тамбовского района Тамбовской области. Воспитанница воскресной школы Никольского храма с. Бокино Тамбовского района Тамбовской области.
Является лауреатом и победителем многих литературных конкурсов.


Глава I.
«Господи, прости!»

Недалеко от села Старая Ладога бежит река Ижора. Петляет, звенит чистым серебристым голоском. Вдоль реки раскинулись дремучие леса, духмяные луга и пологие холмы. Высоко над рекой безмятежно плывут облака. Смотришь в реку и забываешь, где находишься… то ли на небе, то ли на земле… Вдали виднеются купола Староладожского Никольского монастыря. Так хорошо всё устроено Господом!
Но отчего загрустил человек? Склонился над водой и будто не себя, одетого в монашеские одежды, в реке видит, а кого-то другого пристальным взором оглядывает. Иль молится он, иль жизнь свою вспоминает… Качаются над ним вековые деревья; шелестят покрытые крупными каплями серебристой росы травы; щебечут птицы – Богу песни поют… А инок стоит на коленях, не шелохнётся и глядит, глядит в светлую реку:
– Отчего столько злобы на земле? Отчего столько времени страдает земля Русская? Больше полувека терзают Русь страшные завоеватели, нагрянувшие из далёких монгольских степей… Сколько городов и весей оказалось в огне… Сколько христиан погублено православных… А князья, призванные защищать народ свой, что же они? Словно волки, делят добычу. Раздирают на куски Русь не одни татары, но, что горше всего, междоусобицы княжеские… Каждый ищет первенства и величия… «Разделяй и властвуй» – древнее правило всех поработителей. Закон, который веками действует на этой грешной земле, – горько вздохнул монах, будто ношу какую тяжкую в душе несёт…
В светлой реке вдруг увидал монах себя прежнего, облачённого в ратные доспехи. Увидал монах строгих воинов, с кем бился плечом к плечу за родную землю и православную веру!
В былые времена не раз приходилось ему, сыну боярина Романа, брать в руки меч и защищать от ворогов Отечество своё родимое… Даже имя его – Гордей, что значит «грозный», «быстрый», – звало к ратным подвигам во славу Руси. Сколько неприятелей полегло от его меча, и не сосчитать… И теперь, хоть и прошло много времени, не в силах забыть, как падали они на землю под его ударами…
– Господи, прости! – вымолвил монах. – Прости меня, окаянного!
…Но нет теперь того Гордея. Нет того грозного воина. Отрёкся он от своего имени. И стал он иноком Тихоном…
И снова посмотрел Тихон в воду… И вновь перед взором его заблестела вода, отражая солнечный свет.
– Отче! – тихим и осторожным голоском позвал кто-то инока. – Отче! – и вновь нежный голосок окликнул монаха.
Тихон встал с колен и оглянулся. Перед ним стояла девица лет четырнадцати-пятнадцати.
– Благослови, отче, – благоговейно наклонив головку, вымолвила девушка.
– Бог тебя благословит. Как величать тебя, дитятко? – негромко спросил инок.
– Ольгой, Ольгой зовут меня, батюшка.
– Ольга… – задумчиво произнёс монах, – великой равноапостольной княгини носишь ты имя. Пронеси же его по жизни с достоинством. Бог тебе в помощь. А как же ты в наших краях оказалась, свет мой? Вроде нездешняя ты, не видал тебя в селе ранее.
– Погостить приехали вместе с дедушкой к тётке моей, Ефросинии Годуновне. Дедушка благословил меня ягоды в лесу собрать да потом пирогов напечь, гостей велел дожидаться. А тётка уж с утра обед праздничный готовит, видно, гости важные будут. С самого утра в доме дым коромыслом…
– А как звать-величать деда твоего?
– Годун Иванович он.
– Годун Иванович? Не тот ли это славный воевода, который служил у князя Новгородского Александра? Слава Тебе, Господи, уберёг!
– Отче, вы его знаете?
– Господь сподобил… Дружны мы с ним были… И во времена былые бились против супостатов плечом к плечу с дедом твоим. Надо же, столько лет прошло… Не чаял уж и свидеться…
– Что ж, и князя Александра помните? Дедушка мой больно любит его, часто о нём вспоминает… Да такие истории рассказывает, что трудно и поверить, взаправду это было иль нет… Поведайте и вы, отче, каким был этот славный князь. Неужто и впрямь он был мудр, как змея, мужественен, как лев, и красив, как ясный сокол? Неужто и впрямь такие бывают?
– Бывают, свет мой! Сам такого видывал! Ну что ж, расскажу тебе, что помню… Хоть и не молод я по годам, но в памяти моей до сих пор живёт образ благоверного князя Александра, прозванного народом Невским.
Инок задумался, а потом, словно очнувшись ото сна, начал своё повествование.

Глава II.
«Бог не со многими, а с правыми!..»

1240-е лето от Рождества Христова.
Вечереет. Не спит светлый князь: думу тяжкую думает. Прислонился он к белоствольной берёзе, к русской красавице: «Что ж ты, милая, грустишь, что печалишься? Одинаково к лицу тебе и алмазный зимний убор, и золотая парча осени, и свисающие на тонких стебельках весенние серёжки. Отчего же склонила ты свои ветви, словно мать, оплакивающая своего не вернувшегося со страшной сечи сына?»
Прикрыл князь очи и видит перед собой, как наяву, всю необъятность русских просторов… Нет нигде другой такой стороны, где каждая травинка и каждый листочек на дереве будто бы пронизан звенящей любовью к отчему дому, к родному краю. Вся русская земля пропитана кровью своих сыновей. Из века в век приходится защищать своё Отечество от ворогов лютых.
Вспомнилось князю, как пришли к нему послы шведские. Накануне доложил о них Александру молодший дружинник, который сходу выпалил:
– Княже! Княже! Там от короля шведского гонцы с посланием.
– Что ж, пойдём, послушаем послов, раз послали, – угрюмо ответил князь и вошёл в палаты.
– Здравствуй, князь. Мы к тебе с посланием от короля нашего Бергера-Ярла! – с сильным акцентом, слегка склонив голову, произнесли гонцы.
Послы развернули исписанный чётким почерком свиток.
– «Если хочешь противиться мне, то я уже пришёл. Приди и поклонись, проси милости, и дам её, сколько захочу. А если воспротивишься, попленю и разорю всю и порабощу землю твою и будешь ты мне рабом и сыновья твои», – надменно, выделяя каждое слово, прочитал один из послов.
– Его святейшество, папа Григорий IX, надеется, что придёшь ты, князь, в лоно истинной Церкви, обратишься в латинскую веру и будешь примером благим для подданных твоих, – с притворной улыбкой добавил второй из пришедших шведов.
– Который раз вы уже ко мне с этим предложением приходите. А чем же наша вера плоха? Доселе никто не жаловался. Мы в ваш монастырь со своим уставом не ходим. Чего ж вы к нам со своим-то напрашиваетесь? – грозно сдвинув брови, ответил князь.
– Вера наша пользу великую может дать. Будешь ты, князь, королём Новгородским. А в случае нужды папа Римский против монголов силой воинской поможет. Подумай, князь.
– Монголы – враги наши, но веру свою не навязывают, – сурово ответил Александр, вставая с престола. – Значит, так: веру вашу не примем. У нас своя вера, и другой нам не надобно. Вы пришли к нам с войной. Мы вас не звали!
Наступила гробовая тишина.
– Но вы же погибнете, – дрогнувшим голосом вымолвил посол.
– Так идите и убейте нас! Так и передайте своему королю. Больше я вас не держу.
Оробевшие от такого приёма послы низко поклонились и вышли из княжеских чертогов. Через некоторое время из палат твёрдой поступью вышел и князь. По его лицу было видно, что он принял решение и ничего доброго шведам оно не сулило…
…Этот тяжёлый разговор был накануне. А сейчас князь взглянул на небо: всё выше и выше поднималась жёлтая луна, круглая, словно щит шведского воина… Немного погодя князь зашёл в свой шатёр. Не снимая доспехов, от устали он буквально рухнул на кровать. Едва хватило сил осенить себя крестным знамением: «Матерь Божия, помолись ко Престолу Господа Бога! Да дарует Христос победу русскому оружию…» Князь сомкнул очи, и только мерцающий огонёк зажжённой перед Святыми Ликами лампады будто говорил: «Дерзай, князь, правда на твоей стороне…»
Проснулся Александр Ярославич на рассвете, приказал подать своего боевого коня. Новгородский князь верхом на резвом скакуне объехал готовившихся к битве ратников. Князь понимал, что положение крайне затруднительное: за такое короткое время войско не собрать, в его распоряжении – лишь небольшая дружина. Но князь не падал духом, всё это время он сердечно молился. Александр, твёрдо уповая на помощь Божию, ободрял и свою дружину: «Нас немного, но Бог не со многими, а с правыми!» Хотя в глубине души князь всё это время напряжённо искал подтверждения своим словам и ожидал знамения… Вдруг молодой Ярославич увидел торопившегося ему навстречу человека. Присмотревшись, он узнал в нём дозорного чухонца, Пелгусия, в крещении Филиппа… Александр спешно слез с коня.
– Ну, здравствуй, старче. Спаси Бог за дозор!
– Что скажу, княже… – взволнованно начал Пелгусий.
– Что ж, никак шведов много, – подмигнул дозорному князь.
– Да это… – махнув рукой, равнодушно протянул дружинник и заговорщицки продолжил:  – Давеча ночью в дозоре был, а под утро туман пошёл, и вижу я: по реке прямо над водой ладья плывёт. А в ладье – святые благоверные князья страстотерпцы Борис и Глеб, – перекрестившись, продолжал Пелгусий, – в багряных одеждах стоят… А Борис говорит: «Брат Глеб, вели грести: надобно помочь сроднику нашему Александру»… Сподобил ведь Господь!
– Добрый знак, – ободрённо ответил князь.

* * *

15 июля 1240 года. Раннее утро.
Густой туман заволакивает и лес, и пригорок, и прилегающий к Ижоре луг. Через некоторое время туман начал рассеиваться, и сквозь тающую завесу русские дружинники увидели спящего врага. Разведка князя доложила, что шведы выставили посты, контролирующие только водный путь. Было видно, что нападения с суши никто не ожидает.
Задумка князя была простой: удар пешей дружины ополченцев должен отрезать шведов от их кораблей, а конница через центр лагеря должна была загнать шведов в западню, которую для них приготовила сама русская природа, словно тоже воевавшая за своих сыновей: Ижора и Нева сходились в этом месте; вот в этот угол, образованный берегами двух рек, и хотел оттеснить Александр неприятеля.
Пора. Князь отдал приказ ополченцам к началу атаки. Пешие ратники, скрытно подобравшись к лагерю врага, первые вступили в бой… Началась сеча.
Спящие в лагере шведы не ожидали такого поворота событий, в наступившей панике они выскакивали из палаток и становились лёгкой добычей дружинников. Обнажив мечи, русские воины стояли плечом к плечу в сияющих на солнце шлемах, в кольчугах с короткими, до локтя, рукавами и рубили неприятеля, пришедшего на их землю. Спустя некоторое время после неожиданного удара шведы начали приходить в себя, вступая в бой. Восходящее солнце глядело им в затылок… Из-за этого вой­ско Бергера выглядело чёрным, точно явилось из-под земли… Воистину возле Невы в это утро сошлись свет и тьма, добро и зло, жизнь и смерть…
Развевались на лёгком ветру хоругви. Под святыми стягами замер молодой князь. Его было видно издали: ростом Александр был выше всех своих дружинников, длинные светло-русые кудри рассыпались по плечам. Весь его вид был полон решимости и княжеского достоинства. Он искал глазами Бергера. Пора и им сразиться!
Александр осенил себя крестным знамением, надел шлем, взял копьё…
Шведский король тоже приготовился к бою…
Всадники одновременно пришпорили коней. Кони захрапели и, выбивая копытами комья земли, помчали поединщиков навстречу друг другу.
Удар!.. Ещё удар!.. На полном скаку тяжёлое копье ударило о вражеские латы… Позже в русской летописи о поединке князя с ярлом запишут: «…и возложи печать на лицо его острым своим копьём». Победа князя в поединке придала сил русским ратникам. Да тут ещё и дружинник Савва подрубил подпоры шатра Бергера. Шатёр с шумом рухнул… По полю битвы прокатилось победоносное: «Ура!» Исход боя решил внезапный и мощный удар конницы, который и нанёс окончательное поражение противнику.
До конца сражения князь Александр находился в самой гуще событий, его план удался: враг оказался повержен. В этой битве русские показали себя отважными воинами. А сам князь оказался не только силён, но и умён. За победу над шведами его нарекли Невским. Но это было только начало… Впереди было Ледовое побоище… И враг был куда сильнее…
В 1242 году Александр вновь возглавит русскую рать и на льду Чудского озера встретится с немецкими рыцарями, которых поведёт в бой вице-магистр Ливонского ордена Андреас фон Вельвен…
Глава III.
«Разумейте, языцы, яко с нами Бог!»

– Отче, а где же вы были в самый разгар Невской битвы? – нетерпеливо спросила Ольга.
– Я-то? – монах улыбнулся в густые усы. Было видно, что его радовали эти воспоминания: – Мы с твоим дедом да вместе с Гаврилой Олексичем на шведских кораблях сражались. Скидывали нас поганцы несколько раз в воду. Но нас голыми руками не возьмёшь – не на тех напали… Сколько раз нас скидывали – столько мы и возвращались… Да, побили мы тогда шведов…
– Отче, а что ж, после Невской битвы успокоились латыняне? Дедушка рассказывал, что через два года на Русь пришли немецкие рыцари.
– Да, верно. Но и их одолели русичи во главе с князем Александром. Одержали победу над Ливонским орденом! Битва та была весной 1242 года. План был таков: встретить врагов на подтаявшем льду Чудского озера. Конечно, не выдержал лёд тяжести инородных доспехов, и падали супостаты в воды русского озера один за другим… В той битве Александр вновь показал себя мудрым и мужественным князем, хотя ему тогда было всего 22 годка… А битву ту народ прозвал «Ледовое побоище». Да, надолго отбил князь охоту ливонцам и тевтонцам на Русь захаживать: мир воцарился на западных рубежах.
– Каким мудрым был князь… – задумчиво прошептала девица.
– Да, Александр Ярославич был истинным чадом Христовым. Знаешь ли ты, душенька, что Староладожский Никольский монастырь, в котором я подвизаюсь, был основан самим князем Александром в 1240 году, после Невской битвы. А через три года со дня его основания приехал я, многогрешный, в эту обитель и почувствовал зов Божий, почувствовал, что здесь место моё… Ну что, свет мой, и корзинка твоя полна ягод, и сказ мой окончен. Пора нам с тобой прощаться.
– Благослови, отче!
– Бог тебя благословит. А ты, чистая душа, помолись обо мне, грешном.
– Помолюсь, батюшка, но и вы помолитесь о девице Ольге.
Оба путника низко поклонились друг другу и разошлись в разные стороны…

* * *

– Дедушка, вот уж и пироги готовы, где же гости? – нетерпеливо спросила Ольга.
– Не торопись, пичуга! Гость у нас будет нынче знатный! Пойдём лучше встретим его на дороге, окажем ему честь великую! – молвил Годун Иванович.
Дед и внучка пошли по пыльной дороге к монастырю, купола которого виднелись невдалеке. Пока они шли, Ольга рассказывала о чудном монахе, который сказывал ей о подвигах славного князя Александра. Затем взгляд девушки остановился на быстро приближающейся к ним фигуре. Через несколько минут она разглядела в ней монаха. Саженях в пяти от себя она узнала в нём инока Тихона, которого утром встретила в лесу, на берегу Ижоры.
– Ну, здравствуй, друг мой! – протянув руки к Тихону, с широкой улыбкой молвил Годун Иванович.
– Здравствуй, здравствуй! – крепко обнявшись, поприветствовал его монах. Тихон посмотрел на Ольгу: – Ну, здравствуй, душенька!
– Здравствуйте, отче. Я и подумать не могла, что нашим гостем окажетесь вы.
Монах ласково посмотрел на Ольгу.
– Ну что, пироги готовы? Наверняка вкусные получились! Пойдём пробовать!
Путники направились в дом, где их ждал вкусный и богатый стол. Весь вечер инок Тихон и Годун Иванович вспоминали о былых временах, о ратных подвигах, о доблестном князе Александре. Ольга внимательно слушала их рассказы. Потом девушка посмотрела в окно: солнышко медленно пряталось за горизонт. Ольга подошла к окну ближе, и вспомнились ей слова владимирского митрополита Кирилла, когда он узнал о кончине великого князя: «Закатилось солнце земли Русской!» Ольга всматривалась вдаль, словно искала ответ на мучивший весь русский народ вопрос: «Смилостивится ли Господь над Русью и пошлёт ли новое солнце – мужественного и мудрого князя, который сможет одолеть иго монгольское и освободит землю Русскую, многострадальную?»
Уже стемнело, когда дед и внучка проводили Тихона до монастыря. На обратном пути Ольга молча смотрела в чёрное небо. Она видела, как тут и там загорались в небе звёзды – такие яркие и близкие. И казалось ей, будто это не звёзды – небесные светила, а горящие (как лампады перед Святыми Ликами) души погибших за Отчизну воинов, молящихся перед Престолом Всевышнего за полонённый русский народ. И вместе с ними святой благоверный князь Александр Невский!
Помолившись, Ольга легла в постель. День выдался очень необычный. Закрыв глаза, она снова увидела звёздное небо и подумала: «Самым промозглым осенним ветрам и свинцовым тучам если и загородить этот звёздный иконостас – то только на короткое время! Придёт время, и вспомнят русские люди своих защитников, напишут их имена на своих знамёнах – и любого врага одолеют. Непременно одолеют, потому что с нами Бог, и Пресвятая Богородица, и наша Матерь, Православная Церковь, со всеми святыми молитвенниками и заступниками за нас, грешных!»

Послесловие

Думаю, пора нам познакомиться. Меня зовут Оля. 24 июля, в День памяти равноапостольной великой княгини Ольги, мне исполнилось 15 лет. Она – моя небесная покровительница.
Шесть лет назад мы всей семьёй совершили паломническую поездку в Троице-Сергиеву лавру. У величественного Троицкого храма, в самом сердце монастыря, мы встретили старенького монаха. Благословив, он спросил моё имя. Я сказала, что меня зовут Ольга. «Великой равноапостольной княгини носишь ты имя. Пронеси же его по жизни с достоинством!» – на прощание напутствовал монах и тихо ушёл своей дорогой.
Прошло много времени с той встречи, но я ясно помню образ того монаха, и Троице-Сергиеву обитель, и длинную очередь к мощам преподобного Сергия Радонежского. Бог даст, когда-нибудь я обязательно побываю и в Александро-Невской лавре, поклонюсь честным мощам благоверного князя Александра! И я ясно чувствую, что по молитвам всех святых угодников Божиих до сих пор стоит Русская земля. И мне очень хочется, чтобы все народы, живущие на земле, знали, что страну Русскую хранит от гибели Сам Господь, что для утверждения спасительной Истины избрал Всевышний Святую Русь, и какие бы напасти ни терзали Отечество наше – Бог непременно возродит его в новой силе и славе. И так будет до тех пор, пока Россия хранит веру православную, в которой, как говорили святые отцы, и есть её спасение!
Помните, непременно помните, чьи святые имена носите! Возносите им молитвы и благодарения! Ведь их святым заступничеством, их кровью, их трудами и подвигами стоит Русь Православная! Возносите благодарение святой равноапостольной великой княгине Ольге, ибо воспитала она будущего крестителя Руси! Возносите благодарение Владимиру – Красному Солнышку, ибо крестил он всю Русь! Возносите благодарение великому благоверному князю Александру Невскому, ибо защитил он на Руси веру православную! Возносите благодарение святому Димитрию Донскому, ибо избавил он Русь от полчищ Мамаевых! Возносите благодарение Александру Пересвету, и Андрею Ослябе, и многим другим святым русским воинам, «души свои положившим за друзи своя»!
Все святые, в земле Русской просиявшие, молите Бога о нас! Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *