ПЕРВЫЙ ШАГ К ПОБЕДЕ

(СОВЕТ ПО ЭВАКУАЦИИ)

Вот и прошёл 76-й раз праздник Победы, а 22 июня 80 лет назад начался трудный путь к этой Победе, который не только «порохом пропах», но и дымом сгоревших городов, сёл и деревень, пылью развалин фабрик и заводов.
С внезапным нападением Германии на СССР стало понятно, что большая часть территории, на которой находились промышленные и сельскохозяйственные производства, будет оккупирована врагом. Планы эвакуации из территорий предполагаемой оккупации начали разрабатываться ещё весной 1941 года Генеральным штабом, когда после захвата Франции и Польши стала ясна тактика немецкого «блицкрига». Уже 14–15 мая 1941 года была разослана директива в западные округа, пункт 7 которой гласил: «На случай вынужденного отхода разработать согласно особым указаниям план эвакуации фабрик, заводов, банков и других хозяйственных предприятий, правительственных учреждений, складов военного и государственного имущества». Но выполнить это предписание не оставалось времени. Тягость этого мероприятия ложилась на местные органы власти.
Это был вопрос первостепенной важности. Поэтому уже на третий день войны, 24 июня 1941 года, на высшем правительственном уровне принимается Постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР № 1740-748сс «О создании Совета по эвакуации» для руководства эвакуацией населения, учреждений, военных и иных грузов, оборудования предприятий и других ценностей за подписью первого лица страны Иосифа Сталина.
Совет создаётся под председательством Лазаря Моисеевича Кагановича, так как он был наркомом путей сообщения, а основная тяжесть этого мероприятия выпадала на долю этого наркомата. Его заместителем был назначен Алексей Николаевич Косыгин. В Совет вошли руководители высшего звена, достойные люди. Совет наделялся высокими полномочиями.
Уже в первые дни войны стало ясно, что многое эвакуировать не удастся, поэтому 29 июня 1941 года была распространена Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б): «При вынужденном отходе частей Красной Армии угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего».
Скоро стало ясно, что первый председатель Совета Л. Каганович не очень справляется со своими обязанностями, и 16 июля 1941 года Совет по эвакуации был реорганизован, и председателем Совета стал секретарь ВЦСПС, кандидат в члены Политбюро Н. М. Шверник, а его заместителем остался А. Н. Косыгин.
На территории СССР, оказавшейся под угрозой захвата врагом, находилась большая часть промышленного и сельскохозяйственного производства. И это надо было эвакуировать в кратчайший срок со специалистами, способными быстро развернуть производство на новом месте.
То, как это было сделано, не имеет аналогов в мире. Но если бы этого не сделали, то не было бы и Победы! Победа ковалась не только на передовой, но и в так называемом тылу, потому что в начале войны фронт был кругом, ведь эвакуация производилась под бомбами фашистской авиации. Уже 22 июня массированным бомбардировкам были подвергнуты как узловые, так и другие станции западных железных дорог. За первые дни войны фашисты захватили одну шестую всех западных железных дорог, и железнодорожные магистрали, идущие к фронту, на передовую, были обрезаны. Москва стала основным пунктом снабжения и перевалки военных грузов с железнодорожного транспорта на автомобильный, основой которого была легендарная «полуторка».
В течение второй половины 1941 года только по железной дороге полностью или частично было перебазировано 2593 предприятия. До войны они давали треть всей промышленной продукции страны. В восточные районы было эвакуировано более 10 млн человек, около 11 тысяч тракторов, большое количество скота, имущества колхозов и совхозов, МТС… Объём эвакуации был таков, что Совет не успевал везде, и ему в помощь был создан Комитет по эвакуации запасов продовольствия, сырья, промышленных товаров, оборудования текстильных, швейных, табачных фабрик и мыловаренных заводов. На первый взгляд – ничто по сравнению с оборонными предприятиями, но это всё необходимо для жизни. Уже 27 июня 1941 года последовало следующее Постановление ЦК ВКП(б) и СНК – «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». Совет опирался на своих уполномоченных на местах и местные органы власти.
Мероприятия по эвакуации в условиях вой­ны, когда враг стремительно наступает, – это героически-адская работа. И если бы страна с нею не справилась, то вряд ли мы отмечали бы радостный День Победы. Но почему-то сегодня маршалов Победы вспоминают чаще, чем скромных гражданских лиц, которые готовили эту Победу. Ведь к Берлину наша армия подошла с современным вооружением, начав войну с трёхлинейкой. А всё начиналось с героически самоотверженной эвакуации предприятий, которой руководил Совет по эвакуации.
Потеря жизненно важных густонаселённых территорий с хорошей индустрией и высокопродуктивным сельским хозяйством, которая сопровождалась перебазированием, привела к тому, что в ноябре 1941 года (враг подступал к Москве) уровень среднемесячного производства стал самым низким за все годы войны и составил лишь 51,7% от общего объёма производства в ноябре 1940 года. В это время полностью прекратился выпуск отдельных видов продукции и машиностроения. Остановились все шахты Донбасса и Подмосковья… И всё-таки страна выстояла. Это был первый период военной экономики СССР, продолжавшийся до июня 1942 года.
И всё это заслуга тружеников тыла, которые поверили в правительство и, в частности, в руководителей Совета по эвакуации. А уже кто обеспечил победу военным – вопрос риторический.
Но, видно, так уже устроена человеческая психика, что победа всегда ассоциируется с маршалами, оставляя тех, кто её обеспечил, в тени. Се ля ви (C’est la vie), говорят французы. Обидно, но, наверное, они правы.

Вадим КУЛИНЧЕНКО,
капитан 1-го ранга в отставке, публицист

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *