РЕАЛЬНОСТИ ГЕОПОЛИТИКИ

Что касается самой задачи обеспечения войны всем материально необходимым, то при современном размахе последней (1-я мировая. – В. К.), при огромной роли в ней техники и при доминирующем положении артиллерии (сегодня – ракет. – В. К.), самого расточительного рода войск, эта задача дошла до исключительных размеров. Все расчёты государств о количестве огнезапасов перед мировой войной были наивным лепетом на фоне оказавшейся действительности. Но набросать полную картину экономических нужд, вызываемых непосредственно войной, это значит продумать всю войну во всех её подробностях и перипетиях до крайних результатов. А это трудно по размерам задачи, это трудно по невозможности предвидеть все формы и детали грядущей войны…
А. Е. Снесарёв. «Военно-экономические перспективы Германии», рукопись, опубликованная в «Военно-историческом журнале» в 2000 г.


Почему в эпиграф я вынес размышления одного из основоположников геополитики, одного из крупнейших мировых учёных, достаточно не оценённого и сегодня, Андрея Евгеньевича Снесарёва? Потому что в этой же неоконченной рукописи он делает вывод, вроде бы касающийся Германии, а на самом деле это вывод для всех: «…Военная экономика в этом вопросе (войне. – В. К.), пожалуй, играет главную роль, конечно, после политики, и когда прозвучит голос последней, приказывающей воевать, Германии придётся в первую голову адресовать свои запросы и сомнения не к какой-либо другой дисциплине, как именно к военной экономике…»
Что сегодня для России «военная экономика»? Не лукавствуя, нужно сказать, что это экономика вообще, и в частности ВПК (военно-промышленный комплекс), развалив который мы теперь хотим его восстановить, но пока неудачно. А что касается «великой войны» XXI века, её трудно назвать третьей мировой, исходя из нынешних предпосылок, она непременно созреет. В отличие от предыдущих двух мировых, она будет особой, более разрушительной и, как мне кажется, без победителей…
Не надо игнорировать объективные законы, их надо изучать и в какой-то мере направлять! Этим и занимается геополитика.

М Е С Т Ь Г Е О П О Л И Т И К И
(Развал СССР и последующие бедствия народа)

Вопрос «Что есть Россия?» мы задаём себе слишком редко. Не надо сбрасывать со счетов и то, что в этот вопрос внутренними и внешними, не побоюсь этого слова, врагами России намеренно вносится путаница. Немало сделано в последнее время и для того, чтобы русский человек не занимался познанием сущности своего государства.
Ещё в 1897 году русский публицист Лев Тихомиров написал статью, которую озаглавил «Что такое Россия?». Вопрос этот казался странным во времена Тихомирова, странным кажется и сейчас. А между тем для большинства наших граждан вопрос о сущности страны, в которой они живут, остаётся нерешённым. Странность состоит в том, что и потребность в разрешении этого вопроса мало кем ощущается. «Постоянные же колебания русского правящего слоя в понимании того, что такое Россия, приводит к таким же колебаниям в направлении политики», – справедливо отмечал Лев Тихомиров. Вопрос настолько важен, что здесь страшно ошибиться. Кажется, единственным российским политиком, признавшимся в непонимании сущности своей страны, был Юрий Андропов, у которого хватило мужества сказать: «Мы не знаем общества, в котором живём». Политики стараются избегать подобных откровений, делая вид, будто геополитическая судьба их страны и менталитет народа не скрывают в себе ни малейшей загадки. Слова Андропова были призывом к изучению советского общества, но его никто не услышал. Современные «демократы» знают русский народ ещё хуже, ибо, во-первых, уровень их интеллекта, на мой взгляд, гораздо ниже, чем был у советских руководителей, а во-вторых, в самом обществе произошёл ряд болезненных внутренних изменений.
Если мы по-разному представляем себе, что такое Россия, то мы, следовательно, по-разному воспринимаем, что для неё благо, а что  – зло. Если мы считаем Россию частью Запада, то рецепты для её благополучия будут даваться одни, а если речь идёт о России как о восточной державе, то и историческую судьбу её в прошлом и будущем нужно воспринимать иначе, и если, наконец, мы согласимся признать Россию цивилизацией не зависимой ни от Востока, ни от Запада, то необходимо стремиться к неким третьим целям.
Компромисса в этих судьбоносных вопросах нет и сегодня. Поэтому не будем воспевать Восток и демонизировать Запад, хотя в нашем недавнем советском прошлом немало было сделано для обожествления западной цивилизации. Мы диалектику учили по Гегелю, а он проповедовал, что история западноевропейских народов составляет высшую точку мировой истории. Напрочь забыто то, что именно Россия спасла Европу и от Чингисхана, и от Наполеона, и от Гитлера. Выходит только одно, что русский обязан был лить кровь и пот только во имя спасения «великой западной цивилизации»? Но, как известно, Запад ценит русскую кровь дешевле простой воды. Но советские люди воспринимали идеи Гегеля о Западе как носителе «мирового духа». Но много ли знал советский человек о том, что писали о России русские философы Иван Ильин, Константин Леонтьев, Иван Солоневич и другие? О России мы знали очень мало, так что не стоит удивляться, что советские люди так доверчиво устремились на Запад, когда «железный занавес» дал трещину. Мы никогда не ощущали себя самобытной цивилизацией. И в этом состоит одна из причин нашей беззащитности перед глобализационным процессом.
Одной из причин поражения Советского Союза в последнем этапе «холодной войны» была важная теоретическая ошибка. Это игнорирование геополитики, которая была названа лженаукой ещё при Сталине, который, по моему мнению, был самым выдающимся геополитиком XX века. Победа советского народа в войне с фашизмом была предопределена именно геополитически. От войны с Россией Гитлера отговаривал и его учитель, известный геополитик Карл Хаусхофер. В ноябре 1938 года Хаусхофер пытался отговорить Гитлера от его устремлений на Восток. Но фюрер не стал слушать бывшего учителя: он уже уверовал в собственную гениальность и не нуждался ни в чьих советах. И результат налицо.
В СССР не читали Х. Макиндера, Ф. Ратцеля, Р. Челлена, которому и принадлежит термин «геополитика», но ведь знали и чтили Монтескье, Канта, Гегеля, Бокля, которые много писали о географическом детерминизме истории, о роли климата, почвы, прочих природных условий в формировании общественного строя и национального характера. Не могли же эти великие умы проповедовать какую-то «лженауку». К несчастью, советский человек, скорее, готов был поверить, верит и сегодня, в учение марксизма, чем в геополитику, и не доверяет мыслителям прошлого. Не классовая борьба, а борьба за пространство – это действительно и есть основная цель геополитики, что и показало её вековое существование. За что борются США? За своё политическое и экономическое влияние на всём пространстве земного шара, а политика и экономика есть основные орудия геополитики.
Геополитика сурово мстит за незнание своих законов, о чём свидетельствует вся истории человечества. Не будем обращаться в глубину колодца истории, достаточно взглянуть на недавнее прошлое – события 1991 года (распад Союза) и постсоветской эпохи доказали, что законы геополитики неумолимо действуют в мире, и горе тому, кто пренебрегает ими. Противостояние цивилизаций происходит не по экономическим и не по идеологическим причинам. Противостояние социализма и капитализма – это своего рода «вершина айсберга», и проблемы лежат в глубине. Социализм рухнул. Что же, примирились Россия и США? Внешне, может, да. Но на самом деле конфликт стал даже очевиднее, ибо обнажилась сама суть проблемы, ранее маскируемая бездумно усвоенными идеологическими постулатами. Понял ли это русский народ, а главное – его руководители? Вопрос сегодня только в одном – перейдут ли «лидеры» России от постоянного употребления термина «геополитика» к применению на практике законов, составляющих суть этого термина?
Александр Дугин в книге «Основы геополитики» объясняет противостояние цивилизаций антагонизмом теллурократической (отрицание индивидуализма и неприятие торгашества) и талассократической (крайний индивидуализм и космополитизм) формаций – это противоборство и есть основная формула «холодной войны». Но А. Дугин не первооткрыватель этой теории. Первым был немецкий географ Ратцель, который заговорил о противостоянии континентальных и морских держав – «теллурократии» и «талассократии». Другой, шведский мыслитель Рудольф Челлен, изобрёл термин «геополитика», окрестив им нечто среднее между географией и биологией. По Челлену, государства – это живые организмы, которые растут, стареют и пожирают друг друга (это подтверждается кругооборотом живого в природе. – В. К.). Эту идею подхватил немецкий геополитик Карл Хаусхофер, который был учителем Гитлера в его молодые годы. Он соединил множество чужих идей в стройную теорию, стержнем которой было величие Германии. По Хаусхоферу, гегемония «атлантических» держав (Англия и США), основанная на торговле и плутократии, приходит в упадок. Ей на смену идёт власть «материковых стран» (хартленд), из которых Германия является главнейшей. Но победить она может только в союзе с другими державами «хартленда» – Россией, Китаем, Японией…
Не слушали и наши вожди геополитика и крупнейшего аналитика А. Е. Снесарёва, который опережал своё время. В отличие от западных геополитиков, А. Снесарёв во главу угла ставил, как бы сегодня сказали, человеческий фактор. Неоконченная статья, посвящённая анализу военно-экономических возможностей Германии после Первой мировой, предупреждала, что условия Версальского мира объективно создавали почву для военного реванша Германии: «Ещё ужаснее этой смерти (политической) то ярмо раба, которое выносит ныне страна (Германия). Отсюда естественно, что взор измученного народа вынужден обернуться за спасением к тому же страшному оружию, которое свалило когда-то страну в пучину, к войне». Звучали предупреждения о войне мирового масштаба и в других работах А. Е. Снесарёва. Но кто к ним прислушался?
Подобное происходит и сегодня. Например, наша современная военная политика берёт себе в учителя и советчики зачастую недобросовестных «друзей». Они-то знают, что на самом деле представляет собой Россия, поэтому и прилагают все усилия для её ослабления, а не усиления. Свои же аналитики остаются на задворках…

ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ

Раскинувшаяся на огромной территории Евразийского континента, имеющая в соседях большое количество государств, участвующая в урегулировании многих конфликтов, Россия должна иметь особую геополитику, отличающуюся от геополитики других государств. Она призвана, хотим этого или нет, играть роль своего рода геополитического моста и посредника между странами Запада и Востока, не отдавая предпочтения никакой из них. Большая мировая игра уже многие годы идёт не между Москвой и Вашингтоном, а между Вашингтоном и Пекином. В этих условиях в долгосрочной перспективе у России есть только одна возможность сохранить реальную независимость. Мы не должны избирать себе в качестве главного и единственного союзника ни США, ни Китай, ни Евросоюз. Наиболее разумный курс для Москвы – поддержание одинаково ровных отношений со всеми тремя геополитическими центрами и игра на противоречии между ними. «…Русская национальность, государственность и культура с чрезвычайной степенью резкости отражают индивидуальные особенности русского народа, принципиально отличные от индивидуальных особенностей и Европы, и Азии. Россия – не Европа, но и не Азия, и даже не Евразия. Это – просто Россия» (Иван Солоневич, «Народная монархия», стр. 11).
Россия обладает уникальными возможностями для эффективного участия в жизни Европы и Азии. Но эти возможности не защищают её от жадных взглядов на её просторы и природные богатства как раньше, так и сегодня. Высказывания о нерациональном использовании природных ресурсов Россией звучат пока со стороны неофициальных лиц, неправительственных организаций, но это не значит, что так не думают и правительства этих стран. И по сей день актуальны слова нашего русского учёного Д. И.  Менделеева: «Россия – это “особая”, непознанная и неосвоенная страна. Она представляет собой и цель, и средство для экономики многих стран. Ещё больший интерес она будет вызывать, когда многие народы реально столкнутся с результатами своей материальной деятельности, с проблемой жизненного пространства».
Поистине пророческие слова. Об этой проблеме, сохранении России, с тревогой говорят и современные русские учёные. Так, академик Г. В. Осипов на одной из конференций по проблемам безопасности России подчёркивал, что «погоня за прибылью и потреблением не может более из-за ограниченности ресурсов рассматриваться как движущая сила развития цивилизации. Каждый человек в передовых странах Запада потребляет за свою жизнь в 20–30 раз больше ресурсов планеты, чем гражданин стран “третьего мира”… Отсюда становится понятна экономическая угроза, которая реализуется в никем не отменённой борьбе США, Западной Европы, Японии и Китая за естественные богатства России».
Академик не говорит о военной составляющей только потому, что понимает: в настоящее время его могут обвинить как дома, так и за рубежом во всех смертных грехах. Но невысказанная мысль верна.
Есть разные пути использования естественных богатств, находящихся в распоряжении суверенных государств. Они разделяются на цивилизационно-договорные и агрессивно-силовые. Последнее подтверждают если не все, то многие войны в истории человечества, в том числе нападение США на Ирак… И нет гарантии, ведь никто не отменял агрессивной сущности человека, что не появится лидер, который захочет отнять у России её богатства силой оружия.
Следует отметить, что геополитическое пространство России не было подарено небом, а приобреталось Россией в результате длительной борьбы, благодаря мудрым руководителям и ценой больших потерь. На протяжении всей истории она испытывала политический нажим с разных сторон и разного содержания, начиная с тихого проникновения «варягов» в экономическую и политическую структуру государства и кончая открытой военной агрессией. С 1055 по 1462 год история знает 245 нашествий на Русь, а также внешних столкновений. Из 537 лет, прошедших со времён Куликовской битвы до момента окончания Первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года.
Известно, что с X по XIX век из 170 военных лет более 150 лет Россия вела войны на собственной территории. Были походы русской армии и за пределы своей территории для нанесения превентивных ударов и ведения наступательных войн, но в основном в составе коалиций государств и в интересах союзников. Только Россия смогла провести и победить в двух Отечественных войнах мирового масштаба.
При этом история государства Российского свидетельствует, что подавляющее число войн против него приходилось на период становления государственности, неустойчивого международного положения и «смутных времён», созданных не без помощи извне.
Начиная с 1917 года политическая история планеты была привязана к социальным процессам, происходящим в России. Создание принципиально новой общественной системы радикально повлияло на характер политических отношений во всём мире. К сожалению, эксперимент не удался по вине политических руководителей, а не народов. О чистоте международных отношений в этот период говорить не приходится. Многие государства самым активным образом вмешивались в дела России, пытаясь погреть руки у костра гражданской войны… Некоторые до сих пор, забыв свои долги перед Россией, требуют с неё свои барыши, а другие развиваются за счёт российского золота!
Когда закончилась «холодная война», многие западные политики откровенно признались в том, что они приложили значительные усилия для того, чтобы «уничтожить коммунизм в России». Доказательством может служить выдержка из выступления Билла Клинтона (президента США) на секретном совещании Объединённого комитета начальников штабов 24 октября 1995 года: «Последние десять лет наша политика в отношении СССР и его союзников убедительно доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачёва и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял про­американскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советами посредством атомной бомбы. Правда, с одним существенным отличием – мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство.
Да мы затратили на это многие миллиарды долларов и уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За четыре года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на пятнадцать миллиардов, сотни тонн золота, серебра, драгоценных камней и т. п. Под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше двадцати тысяч тонн алюминия, две тысячи тонн цезия, бериллия, стронция и т. д. Многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящих операций. И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке. Наша цель и задача в дальнейшем оказывать помощь всем, кто хочет видеть в нас образец западной свободы и демократии.
Когда в начале 1991 года сотрудники ЦРУ передали на Восток для осуществления наших планов пятьдесят миллионов долларов, а затем и ещё такие же суммы, многие из политиков, а также военные не верили в успех дела. Теперь же, по прошествии четырёх лет, видно, что наши планы начали реализовываться. Однако это не значит, что нам не над чем думать. В России, в стране, где ещё недостаточно сильно влияние США (в этом Клинтон прав. – В. К.), необходимо решать одновременно несколько задач: всячески стараться не допустить к власти коммунистов, особенное внимание уделять президентским выборам.
Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях, и поэтому нельзя скупиться на расходы. Они дадут свои положительные результаты.
Организовав Ельцину пост президента на второй срок, мы тем самым создадим полигон, с которого никогда уже не уйдём.
Для решения двух важных политических моментов необходимо сделать так, чтобы из президентского окружения Ельцина ушли те, кто скомпрометировал себя.
Если нами будут решены эти две задачи, то в ближайшее десятилетие предстоит решение следующих проблем:
— расчленение России на мелкие государства путём межрегиональных войн, подобных тем, что были организованны нами в Югославии;
— окончательный развал военно-промышленного комплекса России и армии;
— устранение режимов в оторвавшихся от России республиках, нужных нам.
Да, мы позволим России быть державой, но империей будет только одна страна – США» (газета «Новое русское слово», США).
Несмотря на то, что геополитический ландшафт после распада СССР, мировой системы социализма, Варшавского договора радикально изменился и Россия уступает по многим параметрам, внутренние процессы, происходящие на её территории, привлекают внимание всего мира. Отечественные эксперты, и особенно зарубежные, вынуждены признать, что от характера развития событий в России как ядерной державе, обладающей ещё солидным экономическим потенциалом и огромными природными ресурсами, зависит судьба всего мира.
Радикальные изменения после распада СССР резко обострили проблему использования уникального геополитического положения для реализации государственных интересов России по всему спектру жизненно важных задач. Экономический кризис и социальная нестабильность (они присутствуют и сейчас) неизбежно стимулируют попытки других государств так влиять на развитие событий в России, чтобы использовать складывающуюся в нашей стране ситуацию для решения своих национальных задач. Например, всякие «марши несогласных», которые не поддерживает народ. Но, к сожалению, и власти здесь действуют, мягко сказать, неумно.
Как известно, геополитические интересы страны формируют и её военную политику, конечно, с учётом существующих внешних и внутренних опасностей и угроз. К сожалению, в современном мире их существует достаточно много. Их только надо увидеть и правильно оценить. В  соответствии с этим и создаётся нужный военно-силовой инструмент, способный эффективно обеспечить собственную национальную безопасность страны и своих союзников. Но нужно признать, что современная военная политика, (которая вызывает удивление не только спецов, но и людей, разбирающихся в этих вопросах), проводимые реформы армии и силовых структур не соответствуют интересам России. Создаётся впечатление, что Россию не интересуют геополитические позывы, а только безопасность вновь выросшей из навоза «элиты». Эта «элита» признаёт только сам термин «геополитика», который применяет к делу и без дела, без всякого содержания. А почему? Это отдельная тема.
В последнее время появляются новые теории, оправдывающие новое мироустройство. Они не отрицают геополитику как науку, даже используют в своих целях. Например, «сеть» – это новая, внедряемая силами глобализации метатехническая организация человечества, пришедшая на смену капитализму и социализму. Как следует из теории сети, отношения между высшим и низшим классами в нетеократическом мироустройстве складываются по принципу «господ» и «рабов», потому что только безусловная «покорность раба делает господина истинным господином». Теория явно реакционная, я бы сказал, даже более, чем фашистская. Её положения во многом противоречат выводам геополитики, особенно тем, какие проповедовал русский геополитик А. Е. Снесарёв.
Но, несмотря на антинародную направленность этого «учения», это модное слово «сеть» всё чаще звучит в речах нашей новоявленной «элиты». Переход на сетевую организацию объявляется единственным путём спасения России, стержнем русской национальной идеи. Это обольщение является большой иллюзией, мифом «патриотов», которые, не зная своей страны, наносят ей удар, а не приносят благость.
Русский народ – это самый государственный народ, народ- богоносец, способный объединить вокруг себя другие народы в державном строительстве, что подтверждено многовековой историей. «Сейчас мы реально стоим перед опасностью того, что “Запад”, обещая России всякие материальные блага, остаётся слепым к национальному инстинкту народа, ибо “Запад” действовал и продолжает действовать на основании тех, почти единственных источников, какие имеются в его распоряжении…» (Иван Солоневич, «Народная монархия», стр. 226). Уничтожению России сейчас подчинена вся мощь сети, включая военный потенциал США и других стран НАТО.
Кроме того, возникновение и расширение конфликта образующихся зон вблизи границ России, особенно южных, динамизм политических процессов в ближнем зарубежье затрудняют не только адаптацию России к новым геополитическим реалиям, но и создают прямую угрозу её безопасности.
Сегодня можно выделить три условных рубежа, блокирующих реализацию геополитического потенциала России.
Первый – это «противостояние империи» политических сил (заметьте – не народа) в некоторых бывших союзных республиках. Их действия направлены на строительство своей независимости на принципах дистанцирования от России, опору на спонсорство Запада, и прежде всего США.
Второй рубеж образуют бывшие страны социалистического содружества, сделавшие русофобию принципом своих отношений с Россией. Русофобия в обоих случаях выступает как плата за сохранение власти и повод заручиться покровительством более могущественных государств  – США, Англии, Франции, Германии и т. д. Их вступление в НАТО есть добровольная сдача самого важного атрибута независимости – обороны и безопасности – на милость могущественного военного блока.
Третий рубеж образуют бывшие традиционные противники СССР, перенёсшие претензии к нему на сегодняшнюю Россию. Следуя традиционной логике конкурентной борьбы времён «холодной войны», они объективно не заинтересованы в могуществе России. Это отчётливо проявляется в активизации разведывательной деятельности на территории России, в скрытом соперничестве между ведущими государствами мира за влияние на Россию. Например, соперничество США и Китая за Россию. Кто для нас предпочтительнее? Китай вроде друг, внешне всё замечательно. Но непросто складывается ситуация в сфере экономического и энергетического сотрудничества. Далеко до полного доверия и в военной области. И главное, граждане КНР в подавляющем большинстве воспитаны (и продолжают воспитываться) в убеждении, что Россия остаётся «территориальным должником» Поднебесной.
Если Россия будет пассивно наблюдать за развитием событий (такая тенденция наблюдается. – В. К.), то, подчиняясь законам геополитики, она может оказаться в нескольких качествах на мировой арене:
— буфера между соперничающими военно-политическими силами или союзником одной из мировых и региональных сил;
— пространства сведения счётов между враждующими группировками, постоянно дислоцирующимися за её пределами и на время разборок устремляющимися на территорию России;
— резерва для пополнения материальных, интеллектуальных и военных ресурсов соперничающих сторон, которые по своему развитию и активности в международной жизни вырвались далеко вперёд (слава Богу, ещё хватило ума не ввязаться в бойню в Ираке на стороне США. А ведь они просили. – В. К.). И другие моменты.

Будущее России во многом будет зависеть от того, как она сумеет эффективно распорядиться уникальным геополитическим и стратегическим положением, своими природными богатствами, экономическим потенциалом и культурными ценностями в интересах обеспечения безопасности и развития страны! Сегодняшняя Россия – это далеко не СССР. Мы уже давно превратились в региональную державу. А любая региональная держава выживает за счёт маневрирования и построения баланса интересов. Но, к сожалению, никто в этом не хочет признаться, и все ещё считают себя «великой державой»!

Вадим КУЛИНЧЕНКО,
капитан 1-го ранга в отставке, публицист

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *