Беларусь. Фронт в тылу врага.

Виктор ЕРМОЛОВИЧ

Виктор Иванович Ермолович – белорусский писатель и историк, член Союза писателей Беларуси, кандидат исторических наук. Автор 19 книг, в том числе «Мiнскае антыфашысцкае падполле» (Мiнск, 1995) в соавторстве; «Необjављени рат: деловање римокатоличко-пољске илегале у Беларуjи 1939–1953 године» (Шабац (Сербиjа), 2003); «Беларусь у гады Вялiкай Айчыннай вайны (1941–1945 гг.)» (Мiнск, 2014); «Беларусь у гады Другой сусветнай вайны (1939–1945 гг.): кароткiя нарысы» (Мiнск, 2015); «Беларусь. Шлях да Вялiкай Перамогi» (Мiнск, 2019) и др. Ранее он уже публиковался на страницах нашего журнала.


1941–1944 гг.

Антифашистская борьба белорусского народа началась с первых дней германской оккупации территории СССР. Главной силой сопротивления врагу в Беларуси стало партизанское движение.

Партизанская война с врагом – это способ защиты своего Отечества, которым успешно пользовались с древних времён многие народы мира для борьбы против чужеземных захватчиков. Известно, что уже в V веке до н. э. причерноморские скифы успешно вели партизанскую войну против многократно превосходящей их армии персидского царя Дария I. В результате захватнический поход персов в северное Причерноморье окончился полным провалом.

Слово «партизан» произошло от французского partisan – воин-доброволец, который нередко принимал участие в борьбе против чужеземного врага на захваченной им территории и был вооружён партизаной – копьём с длинным широким наконечником. Этот вид оружия получил широкое распространение в странах Европы с XV века. Современную трактовку это слово обрело в XIX веке во время освободительной борьбы итальянского народа за свободу и объединение страны (итальянск.  – partigiano), где «партизан» означало «доброволец», участник вооружённой борьбы против иностранных захватчиков во вражеском тылу.

В годы Второй мировой войны на территории многих оккупированных германскими вой­сками стран Европы действовали силы сопротивления. Их основу составляли партизанские отряды. Особенно активно они действовали на захваченной врагом территории СССР, Югославии, Греции, Польши, Франции и Италии. Следовательно, партизанская война – это явление не только белорусское, а интернациональное, однако в годы Великой Отечественной войны оно обрело на территории республики невиданные ранее в истории масштабы. Против немецко-фашистских оккупантов и их пособников сражались не отдельные отряды добровольцев, а поднялся почти весь народ Беларуси. В антифашистском движении на территории республики с оружием в руках сражались 444 тыс. партизан и подпольщиков. 373 тыс. человек являлись бойцами 1 255 партизанских отрядов, большинство из которых были объединены в 213 бригад [Партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Оте­чественной войны (июнь 1941 – июль 1944): Краткие сведения об организационной структуре партизанских соединений, бригад (полков), отрядов и их личном составе / А. Л. Манаенков, Е. П. Горелик, А. Ф. Маркова [и др.]. – Минск: Беларусь, 1983. – С. 16].

Партизанские отряды начали создаваться в Беларуси уже летом 1941 года. Так, уже в июне 1941 года Тихон Пименович Бумажков (первый секретарь Октябрьского РК ­КП(б) Б Полесской области) и Фёдор Илларионович Павловский (уполномоченный наркомата заготовок по Октябрьскому району) создали и возглавили партизанский отряд из числа жителей Октябрьского района «Красный Октябрь». Отряд совместно с частями Красной армии вёл вооружённую борьбу против немецких войск на р. Птичь. Партизаны провели ряд успешных операций, в ходе которых уничтожили 30 немецких танков, 55 единиц автобронетехники противника, взорвали несколько мостов. 18 июля 1941 года при артиллерийской поддержке бронепоезда № 52 (командир – лейтенант Колокольцев) партизаны отряда разгромили штаб немецкой дивизии в д. Воземля. В ходе того боя противник потерял 80 солдат и офицеров, были захвачены значительные трофеи и важные документы противника, которые были переданы командованию советских войск.

За героизм и умелое руководство партизанской борьбой против немецких захватчиков командиру отряда Т. П. Бумажкову и комиссару Ф. И. Павловскому первым из белорусских партизан 6 августа 1941 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего же высшими наградами Родины в годы Великой Отечественной войны были отмечены 88 участников партизанского движения в Беларуси.

Однако, несмотря на то, что партизанские отряды в Беларуси начали создаваться и действовать уже летом 1941 года, партизанское движение республики в начальный период Великой Отечественной войны массовый характер обрести не смогло. Вопреки официальным заявлениям партийных и советских руководителей БССР, которые фигурируют в материалах февральского (1943 г.) пленума ЦК КП(б)Б, где сообщалось, что в 1941 году были созданы и направлены в районы Минской, Витебской, Могилёвской, Гомельской, Полесской, Пинской, Брестской, Вилейской и Барановичской областей 473 отрядов, которые насчитывали 7200 человек [Национальный архив Республики Беларусь (далее – НАРБ). – Ф. 4. – Оп. 20. – Д. 214. – Л. 9], реальное положение дел было совсем иным. Детальный анализ архивных документов и материалов по истории партизанского движения Беларуси в 1941 году позволил установить реальную картину событий и явлений. Так, из числа фигурирующих в материалах пленума ЦК КП(б)Б сформированных партизанских отрядов большинство даже не находилось во вражеском тылу. Созданные на советской территории, они не пересекали линии фронта. Те из числа указанных формирований, что выполнили поставленную перед ними задачу и смогли выйти в немецкий тыл на оккупированную территорию Беларуси, по разным причинам не смогли там закрепиться и успешно вести борьбу с врагом. Они возвращались в советский тыл, не выполнив своего главного предназначения. Из 437 названных в официальных документах партизанских формирований в полной мере выполнили задание командования только единичные отряды и группы. Показательным в данном случае является следующий факт. В одной из записок, адресованной в ЦК КП(б)Б, говорилось: «Выпущенная группа учебно-оперативным центром Западного фронта в составе 104 человека 6 сентября 1941 г. была доставлена для перехода фронта в Путивльский район Сумской области 9 сентября 1941 г.

Большинство их ушли с частями Красной Армии, и часть позорно сбежала» [НАРБ. – Ф. 4. – Оп. 33а. – Д. 184. – Л. 25]. Таким образом, из большой подготовленной группы специалистов для ведения партизанской войны в тылу врага на оккупированную немецкими войсками территорию Беларуси не дошло ни одного человека.

Подобные явления в то время были скорее правилом, чем исключением. Из 16 партизанских отрядов, которые были сформированы Пинским обкомом партии и действовали в июле 1941 года на территории области, осенью 1941 года, после отхода советских войск с территории БССР, остался только один отряд численностью 60 человек под командованием В. З. Коржа [Ермаловіч, В. З архіваў партызанскага руху / В. Ермаловіч // Беларускі гістарычны часопіс. – 1994. – № 2. – С. 15]. Остальные партизаны, т.е. 15 отрядов, которые изначально находились на территории Пинской области, вышли в советский тыл или разошлись по домам. В июле – августе 1941 года на территории Витебской области действовало 36 партизанских отрядов. После отступления частей Красной армии там осталось 12 отрядов, а в декабре 1941 года их было уже только девять. При этом численность их личного состава также значительно сократилась.

Летом 1941 года на территории Гомельской области были организованы 65 партизанских отрядов, в среднем по пять на каждый из районов области. Число партизан превышало 1 770 человек. В декабре 1941 года число партизанских отрядов указанной области уже не превышало десяти, в которых насчитывалось не более 150 человек [Ермаловіч, В. I. Беларусь. Шлях да Вялікай Перамогі / В. I. Ермаловіч. – Мінск: Беларусь, 2019. – С. 62].

На территории Барановичской, Белостокской и Вилейской областей партизанские отряды в 1941 году вообще не действовали и даже не создавались. Анализ архивных документов даёт возможность установить, что число партизан Беларуси зимой 1941 года не превышало 3 тыс. человек. Слабость и малочисленность партизанских отрядов на территории республики в 1941 году объясняется главным образом сложившейся военно-политической обстановкой, отсутствием условий, необходимых для ведения партизанской войны в тылу врага. На данном этапе партизаны не получали поддержки у большинства населения в районах своего базирования. Население Беларуси в рассматриваемый период занимало позицию нейтралитета как в отношении партизан, так и в отношении германских оккупационных властей. Оно находилось в деморализованном состоянии в результате резкого изменения военно-политической обстановки в регионе. Об этом убедительно свидетельствует рапорт В. Р. Болтикова, старшего оперуполномоченного Копаткевичского районного отдела НКВД, на имя заместителя наркома внутренних дел БССР полковника Мисюрева. «Настроение населения к фашистам таково, – сообщал В. Р. Болтиков, – что нам всё равно, какая власть, будут ли германцы, будут ли Советы, всё равно нам нужно подчиняться тем или другим» [НАРБ. – Ф. 4. – Оп. 33а. – Д. 62. – Л. 8].

И всё же, несмотря на огромные трудности, особенно зимой 1941–1942 годов, партизанское движение Беларуси смогло выстоять и даже укрепиться. Успешные действия партизанских отрядов под командованием Т. П. Бумажкова, Ф. И. Павловского, В. З. Коржа, И. П. Кожара, М. Ф. Шмырова и других содействовали постепенному позитивному изменению в отношении местного населения к партизанам. Положительную роль в этом процессе сыграла прежде всего победа советских войск под Москвой, а также человеконенавистническая политика оккупантов в отношении местного населения на захваченных территориях. Уже в зимние месяцы 1942 года численный состав партизан значительно вырос. Оккупанты также начали их считать реальной силой.

Справедливости ради следует отметить, что многих трудностей периода становления партизанского движения Беларуси можно было бы избежать, если бы успешно был использован предыдущий опыт ведения партизанской борьбы на территории нашей страны. Достоверно установлено, что опыт иностранной военной интервенции и Гражданской войны убедил высшее руководство Красной армии ещё в 1920-е годы, что в будущей войне моторов значительное место будет принадлежать и партизанским методам ведения войны. Так, нарком обороны СССР М. В. Фрунзе отмечал: «Значительная роль будет принадлежать… партизанским действиям ведения войны, поэтому необходимо организовать и подготовить их проведение в самом широком масштабе». И следует отметить, что заветы пролетарского полководца определённое время реализовывались на практике. В довоенные годы было издано несколько книг по данному вопросу, например, М. А. Дробава «Малая вайна. Партызанства і дыверсіі» (Мінск, 1931), «Инструкция о партизанской войне» (Москва, 1933), «Партизанский учебник», перевод с финского языка (Москва, 1940), и др.

С начала 1930-х годов в Беларуси проводилась значительная работа по подготовке партизанских отрядов на территории республики на случай возможной войны. На территории БССР были сформированы шесть партизанских отрядов: Бобруйский, Борисовский, Минский, Мозырьский, Полоцкий и Слуцкий. Каждый из них насчитывал 300–500 человек. Руководство каждым из отрядов осуществлял штаб, в состав которого входили командир, его заместители, начальник штаба, руководитель разведки и руководитель материально-технического обеспечения. Бойцы и командиры партизанских отрядов были членами коммунистической партии, комсомола или участниками Гражданской войны. Весь личный состав партизанских формирований был обучен методам ведения партизанской войны в специальных школах, где готовили сапёров, пулемётчиков, снайперов, радистов. В Беларуси в 1930-е годы было подготовлено 3 тыс. партизанских командиров и специалистов. Кроме того, в городах и крупных железнодорожных станциях были созданы и прошли специальную подготовку подпольные диверсионные группы.

В белорусских лесах для партизанских отрядов были проведены закладки оружия и боеприпасов, в том числе 50 тыс. винтовок и 150 пулемётов. Командирами отрядов являлись С. А. Ваупшасов, В. З. Корж, К. П. Орловский, А. М. Рабцевич и др. В 1932 году под Москвой военное руководство проводило секретные

Бранницкие учения с высадкой десанта во вражеском тылу. Действиями диверсионного отряда на учениях командовал С. А. Ваупшасов.
Высокую эффективность партизанских действий в современной войне показал и опыт гражданской войны в Испании (1936–1939 гг.), где малочисленные партизанские отряды, которые действовали в тылу франкистских ­войск, показали высокую результативность своих действий.

Однако накануне Второй мировой войны подготовка к возможному ведению партизанских действий была прекращена. Изменилась советская военная доктрина. Созданные партизанские отряды были расформированы, а заложенное в тайники оружие и боеприпасы были изъяты. Более того, в 1937–1938 годах были репрессированы почти все партизанские кадры. Выжили только те, которые сменили место своего проживания или, как В. З. Корж, К. П. Орловский, С. А.

Ваупшасов, А. М. Рабцевич и другие, оказались в Испании, где на практике обретали опыт современной партизанской войны. Не случайно известный партизанский командир И. Г. Старинов отмечал, что «от репрессий 1930-х годов погибло в десятки раз больше подготовленных партизанских командиров и специалистов, чем за всю Великую ­Отечественную войну». Итог ошибочной политики советского руководства в отношении доктрины ведения партизанских боевых действий в том, что страна осталась не подготовленной к современной войне в тылу врага. Была безвозвратно утрачена возможность уже в 1941 году на территории оккупированной Беларуси и других регионов СССР получить широкомасштабное, боеспособное партизанское движение, которое развернулось на территории нашей республики накануне её освобождения от немецких войск в конце 1943 – первой половине 1944 года.

Усилению партизанского движения в Беларуси весьма серьёзно способствовала деятельность советских подпольных организаций, которые работали в городах и населённых пунктах республики с первых дней немецкой оккупации. Осенью – зимой 1941 года на территории Беларуси уже активно действовали Минская, Оршанская, Осиповичская, Осинторфская (Дубровенский р-н Витебской области), Брестская, Витебская, Гомельская, Гродненская, Могилёвская, Пинская и другие подпольные антифашистские организации, которые, по неполным данным, насчитывали в своём составе свыше 1 100 человек. Почти половина всех подпольщиков Беларуси в 1941 году, или 540 человек, действовали в г. Минске.

В дни битвы под Москвой подпольщики Минского железнодорожного узла вывели из строя 50 паровозов противника. Подпольщики Орши под руководством К. С. Заслонова с ноября 1941 по февраль 1942 года вывели из эксплуатации 170 паровозов и пустили под откос десятки вражеских эшелонов с живой силой и техникой. Подпольщики не только проводили диверсии на объектах и коммуникациях противника, оказывали материально-техническую помощь партизанам, обеспечивали их ценной разведывательной информацией, но и укрепляли численный и качественный состав партизанских формирований. Только подпольщики г. Минска в 1941–1942 годах направили более 4 200 человек в партизанские отряды, что позволило создать в окрестностях г. Минска 20 боеспособных партизанских отрядов. Кроме того, подпольщики существенно помогли и с вооружением этих формирований.

В течение 1941 года пополнение партизанских отрядов происходило за счёт коммунистов, комсомольцев и советских военнослужащих, которые оказались в тылу врага.

Росту перехода населения Беларуси в ряды партизан в 1942–1944 годах в определённой степени способствовали и сами оккупанты. Так, например, в марте 1942 года командование вермахта издало приказ о возвращении в лагеря для военнопленных бывших советских военнослужащих, которым было разрешено в зимнее время проживать в сельской местности у своих родственников. Жизнь советских военнопленных в немецких лагерях можно хорошо представить из содержания докладной записки на имя секретаря ЦК компартии Беларуси Г. Б. Эйдинова бывшего заключённого одного из минских лагерей для военнопленных Е. Ю. Гапеева. Вот что документально засвидетельствовал бывший заключённый немецкого лагеря для военнопленных: «1 июля (1941 г. – В. Е.), вечером, колонну, где был и я, под конвоем пригнали в лагерь, который был расположен на братском кладбище. Когда мы пришли в лагерь, то там было уже тысячи три человек гражданских и военных. Перед лагерем у каждого в отдельности производили обыск, у многих рвали деньги, забирали часы.

Вслед за нами всё время беспрерывно пригоняли всё новых и новых пленных. Лагерь, где мы находились под усиленным конвоем, ночью освещался вокруг машинами, на которых были установлены пулемёты. Лагерное содержание было невыносимо для человеческой жизни, трудно передать, какие были издевательства, от пули и голода погибли в лагере сотни людей.

Первые три дня нас держали на кладбище, морили на жаре… без воды и еды, а когда привозили бочку воды на тысячи людей, люди, погибающие от жажды, старались получить хоть один глоток воды, и когда прижимали сидящих на коленях к бочке, в это время в лезших вперёд стреляли и по 15–20 человек ежедневно возле воды убивали. Жутко подумать, когда люди начинали пить мочу, которой мочились тут же, в лагере, а 3 июля 1941 г. по голодной толпе направили машину с сухарями, тысячи людей старались ухватить сухарь, лезли на идущую машину, а оттуда, как голодной стае, бросают сухари, народ дерётся на земле за сухарь, а они (немцы) сверху бьют палками, одновременно с машины всю эту картину фотографируют… Будучи там, забываешь, что ты действительно ещё живёшь и что ты есть человек» [НАРБ. – Ф. 4. – Оп. 33а. – Д. 14. – Л. 99–101].

Военнопленные, которые были отпущены на зиму из таких лагерей и жили в сельской местности, зная, что их там ждёт по возвращении, массово пошли в партизанские отряды, а нередко и сами создавали эти отряды. Если в начале 1942 года численный состав партизанских отрядов Беларуси насчитывал около 3 тыс. человек, то в конце этого же года – более 47 тыс. бойцов. Почти третью часть партизанской армии в это время составляли кадровые военнослужащие из числа окруженцев. Следовательно, важнейшим источником пополнения партизанских отрядов в первый год войны были бывшие военнослужащие Красной армии.

Таким образом, в 1942 году сформировалось организационное ядро партизанского движения Беларуси, что позволило развернуть на территории республики настоящую народную войну против немецких оккупантов.

Важную роль в укреплении партизанского движения Беларуси сыграл факт обеспечения партизан оружием и боеприпасами из советского тыла. Этот процесс был начат в феврале 1942 года, когда войска Калининского и Западного фронтов на Витебском направлении вступили на территорию Беларуси. Воины ­249-й дивизии вместе с белорусскими партизанами освободили десять деревень Суражского и Меховского районов Витебской области. 6 февраля 1942 года Красная армия на этом направлении перешла к обороне, однако на 40-километровом участке фронта на стыке позиций немецких армейских групп «Север» и «Центр», что между Велижем и Усвятами, находился разрыв в линии немецкой обороны. В результате образовались так называемые Суражские ворота, которые просуществовали до 28 сентября 1942  года. Через Суражские ворота партизанское движение Беларуси пополнилось более чем 2 тыс. организаторов и специалистов по ведению диверсий, партизаны республики получили 4 250 винтовок, 630 ­автоматов, 402  пулемёта, 138 противотанковых ружей (ПТР), 280 миномётов, 10 860 диверсионных мин, около 2 млн патронов для оружия, 18 тыс. ручных гранат и 40 т тола.

Уже летом 1942 года партизаны Беларуси начали проводить против оккупантов значительные по своим масштабам боевые операции. Например, в августе 1942 года партизанский отряд под командованием А. И. Петракова и А. В. Романова уничтожил хорошо охраняемый немцами железнодорожный мост через р. Дриссу. Из-за этого железнодорожное сообщение на линии Полоцк – Даугавпилс прервалось на 16 дней, при этом последствием данной операции было то, что пропускная способность железной дороги снизилась с 60 до 8 эшелонов в сутки.

28 августа 1942 года объединённые силы 8, 24 и 36-го партизанских отрядов Могилёвской области под руководством С. Г. Жунина («Сергей») уничтожили вражеский гарнизон и коммуникации на железнодорожной станции Славное, которая являлась важным пунктом обеспечения войск и транспорта противника, двигавшегося в направлении к фронту по магистрали Брест – Минск – Смоленск. Гарнизон, охранявший станцию Славное, насчитывал 200 солдат и офицеров противника, которые были вооружены батальонным миномётом, станковым и 12 ручными пулемётами, автоматами и винтовками. Он был укреплён окопными со­оружениями, имел 10 постов охраны. Во время 3-часового боя партизаны разгромили гарнизон, уничтожили здание станции, немецкие казармы, шесть складов с военным имуществом и продовольствием, два военных эшелона с техникой и всё железнодорожное оборудование, которым была оснащена станция. Было уничтожено 120 солдат и офицеров противника [Архив Института истории НАН Беларуси. – Ф. 4. – Оп. 4а. – Д. 1. – Л. 54–55].

Аналогичные операции проводились партизанами и в других районах Беларуси, например Минской и Полесской областях. В ночь на 3 ноября 1942 года был уничтожен 132-метровый железнодорожный мост на р. Птичь. Перевозки противника по железной дороге Брест – Гомель были приостановлены на 18 дней.
Активность партизанского движения в Беларуси во второй половине 1942 года, как и в других районах СССР, оккупированных немецкой армией, совпадает по времени со Сталинградской битвой. В это время вермахт для охраны военно-экономических объектов в своём тылу был вынужден использовать 10% от общего количества немецких войск, что действовали на советско-германском фронте. В свете данного факта становятся понятными действия советского военного руководства в этот период времени, которые были направлены на усиление партизанского движения. Так, 30 мая 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), и непосредственно во время Сталинградской битвы Белорусский и Украинский штабы партизанского движения, и, наконец, 5 сентября 1942 года маршал К. Е.  Ворошилов был назначен Главнокомандующим партизанского движения. В связи с этим трудно не согласиться с мнением доктора исторических наук, профессора А. М. Литвина в отношении того, что руководство Советского государства стало рассматривать партизанскую борьбу… как один из видов боевых действий вооружённых сил и народного сопротивления в тылу врага, который имел стратегическое значение [Літвін, А. М. Актывізацыя партызанскага фактару як складаючай часткі савецкай стратэгіі вядзення вайны напярэдадні і падчас Сталінградскай бітвы 1942–1943 гг. / А. М. Літвін // Беларускі гістарыны часопіс. – 2013. – № 2. – С. 7].

Германское политическое и военное руководство со своей стороны также было обеспокоено размерами и результатами партизанской войны в тылу своей армии на восточном фронте. Об этом свидетельствуют и проводимые мероприятия германского военного командования по борьбе с партизанами. Так, в сентябре 1942 года А. Гитлер возложил общее руководство по борьбе с партизанским движением на оккупированной территории СССР лично на рейхсфюрера СС Г. Гиммлера, а в оперативных районах – на фельдмаршала В. Кейтеля. В октябре 1942 года Г. Гиммлер назначил старшего начальника СС и полиции в тыловом районе группы армий «Центр» обергруппенфюрера СС (генерал-полковник) Э. фон Бах-Залевского своим уполномоченным по борьбе с партизанами в Беларуси.

Во время Сталинградской битвы на оккупированной территории Беларуси немецкие войска провели 68 карательных операций, направленных против партизан и местного населения, где использовались силы от батальона до нескольких дивизий. Так, в августе 1942 года в районе Витебска, Орши и Смоленска оккупанты провели силами 286-й немецкой охранной дивизии карательную операцию с кодовым названием «Гриф» с целью уничтожения партизанских отрядов в районе Витебск – Орша.

В августе – сентябре 1942 года на территории Витебской, Минской и Брестской областей оккупанты провели карательную операцию «Болотная лихорадка». Операцию провела группировка немецких войск, которая состояла из пехотной дивизии и усиленной 1-й моторизованной бригады СС. Каратели получили приказ: «При проведении операции действовать беспощадно. Все деревни, что находятся в болотистых и лесных районах, где будет проводиться операция, подлежат уничтожению». В ходе этой карательной операции оккупанты убили 10 013 мирных жителей и 1 217 человек вывезли на принудительные работы в Германию.

Некоторые партизанские отряды во время операции «Болотная лихорадка» оказали карателям достойное сопротивление. Так, партизанский отряд имени Н. А. Щорса (командир П. В. Пронягин) действовал небольшими подвижными группами и нанёс карателям значительные потери в живой силе и технике.

Партизаны уничтожили охрану моста на р. Щара, что на шоссе Брест – Минск. Это позволило отряду успешно форсировать многовод­ную реку, при этом были уничтожены две легковые автомашины с немецкими офицерами, а в деревне Чамелы Коссовского района был ликвидирован гарнизон полевой жандармерии. В бою на берегу Огинского канала, который завершился рукопашной схваткой, партизаны уничтожили роту СС в полном её составе и при этом захватили значительные трофеи – более 100 единиц автоматического оружия.

В конце 1942 года в рядах партизан Беларуси уже насчитывали около 50 тыс. человек, а это, по стандартам военного времени, численность одной советской общевойсковой армии. В 1942 году белорусские партизаны уничтожили 100 немецких танков, 181 самолёт, пустили под откос 1 180 военных эшелонов противника. В результате их действий было выведено из строя более 100 тыс. солдат и офицеров противника, из которых 15 тыс. убиты…

Для сравнения: в октябре – ноябре 1942 года в Северной Африке действовала 8-я британская армия численностью в 230 тыс. человек, одержавшая победу под Эль-Аламейном, которая считается первым значительным успехом британской армии не только в Африке, но и вообще во Второй мировой войне. Западные историки, политики и публицисты приравнивают её по значимости к Сталинградской битве, объявляя при этом, что данная операция положила начало действиям Второго фронта. 8-й  британской армии, которая состояла из десяти дивизий и четырёх особых бригад и имела на вооружении 440 танков, 2 311 орудий и 1 500 самолётов, противостояла итало-германская войсковая группировка, которая в своём составе насчитывала четыре немецкие дивизии и одну бригаду, восемь итальянских дивизий, или 80 тыс. человек, 540 танков, 1219 орудий и 350 самолётов. Потери войск фашистской коалиции составили 55 тыс. убитыми, ранеными и пленными, в т.ч. около 10  тыс. человек убитыми, 320 танков и около 1 тыс. орудий [История военного искусства / под ред. члена-кор. АН СССР, ген.-лейтенанта П. А. Жилина. – М.: Воениздат, 1986. – С. 322].

Простой анализ указанных данных показывает, что уже в 1942 году эффективность борьбы партизан Беларуси, которые в 4,5 раза уступали по численности английской армии в Северной Африке, была сопоставима с итогами действий западных союзников по антигитлеровской коалиции.

Важным источником пополнения партизанских формирований Беларуси личным составом была насильственная мобилизация оккупационными властями белорусской ­молодёжи для работы в Германии. Широкий масштаб этот процесс обрёл весной 1943 года в соответствии с директивой, полученной 11 марта 1943 года инспектором хозяйственной инспекции «Юг» генералом Нагелем от начальника хозяйственного штаба «Восток» о поставках рабочей силы из оккупированных восточных областей для сельского хозяйства Германии, где сообщалось: «Использование рабочей силы в германском сельском хозяйстве и намеченные фюрером военные программы создают необходимость быстрой доставки 1 миллиона женщин и мужчин из вновь оккупированных восточных областей в течение ближайших четырёх месяцев. С этой целью гауляйтер Заукель требует начиная с 15 марта ежедневно отправлять транспорты с 5 тысячами, а с 1 апреля ежедневно по 10 тысяч работниц и рабочих с оккупационных восточных областей… Учитывая исключительно высокие потери рабочей силы в германской военной экономике, возникшие за последние месяцы, необходимо, чтобы вербовка рабочих для империи проводилась теперь снова со всей энергией. Заметная там в настоящее время тенденция к ограничению и полному приостановлению вербовки для империи при таком положении вещей совершенно недопустима» [Преступные цели – преступные средства: документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941–1944 гг.) / сост. Г. Ф. Заставенко, Т. А. Иллерицкая, А. М.  Козочкина [и др.] 2-е изд., доп., М.: Политиздат, 1986. – С. 245].

Доля Беларуси в указанных поставках должна была составить около 1 000 человек еженедельно. Поэтому десятки тысяч молодых людей, спасаясь от насильственного угона в немецкий «рай», уходили в партизаны. В ноябре 1943 года, согласно данным Белорусского штаба партизанского движения (БШПД), число партизан составляло уже 122 тыс. человек.

Способствовали пополнению партизанских отрядов и события, связанные с созданием в марте 1944 года прогерманской «Белорусской крайовой обороны» (БКО). Большинство населения республики в это время уже понимало, что война для Германии проиграна, и не желало стать немецким «пушечным мясом». При первой же возможности многие из тех, кто был мобилизован в «Крайовую оборону», переходили на сторону партизан. Так, в марте – апреле 1944 года в партизанские отряды Беларуси влилось ещё около 70 тыс. человек, большинство из них перешли в партизаны из-за нежелания связать свою судьбу с БКО.

Большую работу по превращению партизанского движения Беларуси в массовую народную войну против иностранного нашествия выполнили и партийные подпольные органы компартии республики. С 1943 года они имели авторитет и влияние на население большинства районов Беларуси. Достаточно сказать, что во вражеском тылу в годы войны издавалось около 170 подпольных советских газет, тираж которых насчитывал миллион экземпляров. Партизанами и подпольщиками республики, ЦК КП(б)Б, ЦК комсомола Беларуси и БШПД за годы войны было издано и распространено 28,5 млн листовок. Подпольная советская печать призывала население к вооружённой борьбе против оккупантов. Она не только вызывала у населения республики информационный интерес, но и находила должный реальный отзыв в людских умах и сердцах, который побуждал к активным действиям против оккупантов.

В 1943 году партизаны Беларуси уже были способны проводить крупномасштабные операции против германских войск и тыловых коммуникаций противника. Наглядный пример – операция «Рельсовая война», которую проводили летом 1943 года партизаны Беларуси, Украины, Литвы, Ленинградской, Калининской, Смоленской и Орловской областей. Операция «Рельсовая война» была разработана Центральным штабом партизанского движения. Главной задачей операции было уничтожение железнодорожных коммуникаций в тылу противника накануне наступательных операций Красной армии.

Успехи партизан Беларуси в ходе указанной операции были в значительной мере обеспечены наличием значительной материально-технической базы, которая была создана с помощью советского тыла. Только в августе – октябре 1943 года за период подготовки и проведения операции «Рельсовая война» партизаны Беларуси благодаря помощи советской авиации получили 177,3 т прессованного тола, 41 200 единиц диверсионных мин, 34 051 взрыватель, большое количество бикфордового и детонирующего шнура, капсюлей-детонаторов и т.д. Кроме того, советские самолёты доставили партизанам Беларуси большое количество оружия и боеприпасов, в том числе 46 миномётов, 314 противотанковых ружей, 441 пистолет, 3 227 автоматов, 6 953 винтовок и карабинов, 6 117 846 пистолетных патронов, 7 581 408 патронов для винтовок и карабинов, 38 580 патронов для противотанковых ружей, 34 806 ручных гранат.

На территории Беларуси «Рельсовая война» (1943–1944 гг.) проводилась в три этапа. Первый этап начался ночью 3 августа 1943 года и продолжался до середины сентября 1943 года. Его основной целью было содействие контрнаступлению Красной армии под Курском. В назначенное время 74 тыс. партизан Беларуси нанесли множество мощных ударов по железнодорожным коммуникациям противника. В результате были полностью выведены из строя железнодорожные линии Бобруйск – Старушки, Жлобин – Калинковичи, Тимковичи – Осиповичи, железная дорога Полоцк – Молодечно не функционировала 15 дней, Минск – Молодечно – 10 дней, на линиях Могилёв – Кричев, Могилёв – Жлобин движение было остановлено на протяжении всего августа 1943 года. За время первого этапа операции партизаны Беларуси пустили под откос 833 вражеских эшелона и три бронепоезда, взорвали 184 железнодорожных моста и 556 мостов на автомобильных дорогах, уничтожили 1 429 автомашин и 392 км телефонно-телеграфных линий. Провели ряд успешных операций по разгрому вражеских гарнизонов.

Второй этап «Рельсовой войны» под условным названием «Концерт» проводился с 19 сентября до начала ноября 1943 года. За это время партизаны взорвали 90 тыс. железнодорожных рельсов, 1 041 эшелон противника и 72 железнодорожных моста. В результате противник, несмотря на сложное положение на советско-германском фронте, был вынужден увеличить в два раза количество войск для охраны стратегических коммуникаций в своём тылу. В 1943 году в тылу на советско-германском фронте немецкое командование для охраны своих объектов и коммуникаций, а также борьбы против партизан вынуждено было держать 10% от общего количества германских вооружённых сил, которые действовали на советско-германском фронте, или 500–550 тыс. солдат и офицеров. На территории Беларуси немецкое командование с этой целью удерживало войсковую группировку численностью в 250 тыс. человек. И при этом более 50% территории республики, или 108 тыс. км², с конца 1943 года контролировали партизаны, а территория площадью свыше 38 тыс. км² была полностью освобождена от оккупантов, т.е. туда не ступала нога немецкого солдата.

Позитивную оценку действиям партизан во время проведения операции «Рельсовая вой­на» дал маршал Советского Союза Г. К. Жуков, который писал: «Победе советских войск под Белградом, Орлом и Харьковом во многом способствовали партизаны, действовавшие в тылу противника. Особенно большую «Рельсовую вой­ну» вели они в Белоруссии, Смоленской, Орловской областях и Приднепровье. Партизаны срывали железнодорожные перевозки, взрывали мосты, снабжали советское командование разведывательными данными, которые помогли правильно оценить обстановку и замысел вражеского командования на лето 1943 года» [Жуков, Г. К. Воспоминания и размышления. В 3 т. Т. 3. – 10-е изд., доп. по рукописи автора. – М.: Изд-во «Новости» (АПН), 1990. – С. 74].

Известный специалист в области минирования и подрывного дела периода Второй мировой войны, инженер, профессор И. Г. Старинов в своей книге «Пройди незримым» отмечал следующее: «Удары партизан по коммуникациям оккупантов… нанесли им потери в десять раз больше, чем те, что нанесла нашим путям сообщений фашистская авиация, которая сбросила более 100 тыс. авиационных бомб».

Из оценки немецкого военного руководства и данных Генерального штаба Красной армии об итогах проведения операции «Рельсовая вой­на» следует, что объём немецких перевозок в 1943 году уменьшился на 35–40%. В свою очередь, это значительно способствовало успеху летне-осеннего наступления советских войск [НАРБ. – Ф. 3500. – Оп. 4.  – Д. 1.  – Л. 110–112].

Третий этап «Рельсовой войны» начался в ночь на 20 июня 1944 года, незадолго до проведения советскими войсками операции «Багратион». На данном этапе партизаны Беларуси непосредственно взаимодействовали с наступающими войсками Красной армии. В ходе операции они подорвали 61 тыс. железнодорожных рельсов (в первый день операции – 40 775), уничтожили восемь железнодорожных мостов. Полностью были выведены из строя основные железнодорожные пути, частично парализованы перевозки врага на всех дорогах Беларуси.

Значительный интерес в данном случае представляет мнение крупного немецкого специалиста в сфере эксплуатации военных перевозок полковника Г. Тэске, которое он высказал в работе «Военное значение транспорта»: «…В ночь накануне общего наступления русских на участке группы армий «Центр», в конце июня 1944 г., сильный отвлекающий удар партизан на всех важных дорогах приостановил руководство немецкими войсками на несколько дней. Только за одну эту ночь партизаны установили около 10,5 тыс. мин и зарядов, из которых удалось выявить и обезвредить только 3,5 тыс. Сообщение на большинстве шоссейных дорог из-за налётов партизан могло осуществляться только в дневное время и только при наличии вооружённого конвоя».

Операция «Рельсовая война» была значительным событием Великой Отечественной войны. Она способствовала разгрому ­германских войск не только в Беларуси, но и на других участках советско-германского фронта в ­1943–1944 годах. За время проведения операции «Рельсовая война» белорусские партизаны взорвали 211 тыс. железнодорожных рельсов, пустили под откос около 2 тыс. железнодорожных составов с живой силой и техникой противника, уничтожили и вывели из строя 1 700 паровозов, взорвали 300 железнодорожных мостов. По далеко не полным данным, партизаны Беларуси в ходе операции «Рельсовая война» вывели из строя убитыми и ранеными свыше 150 тыс. солдат и офицеров противника.

В связи с этим следует вспомнить и о потерях народных мстителей Беларуси. По данным Белорусского штаба партизанского движения, безвозвратные потери партизан республики в годы борьбы с немецкими оккупантами составили 44 791 человек. При этом остались не учтёнными партизаны, которые погибли в 1941–1942 годах, в отчётах БШПД сведений об этой категории лиц нет. Исходя из этого, у нас есть основания считать, что потери партизан Беларуси только убитыми в годы Великой Оте­чественной войны составили свыше 50 тыс. человек.

Масштабы партизанской войны на территории Беларуси сопоставимы только с аналогичным явлением в Югославии, где в 1941–1944 годах в партизанском движении участвовало свыше 350 тыс. человек. Справедливости ради стоит отметить, что югославские партизаны очень помогли Советской армии во время Московской битвы зимой 1941–1942 годов. Их активные действия вынудили немцев и их союзников-итальянцев держать там силы численностью в 30 дивизий. А как они нужны были немецкому командованию под Москвой в это время!!! Более того, за год до открытия союзниками СССР второго фронта в Европе партизаны Советского Союза и Югославии сковали миллионную группировку немецких войск – сил, соотносимых численно с теми, которые находились летом 1944 года на территории Франции, Бельгии и Голландии, противостояли союзным войскам Великобритании и Соединённых Штатов Америки.

Виктор Ермолович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *