Козловская торговля

Расположенный на перекрестке торговых путей, Козлов вскоре после своего основания стал перевалочным пунктом разнообразных товаров. Уже в конце XVIII века современники, в частности, отмечали, что «здешние купцы и мещане торг производят сукнами, шелковыми и бумажными материями, галантерейными вещами, ситцами, кумачами, платками, золотыми, серебряными и мишурными позументами, сахаром, чаем, виноградными винами, медною, оловянною, фаянсовую, хрустальною и деревянною посудою, съестными припасами и разными мелочными товарами, а некоторые – лесными материалами, а более рогатым скотом, покупаемым в малороссийских городах, частию прогоняют на продажу в Москву, частию заготовляют в соль, а сало поставляют на свои заводы мыловаренные и свечные, а кожи – на кожевенные. Обработанное большей частию отправляют в Москву и другие города…».
В те годы в Козлове насчитывалось более 300 торговых лавок, располагавшихся в Гостином ряду, а также в домах обывателей.
К 1893 году общее число жителей города вместе с пригородными слободами достигло 34500 человек. И вновь, по оценке сотрудников губернского статистического управления, большая часть населения состояла из лиц торгового сословия, занимавшегося на постоянной основе коммерческими делами по торговле различными сельскохозяйственными продуктами, что и составляло главнейшую производственную силу Козлова.
Благодаря своему выгодному местоположению на перекрестке железнодорожных путей, соединявших Москву – Рязань, Воронеж – Ростов, Орел, Тамбов и Саратов, наш город вел не только регулярную торговлю, но и служил главным рынком для смежных уездов по сбыту производимых товаров сельхозназначения – преимущественно хлеба (в том числе и на экспорт), а также мясных продуктов. Только в 1892 году на существовавших в Козлове бойнях было убито более 51 тысячи голов крупного рогатого скота, свыше 12 тысяч мелкого, а также 2156 свиней.
В том же году по железным дорогам в разные концы империи из города было отправлено почти три с половиной миллиона пудов зерна, более 566 тысяч пудов мяса, свыше 75 тысяч пудов сала, 43 тысячи пудов кож и около 22 миллионов куриных яиц, что равнялось 149 вагонам. Как с гордостью отмечали современники, «в годы более благоприятные торговые обороты Козлова бывали гораздо значительнее и оживленнее».
К началу ХХ века Козлов еще более укрепил свое торгово-промышленное значение. К этому времени здесь располагалось два чугунолитейных завода, большой винокуренный завод, пиво- и медоваренное предприятия, паровая крупчатая мельница, солодовенная, маслобойная, табачные фабрики… Однако наибольший доход городу продолжала приносить торговля хлебом, мясом и скотом. В начале ХХ века на железнодорожной станции Козлова ежегодно грузилось около шести миллионов пудов различной сельскохозяйственной продукции, большая часть из которой (пять с половиной миллионов пудов) приходилась на овес, рожь и пшеницу.
Однако, преуспевая в крупных торговых операциях, ведя активную экспортную и внешнеэкономическую деятельность, Козлов имел проблемы в розничном товарообороте. Подтверждение этому мы находим в городских хрониках начала ХХ века. В частности, мелкие торговцы зачастую жаловались на низкую покупательную способность местного населения – никто ничего не покупает, хоть лавки закрывай!

Крестьянские телеги на городском базаре
Крестьянские телеги на городском базаре

«Вот Масленая прошла, – сетовали лавочники, – прежде, бывало, мужик накупит рыбы, масла, муки для блинов!.. Брали пудами, а не по фунтам и выбирали припас «без духа». А теперь соберутся человек десять-пятнадцать, целой ватагой ввалятся в лавку и начнут прицениваться: «Это, малый, почём? А это? Больно уж дорого? Да нет ли у тебя чего-нибудь посходнее?» – «Посходнее, – отвечаем, – есть, да уж товар не тот, немного отлежалый». – «Э, нам всё равно, мы не разборчивы, – возражают покупатели, – або рыбой звали!» Ну и купит эта артель пуд какого-нибудь сазана за два рубля. Вот тебе и торговля…»
«Тоже Пасха была, разговенье, например, – вторили мясники из гостинодворья, –
а какая корысть от этого разговенья? Покупатель норовит всё или в долг, или так, кой чего собрать. Мужик в лавку, почитай, и не заходит… А если и зайдет, то лишь мослы требует. Уж на что солонина товар недорогой, а мужик и ее избегает. Она, говорит, не по карману, кусается, год, говорит, не тот…»
Неудивительно, что на рубеже веков, чтобы выжить, козловские торговцы пускались на разного рода махинации. Подтверждением этому может служить вот такой весьма примечательный диалог.
– Бакалейная торговля теперь, конечно, в убыток, – говорил пожилой уже купчик.
– Да, ведь торгуете же, – слегка возражал ему другой, должно быть, не принадлежавший к бакалейному толку.
– Мало ли что торгуем!.. Так и торгуем…
– А как?
– А тебе рассказать? К примеру, возьмем сахар. Ценой в нем ты не получишь ничего, потому что цены сбиты везде и приведены к одной точке: и у тебя сахар 15 али 16 копеек за фунт, и у меня, и у третьего, десятого, у всех. Даже полкопейкой дороже продать нельзя, а если кому и продашь, то только раз, вдругорядь же его не заманишь калачом… Нынче покупатель язвительный – он норовит и купить, и выворотить тебя наизнанку… Что же теперь делать? Остается одно – выносить его в подвал, где прохладнее и посырее. Полежит он там несколько деньков, глядь – голова весит уже не 20 али 30 фунтов, а на два с залишками фунтика поболе… Вот и смекай, сколько это прибыли на пуд. Шесть гривен? Это и есть вся наша прибыль…

Неудивительно, что современники с грустью отмечали: «Люди минувшего были менее культурными и более патриархальными. Сколь-либо образованных было очень мало, особенно среди купечества. Несмотря на это, наши предшественники были менее эгоистичны, не так жадны, более честны, правдивы и отзывчивы к нуждам окружающих. Они считали за честь служить не из-за наград и почестей, а на пользу общественным интересам. Честь и доброе имя ценились тогда очень высоко, поэтому неудивительно, что многие крупные сделки совершались без документов, а на одном лишь честном слове, и надо заметить, что обманов и банкротств практически не было…»
Судя по публикациям прошлых веков, одной из главных бед местной торговли считались обвесы. Борьба с расточенными гирьками силами базарных смотрителей и полицейских чинов, командированных городской управой на рынок, велась с переменным успехом. Однако деятельность этой комиссии всегда встречала среди покупателей симпатию и поддержку. Как правило, прибытие муниципальных контролеров в Гостиный двор сопровождалось скоплением толпы человек в тридцать. С напряженным вниманием публика следила за тем, как члены комиссии проверяли весы и гири. «А ушки-то ломать будут?» – вопрошали в толпе. «Коли потребуется, знамо – будут», – отвечали те, которые считали себя наиболее в курсе дел.

Во дворе купцов Кожевниковых на улице Набереженой
Во дворе купцов Кожевниковых на улице Набереженой

До начала ХХ века торговля в многочисленных городских лавках велась, судя по всему, хаотично. Лишь в начале прошлого века этот наиглавнейший местный промысел стал обретать черты организованности. Способствовала тому деятельность специальной комиссии из 18 человек, представлявших городскую Думу, купечество и служащих торгово-промышленных предприятий, которая вознамерилась выработать постановление о торговле, а также о праздничном отдыхе.
Согласно документу, торговый день был определен в 12 часов зимой (с 1 октября по 1 марта) – с 8 часов утра до 8 часов вечера, а летом (с 1 апреля по 1 октября) с 7 часов утра до 7 часов вечера.
Что же касается праздничного отдыха, то по местным условиям комиссия нашла нужным прекращать торговлю в течение двух дней Рождества, трех дней Пасхи, в Троицу и Духов день, 29 октября, пока не окончится крестный ход (в память прекращения холеры), и в день встречи иконы Вышенской Казанской Божией Матери с 4 часов вечера.  Согласно опубликованным материалам, в тот раз поступали предложения о закрытии торговли в Новый год, 1 мая (праздник рабочих) и 17 октября*, но их отвергли. Зато в праздничные дни в разнос разрешили торговать газетами и журналами, а также допустили торговлю мясом и хлебом, но лишь по два часа в день. Для трактиров, где кипучая торговля наступала после закрытия лавок и магазинов, был установлен 15-часовой рабочий день. Необходимость столь продолжительного рабочего времени объяснялась совершением в них хлебных и иных сделок, а также установлением на продукты цен. Полноценная биржа появилась в Козлове лишь в 1909 году…

Михаил БЕЛЫХ,
член Союза писателей России


 * До Октябрьской революции в этот день, начиная с 1888 года, в России отмечали день чудесного избавления царской фамилии во время крушения императорского поезда близ станции Борки Курско-Харьковско-Азовской железной дороги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *