Вы навек рождены, вы вовек не забыты!

Посвящается
Краюхину Роману Викторовичу (12.03.1983–17.12.2019)
и его учителю Попкову Василию Ивановичу (22.05.1938–4.02.2020)

Ранее утро. Солнце ещё не обогрело край горизонта своими лучами. Жители городов и деревень видят в своих снах домашний очаг, своих детей. Даже сама природа безмятежно спит: тихо шелестят берёзы своими листочками, птицы ещё не будят своими трелями природу. Рождается новый день. День, который в сердцах и мыслях русских людей навсегда окрасился в алый цвет, цвет крови и страдания, крушения мечты и надежды. ВОЙНА! Всего пять букв, которые выжжены раскалённым железом в сердце каждого.
В полдень 22 июня 1941 года московское радио передало экстренное сообщение правительства: без объявления войны, по-разбойничьи, фашистская Германия напала на СССР. Сражения невиданного размаха вспыхнули на огромном фронте от Баренцева моря до Чёрного. Мировая история не знала битв, равных по своему масштабу тем, какие начались летом 1941 года на советско-германском фронте. 29 июня 1941 года была объявлена всеобщая мобилизация.
Я бы хотел написать о моём двоюродном дедушке, о папином дяде, погибшем в самом разгаре войны. Вот что рассказала о его короткой жизни его младшая сестра Дина Ивановна Коробкова (Краюхина).
– Теперь Сашиным сверстникам уже за 70, а когда началась война, он был совсем молодым – ему было всего 20 лет. Таким он навсегда останется в моей памяти…
Наша семья была большая – семеро человек. Саша был моим старшим братом. С 7 лет пошёл учиться в школу, учился старательно и был примером для нас, младших братьев и сестёр. Он и по хозяйству помогал, и с нами оставался за няньку. Мы с соседскими ребятами слушались его, Саша много рассказывал нам о прочитанных книгах, играл в различные игры, помогал отцу в работе.
Тяжело было в то время – рваные ботинки, брюки и рубаха вся в заплатках, а всё-таки школу не бросал, учился. В свободное от школы время был пастухом, старался делать всё порученное хорошо. Я до сих пор помню его первую награду за честный труд: на собрании ему торжественно вручили книгу и костюм. Саша его очень берёг и обещал надеть, когда поедет в Москву, ведь это была его самая заветная мечта, но этой мечте не суждено было сбыться…
После окончания школы брат поступил в Моршанское педагогическое училище, хотел стать преподавателем младших классов. Учился хорошо, старательно. Отец с матерью гордились им. Окончив училище, он вернулся домой с похвальной грамотой. Как же мама была рада за Сашу, ведь в нашем роду не было грамотных, а он должен был других учить.
Конечно же, жизнь в городе изменила Сашу. Широкие плечи, прямой взгляд – он стал более решительным и независимым. Однажды как-то вечером он подошёл и сказал:
– Мама и папа, вы не будете против, если я поеду учиться в танковое училище?
Первым сказал отец:
– Ты знаешь, сынок, коли не будешь об этом жалеть, то иди учись – жизнь в твоих руках!
Как же заблестели глаза Сашки! Он готов был в тот же вечер собраться и уехать от нас.
Мама плакала, сквозь слёзы сказала сыну:
– Поступай, как велит твое сердце!
Через неделю все соседи пришли провожать Сашку. Распрощавшись со всеми, мы сели в повозку, запряжённую лошадьми, и поехали на тамбовский вокзал. Когда он сел в поезд, то на прощанье сказал:
– Закончу учиться и приеду к вам на танке, всем в деревне покажу, какой он большой, все ребята обрадуются.
Поезд тронулся… Мы смотрели на удаляющегося от нас брата и сына, он же ехал к своей мечте.
Первое время мама даже спать не могла, постоянно думала о нём. Когда Саша уезжал, мама наказывала:
– Как приедешь, то сразу напиши мне письмо, я буду ждать его с нетерпением.
Письма долго не было, но вот почтальон принёс этот маленький треугольник. Я схватила его и побежала к матери. В тот день её бригада работала в поле. Когда подбежала поближе, закричала:
– Мама, мама, нам тётя Катя-почтальон принесла письмо, говорит, от Сашки!
Она взяла его и пошла к бригадиру, он-то у нас был грамотный. Все женщины сели вокруг Николая Ивановича и стали слушать. Гордость за своего сына охватила маму, ведь никто из нашей деревни не учился в военном училище…
Дина Ивановна встала со стула, подошла к шкафу и достала шкатулку. Немножко постояв, она сказала:
– Здесь лежат мои драгоценности – письма, которые нам писал брат.
Она вздохнула и открыла эту деревянную, очень ценную для неё шкатулку:
– Вот это первое письмо, которое мы получили от Саши, – Дина Ивановна показала мне пожелтевший листок, где очень аккуратным почерком было написано:

«Уважаемые папа и мама!
Доехал хорошо. Вступительные экзамены сдал успешно и зачислен на 1-й курс Харьковского танкового училища. Сейчас прохожу курс молодого бойца. Кормят хорошо, занятия бывают в классе и поле. Первое время было тяжело, но сейчас освоился и привык. Скучаю по дому. Вспоминаю вас, всех братьев и сестёр. Свободного времени мало, поэтому свое первое письмо заканчиваю писать. Жду ответа. Целую. Обнимаю.
Ваш Александр»

После полученного письма мама повеселела, все разговоры были только о Саше.
Жизнь в деревне шла своим чередом. У каждого свои заботы. Летом – заготовка сена, прополка огородов, ну а в августе – уборка урожая пшеницы, у кого есть пчёлы, тот на Медовый Спас соты подрезает, яблоки на могилку несёт родственникам. Осень наступает – картошку убирают, свёклу, ну а зимой отдыхают, но всё же есть дела небольшие – коровка отелится, так за телёнком ухаживают. Весной опять начинается всё сначала: огород, сено, картошка… За тот год пришло ещё три письма. В них Саша писал, что нравится ему в училище, доволен был, уж очень он любил учиться.
Дина Ивановна остановила свой рассказ. Немного помолчав, она сказала своим нежным голосом такие страшные слова:
– И началась ВОЙНА!.. Досрочно окончив училище, младший лейтенант Александр Краюхин выехал в тыл за танками, а оттуда – на фронт.
Дальше моя рассказчица предупредила, что всё остальное она знает только по письмам Саши и его сослуживцев, которые вернулись с войны живыми.
– В конце июня 1942 года, – продолжала Дина Ивановна, – немецкие войска начали наступление в воронежском направлении. Врагу удалось прорвать нашу оборону и двинуться в сторону Воронежа. Появились слухи о том, что идут тяжёлые бои за некоторые города и сёла. Советское командование отправило новые части на фронт. Среди них была и 148-я танковая бригада, где находился Саша. В июне он участвовал в боях в районе деревни Силаево Воронежской области. В бою около этой деревни огнём своего танка он уничтожил две машины противника и одно противотанковое орудие. 11 июня был ранен в руку и ногу, но, рискуя своей жизнью, с поля боя эвакуировал экипаж из подбитой машины, за что был награждён медалью «За отвагу». После лечения моего брата опять отправили на фронт – защищать Родину.
На этот раз Саша оказался в составе войск 3-го Украинского фронта. Этот полк прошёл половину Украины и осенью 1943 года был у Запорожья.

Утром 17 ноября 1943 года солдаты получили приказ: переправить через Днепр технику и огнём поддержать действия наших частей на отбитом у немцев плацдарме. С наступлением темноты вместе с частями 60-й гвардейской Краснознамённой Павлоградской стрелковой дивизии брат стал переправляться через ­Днепр. Танки и «Катюши» разместили на паромах. Не успели отчалить от левого берега, как разрывы снарядов, пулемётные и автоматные очереди вспенили воды Днепра. Под ураганным огнём солдаты продолжали вести паромы к правому берегу, где засели гитлеровцы. У самого берега тяжёлый паром, развороченный снарядом, затонул.
Совсем рядом, под кручами правого берега, было спасенье – немцы не могли простреливать это «мёртвое» пространство, но Саша бросился не под спасательные береговые кручи, а к своей машине, так как танк оказался наполовину в воде. Он кричал:
– Ребята, не оставлять же фрицам технику! Без неё мы не бойцы.
Задача была не из лёгких. Пробираться к танку пришлось в ледяной воде, под огнём врага, и всё же танкисты сумели завести танк и вывезти его на берег.
Мокрые, холодные, они приготовились к стрельбе. Несколькими залпами было уничтожено много немецких солдат и офицеров. Технику спасли, а сами попали под миномётный огонь противника.

Дина Ивановна остановилась и, немного помолчав, продолжила тихо говорить:
– Саша писал часто, но вдруг почтальон стал обходить наш дом. Неделю, другую, третью… Очередную весточку от Саши ждали в тревоге и страхе. И вот почтальон принёс конверт, подписанный чужой рукой. Сдавленное многонедельной тревогой сердце готово было разорваться.
«…Гвардии старший лейтенант Краюхин А. И. в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявил мужество и геройство, скончался от полученных тяжелых ран в госпитале под Полтавой 1 декабря 1943 года. Похоронен с отданием воинских почестей на кладбище…»
Я помню стихи, которые Саша часто читал, когда учился в школе:
Как умру, похороните на Украине милой,
Посреди широкой степи выройте могилу…

Тому и суждено было сбыться.
В январе 1944 года пришло письмо от Сашиных сослуживцев – это письмо я помню наизусть, вот что там было написано:
«Сашу Краюхина в нашей бригаде знали все, от рядового танкиста до командира бригады, его очень любили. В бою он вел себя исключительно смело, стрелял из танкового орудия отлично, он никогда и нигде не унывал, даже в трудных боях его видели улыбающимся. Гибель Саши для всего личного состава бригады была большим горем. Мы дали клятву отомстить за его смерть…»

Мы, нынешнее поколение, только читали про нечеловеческие испытания, которые выпали на долю нашего народа. Сколько горя принесла война, почти в каждой семье остались сироты, матери не дождались своих сыновей! Сколько таких сыновей полегло в боях за Родину, они не прятались за спины товарищей, они честно выполняли свой долг…
Начертала война на трагических плитах
ИМЕНА, ИМЕНА, ИМЕНА…
Вы навек рождены, вы вовек не забыты,
Если РОДИНА-МАТЬ спасена!

Роман КРАЮХИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *