Священномученик Сергий (Лавров)

Русская православная церковь почитает святость новомучеников и исповедников, утверждая их особый вклад в Православие. Тамбовская земля явила немалое число новомучеников и исповедников Российских, память которых мы чтим.

Сергей Николаевич Лавров родился в 1872 году в селе Кулики Моршанского уезда Тамбовской губернии, где отец его, Николай Лавров, служил священником в храме Михаила Архангела. Мать о. Сергия, Мария Ивановна, была сиротой, но в замужестве обрела крепкую семью. У о. Николая и матушки Марии было четверо сыновей. С ранних лет родители воспитывали в них любовь к Церкви. Повзрослев, трое из них стали, как и отец, служить священниками в приходах Тамбовской епархии.
В 1887 году 15-летний Сергей Лавров поступил в первый класс Тамбовской духовной семинарии. Он окончил её в 1893 году и стал учителем Закона Божьего в земской школе села Васильевщина Моршанского уезда.

С усердием приступил вчерашний семинарист к исполнению своих новых обязанностей, насаждая в детских душах веру в Бога, любовь к Русской православной церкви и стремление к изучению Священного Писания. Старания молодого учителя были оценены Моршанским отделением Епархиального училищного совета. В 1896 году имя Сергея Лаврова значилось среди лучших в деле обучения Закону Божьему.
После женитьбы на дочери священника соседнего села Волхонщина Людмиле Ивановне Востоковой Сергей Николаевич окончательно решает избрать своим поприщем труд на ниве Господней.

Протоиерей Сергий Лавров
Протоиерей Сергий Лавров

13 мая 1896 года, в день Святого Духа, он был рукоположен преосвященным Александром (Богдановым), епископом Тамбовским (1894–1898 гг.), во диакона. На следующий день преосвященный Александр в сослужении о. ректора семинарии, о. ключаря и монашествующей братии совершил литургию в Предтеченском храме Казанского монастыря города Тамбова, на которой диакон Сергий был рукоположен во священника церкви села Вязовая Вершина Лебедянского уезда. Вскоре о. Сергий попросил епархиальное начальство перевести его на освободившееся место своего тестя о. Иоанна в церкви села Волхонщина.

Истовостью в отправлении церковных служб, добросердечностью в обращении, неподдельной заботой о нуждах своей паствы молодой священник снискал любовь и доверие своих прихожан. Они шли к нему не только за врачеванием духовным, но и за советом в семейных и хозяйственных делах. Духовному единению прихода также способствовало принятое о. Сергием в середине лета 1903 года решение приступить к постройке нового храма взамен обветшавшей церкви. «Дело это оказалось тяжёлым и ответственным», – вспоминал он. Но с Божьей помощью и при поддержке всего сельского мира храм был построен. Сплочённость паствы вокруг о. Сергия, его духовный авторитет отвратили крестьян от участия в волнениях, вспыхнувших в Тамбовской губернии в 1905 году, когда, не дожидаясь обещанных царём улучшений своего положения, крестьяне сами производили «чёрный передел» земли.

О. Сергий удерживал прихожан от кровавых расправ и грабежа. В начале XX века сельское духовенство повсеместно жило в постоянной нужде. Доходы сельского священника складывались в основном из платы за исправление треб, которая была очень скромной из-за бедности основной массы крестьян. Семья о. Сергия не отличалась материальным достатком. В ней было пять человек детей. Но это не помешало ему взять в семью сироту и воспитать её как родную дочь. Вскоре после начала своего пастырского служения о. Сергий был избран духовенством Моршанского округа депутатом епархиальных и окружных съездов. Это доверие оказывалось о. Сергию на протяжении 17 лет, вплоть до 1918 года.
С самого начала своего депутатства о. Сергий сосредоточил свою деятельность на заботе об улучшении быта сельского духовенства, предоставлении священническим детям образовательных возможностей, приобретении церковных домов – словом, на всём том, что устраняло гнетущие мысли о завтрашнем дне и судьбе домочадцев. «Надлежит создать лучшие условия существования “забытого и забитого” духовенства, – писал о. Сергий, – дабы оно пламенно, не озираясь назад (Лк. 9, 62), творило дела своего пастырства, высоко и твёрдо неся знамя его на благо страждущей Родины». Горячая любовь о. Сергия к Святой Церкви, его ревность о Боге, усердное исполнение своего пастырского долга не остались незамеченными, он был награждён наперсным крестом, орденом Святой Анны третьей степени, а впоследствии возведён в сан протоиерея.

Орден Святой Анны третьей степени
Орден Святой Анны третьей степени

В 1917 году переведён служить в Тамбовский кафедральный собор.
В феврале 1917 года на епархиальном съезде духовенства был избран председателем правления тамбовского свечного завода. Но деятельность его в этой должности оказалась непродолжительной в связи с приходом к власти большевиков.
Мирное течение жизни о. Сергия и его паствы было прервано революционными событиями октября 1917 года. Осенью 1920 года по требованию властей были закрыты все епархиальные советы. О. Сергий принял предложение занять место священника Петропавловской церкви г. Тамбова. Несмотря на политику новой власти, люди не отвернулись от Церкви, храмы не опустели, а прихожане, как никогда раньше, нуждались в утешительном слове пастыря.

Во время засухи 20-х годов патриарх Тихон обратился с воззванием жертвовать голодающим любые драгоценные церковные украшения, если они не являются предметами богослужебного употребления. Большевики же потребовали от местных Советов изъять все драгоценные предметы из церковного имущества, невзирая на их служебное предназначение. Православное духовенство было поставлено перед трудным выбором. В мае 1923 года о. Сергий вместе со старостой Петропавловской церкви Качалиным был арестован по подозрению в краже церковных сосудов, но доказать ничего не удалось, и через две недели о. Сергия освободили. Новая власть, не сумев уничтожить Православную церковь репрессиями в период Гражданской войны, попыталась разложить её изнутри, спровоцировав церковный раскол. В мае 1922 года состоялось учредительное собрание обновленческой группы, называвшей себя «Живая церковь». Тамбовские обновленцы, заручившись поддержкой местного отдела государственного политического управления (ГПУ), образовали своё епархиальное управление и пытались привлечь к его работе наиболее авторитетных священников. Для этого заместитель начальника отдела ГПУ по Тамбовской губернии С.Т. Полин встречался с о. Сергием, удивляясь его популярности среди духовенства епархии и уговаривая занять должность в епархиальном управлении, но о. Сергий отказался, а вскоре его арестовали. В тюрьме ему пришлось испытать много страданий. Как вспоминала его старшая дочь Вера, после ареста он начал заикаться. Господь же по милости своей уврачевал этот недуг: речь о. Сергия впоследствии опять стала гладкой, а дух силён. В 1923 году фамилия отца Сергия была внесена в секретные списки, представленные в губернский отдел ГПУ в числе группы священников, стоявших в оппозиции к обновленческому движению.

Отец Сергий пользовался большим уважением среди духовенства и мирян, поэтому ему снова предложили стать членом Епархиального совета. Но здоровье батюшки ослабло (у него был склероз сердца), и по этой причине он от участия в деятельности Епархиального совета был вынужден отказаться.
В 1925 году по доносу о. Сергий был обвинён в антисоветской деятельности и посажен в тюрьму. Через четыре месяца он был освобождён и продолжил службу в Петропавловской церкви.

 

Тамбовская духовная семинария
Тамбовская духовная семинария

Особую неприязнь проповедников безбожия вызывали священники, твёрдо державшиеся евангельской нравственности и догматов Церкви. Ненависть к ним не знала границ. 30 января отмечали в Тамбове как день окончательного установления советской власти, в 1926 году этот праздник выпал на субботу. О. Сергий, как положено в канун воскресного дня, совершил всенощное бдение, дождался, когда последние прихожане покинут храм, и вышел на паперть. В этот момент из темноты на него набросились вооружённые ножами богоненавистники и нанесли три удара в живот. Совершая всенощное бдение, о. Сергий свидетельствовал своим словом перед паствой о явлении на земле того Света, Который во тьме светит, и Которого тьме не объять. А через несколько минут он лежал на снегу возле своего храма, истекая кровью. Ранения были очень тяжёлыми. Но здоровье о. Сергия пошло на поправку. В июле 1928 года епископ Вассиан, управлявший в то время Тамбовской епархией, стал требовать от приходских священников исполнения распоряжения митрополита Сергия о поминовении советской власти за богослужением. Это вызвало недоумение у прихожан, и они обратились к о. Сергию, требуя, чтобы он открыто высказал своё отношение к этому нововведению. О. Сергий так определил свою позицию: «Раз поминовение внесло смуту и раскол в и без того мятежную жизнь, то я буду воздерживаться от его введения». Годы противодействия обновленческому расколу сделали для о. Сергия невозможным сеять раздор среди своей паствы и подавать пример непослушания церковным властям. И в августе 1928 года он принял решение покинуть Петропавловскую церковь и уйти за штат.

В апреле 1931 года у о. Сергия конфисковали имущество. Его семья перебралась к дочери Елизавете, которая в то время работала воспитателем детского дома в Москве, а он остался в Тамбове.
В то смутное время во многих приходах Тамбовской епархии не было священников. ­О. Сергий по приглашению церковных старост и в зимнюю стужу, и по весеннему бездорожью, где пешком, а где на попутной крестьянской телеге добирался до овдовевших приходов.

В конце 1930 года он две недели помогал больному священнику села Саюкино, в мае 1931 года несколько недель служил в селе Горелое. На Рождество и Крещение 1932 года о. Сергий служил в церкви села Солдатская Духовка, в Великий пост – в церкви села Татаново, а на Пасху – в церкви села Мацнево Козловского уезда. 20 июня 1932 года его вновь арестовали по обвинению в проведении антисоветской агитации. На допросе о. Сергий заявил: «По своей прямолинейности и известной честности характера я признаю себя виновным в излишних разговорах о советской власти, но часто газетные сообщения дают более материала, чем допускал я, не выходя из этих рамок; активных же (делом) выступлений я никогда не делал, убытка государству не приносил, агитации перед толпой не вёл, и пусть мои враги докажут очной ставкой подобную мою виновность». О. Сергий открыто выразил своё неодобрение «суровых мер», применяемых властью к духовенству. По поводу отношений между советским государством и Церковью о. Сергий сказал: «Я приветствовал текст Российской Конституции, по которому предоставляется свобода вероисповедания и полная веротерпимость. По моему взгляду, совесть каждого гражданина – лучший судия». Судилище над о. Сергием так и не смогло вменить ему в вину антисоветскую агитацию. В обвинительном заключении говорилось, что он, разойдясь в религиозных взглядах с митрополитом Сергием, разъезжал по сёлам, где совершал богослужения, а также участвовал в работе подпольной церкви. Виновным себя о. Сергий признал частично.
Будучи в застенках, он открыто обличал богоненавистников за их зверства в отношении духовенства. 1 января 1933 года по решению тройки ОГПУ о. Сергий был приговорён к высылке этапом в Северный край, но 18 января 1934 года умер в тюрьме Тамбова.

Определением Священного Синода Русской православной церкви от 30 июля 2003 года о. Сергий был причислен к лику святых и включён в Собор новомучеников и исповедников Российских.
Память священномученика Сергия совершается в день его кончины 5 (18) января, а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских.

Андрей Кулюкин,
Елизавета Кузнецова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *