НАГРАДНАЯ СИСТЕМА РОССИИ

К рождению 321 год назад в декабре наградной системы России


С возрождением 1 июля 1998 года высшего ордена России – ордена Андрея Первозванного – казалось, что Герои РФ останутся «на задворках империи». К счастью, этого не произошло. Хотя звание Героя РФ и перестало быть высшей российской наградой, утешением для его обладателей может быть, пожалуй, то, что «Первозванный» стоит значительно дешевле медали «Золотая звезда», потому что она сделана из чистого золота, а новая высшая награда – из серебра и только покрывается золотом. А потом – какой прок от этого ордена?


Основателем орденской системы, как и многих других нововведений на Руси, был Пётр I, который одновременно с благим намерением награждения людей за их дела на благо Отечества ввёл бюрократическую систему чинов, плоды которой мы ныне пожинаем. Вспомните «Табель о рангах». Чин и орден – на первый взгляд, абсолютно разные вещи, на самом деле тесно переплетены. На основе «Табели» сложилась система чинов, званий и титулов, которая являлась одним из устоев царской государственной машины, а кроме того, важным элементом общественной жизни. Система орденских и других награждений развивалась как её составная часть.
История чинопочитания и награждения в России весьма интересна и изобилует не только положительными, но и отрицательными примерами, которых, пожалуй, даже больше. Например, в законе о российских орденах – «Учреждении орденов и других знаков отличия» – говорилось, что «мещанам и лицам сельского состояния ордена не испрашиваются».
Выдающийся артист и певец России Фёдор Шаляпин из-за этого страдал всю жизнь, будучи крестьянского происхождения. Неравноправие в награждениях приводило к казусным случаям. Об одном из них рассказывает Александр Васильевич Никитенко, цензор А. С. Пушкина, в своих воспоминаниях, относящихся к 1853 году: «…Ещё воровство, и на этот раз вор оказался юмористом. В Киеве уездный казначей украл 80 тысяч рублей серебром и скрылся, оставив письмо следующего содержания: «Двадцать лет служил я честно и усердно: это известно и начальству, которое всегда было мною довольно. Несмотря на это, меня не награждали, тогда как другие мои сослуживцы получали награды. Теперь я решился сам себя наградить…»» – и прочее в таком же духе о наградах. Вора не нашли. Говорят, он успел скрыться за границей.
За каждым из орденов, каждой из медалей стоят эпохи, картины исторических событий, судьбы людей, плохих и хороших. Русские наградные знаки рассказывают нам о выдающихся полководцах и о ловких льстецах, делающих карьеру при дворе, о раболепных чиновниках и о простых солдатах.
Российские награды получали не только за преданность престолу и Отечеству. Среди с честью носивших знаки отличия есть те, кто, находясь на царской службе, радел об истинных интересах России, умножал славу своего Отечества, защищал его независимость. И всё же в списках награждённых – за исключением солдатских наград – подлинные герои истории составляют меньшинство. Их имена тонут среди моря имён высших сановников, фаворитов, карьеристов всех рангов и просто преданных служак.

Орден Святого апостола Андрея Первозванного

Высшей наградой в царской России был старейший из русских орденов – орден Андрея Первозванного. Это был орден царей, высших сановников и генералитета. Пётр I учредил его, предположительно, в 1698 году, после возвращения из поездки в Западную Европу. Не только сам факт учреждения российского ордена, но и выбор его «небесного» покровителя был в тех условиях важной политической акцией. В ней, как и во многих других, сказалось стремление Петра всеми средствами укреплять престиж Российского государства, демонстрировать его право на равных стоять в ряду прочих европейских держав.
В проекте ордена Андрея Первозванного, в составлении которого принимал личное участие Пётр I, сказано: «…в воздаяние и награждение одним за верность, храбрость и разные нам и отечеству оказанные заслуги, а другим для ободрения ко всяким благородным и геройским добродетелям, ибо ничто столько не поощряет и не воспламеняет человеческого любочестия и славолюбия, как явственные знаки и видимое за добродетель воздаяние».
Мало кому известно, что работа над символикой ордена подтолкнула Петра I к учреждению в следующем, 1699 году русского военно-морского флага с изображением голубого Андреевского креста…
Первым кавалером ордена Андрея Первозванного стал генерал-адмирал Фёдор Алексеевич Головин (1650–1706) в 1698 году. В честь первого кавалера ордена была изготовлена в Голландии медаль с изображением Ф. А. Головина. Но статут этого ордена был официально утверждён только 15 апреля 1797 года. Пётр жаловал орден крайне редко, было награждено всего 38 человек, из них 12 иностранцев.
После Полтавской битвы Пётр намеревался учредить для солдат и низших офицеров крест синего цвета с распятием Андрея Первозванного, так как орден был слишком высокой и дорогой наградой. Он приказал по своему рисунку изготовить семь малых крестов, но дальнейшая их судьба неизвестна. Во всяком случае, за Полтавскую битву (1709) солдаты и низшие офицеры награждены были медалями без ушка «За победу под Полтавой» и лишь немногие вое­начальники – орденом Андрея Первозванного. Одним из них стал командующий русской артиллерией генерал Яков Брюс. В Государственном историческом музее находится звезда его ордена, единственная из сохранившихся звёзд русских орденов петровской эпохи.
Ордена в Российской империи давались не только и даже не столько за конкретные заслуги, отличия или подвиги, но чаще всего за выслугу лет, а военным – ещё за участие в боевых действиях. Как правило, награждение орденами производилось в порядке постепенности, от низших к высшим. Возможность награждения определённым орденом зависела от многих обстоятельств: от класса чина, должности, выслуги, уже имевшихся наград. Для чиновников первостепенное значение имело отношение к ним начальства. Тому масса примеров и в литературе. Связь между действительными заслугами людей и рангом получаемых наград бывала часто не прямой, а обратной. Низшие степени орденов порой добывались большим трудом и выдающимися ратными подвигами. Малоизвестный широкой публике генерал-майор Константин Романович Семякин, который принёс единственную победу русской армии в Крымской войне, взяв турецкие редуты под Балаклавой 13 октября 1854 года и отбив атаки англичан, лично водил войска в атаки, был удостоен всего лишь ордена Св. Георгия 3-й степени. В это же время самые высокие, почётнейшие награды раздавались в известных кругах с необыкновенной лёгкостью – по случаю юбилеев, праздников, торжественных церемоний.
Заслужить орден зачастую было легче на чиновничьей службе, чем рискуя жизнью и проливая кровь. Изобилие «орденоносцев» возмущало тех, кто именно трудами и подвигами завоёвывал награды. Они даже объявляли бойкоты, отказываясь носить свои знаки отличия,  – подобное созревало в наше время со стороны Героев, но так и не созрело.

Орден Святого равноапостольного
князя Владимира 1-й степени

Изобилие орденоносцев даже несказанно удивило самого императора Александра I. Имевший обыкновение прогуливаться утром по Петербургу, встретил на Адмиралтейском бульваре юнца-чиновника, уже украшенного Владимирским орденом, и коротко спросил его: «За что тебе его дали?» Молодой человек покраснел и смущённо ответил: «Ваше императорское величество, я, право, сам не знаю – за что. Ещё нет и года, как я поступил на службу!»
Орден Святого равноапостольного князя Владимира 1-й степени стоял по старшинству сразу за «Андреем Первозванным». Для чиновников низшая, 4-я степень ордена Владимира могла служить и знаком 35-летней выслуги в гражданских чинах. Немало замечательных русских людей, оставивших след в истории нашей страны, были отмечены этим орденом.
На протяжении XVIII века каждый из российских орденов имел свою особую администрацию. Павел I передал все русские ордена, которых к его царствованию было уже немало, в ведение единому учреждению. Сначала оно называлось Орденской канцелярией, потом – Капитулом российского кавалерского ордена. Хотя после смерти Павла принцип единства орденов в расчёт не принимался, Капитул был сохранён и после 1831 года стал именоваться Капитулом российских императорских и царских орденов. С 1842 года пост канцлера Капитула занимал министр императорского двора, но «верховным начальником», или «гроссмейстером», российских орденов всегда считался император. Лишь ему принадлежало право награждать орденами своих подданных.
Капитул распоряжался значительными денежными суммами. Они складывались, помимо казённых ассигнований, из единовременных взносов, которые должны были платить все награждённые орденом, за исключением кавалеров ордена Георгия. Например, с 1860 года эти взносы составляли: при получении ордена Андрея Первозванного – 500 рублей, Владимира 1-й степени – 450 рублей, Александра Невского – 400 рублей, Анны 1-й степени  – 150 рублей. В военное время для офицеров суммы уменьшались наполовину.
Средства эти шли на пенсии «недостаточным» кавалерам, число которых было строго лимитировано по каждому ордену. Кроме того, по статуту все награждённые орденами должны были заниматься благотворительностью. Например, орден Екатерины с 1797 года управлял Смольным институтом благородных девиц, на средства ордена существовали училища Св. Екатерины и Мариинский институт. На другие ордена возлагались надзор и устройство разного рода заведений для инвалидов и неимущих в обеих столицах. «Неизвестно, однако, – не без иронии писал журналист в конце позапрошлого века, – каким образом предписания эти исполняются на деле и с каким именно успехом». Такой вопрос мы с полным основанием можем задать сегодня относительно деятельности многочисленных благотворительных фондов.

Орден Святого Благоверного Великого
Князя Александра Невского
Орден Святой Анны 1-й степени

Несмотря на то, что за ордена приходилось платить, возможность получить или «купить» орден была притягательной. Для множества мелких чиновников и офицеров награждение орденом было не только почётно и престижно, но и давало перспективу в жизни. Получив орденский знак, они могли рассчитывать на приобретение прав потомственного дворянства.
Попасть в привилегированное сословие дворян можно было, либо достигнув определённого чина, либо получив орден. В течение XIX века необходимые для этого класс чина и ранг ордена постоянно повышались. Первые ограничения в 1826 году касались купеческого сословия.
В начале XIX века иностранцы изумлялись, что некоторые из петербургских чиновников получали чины, даже не служа. Несмещаемость некоторых чиновников до смерти тоже была предметом изумления иностранцев, особенно ввиду того, что чины получались не за заслуги, а за выслугу лет. Но и здесь разница в средствах была величайшая.
Несмотря на чин статского советника или полного генерала, недостаток содержания заставлял некоторых из них влачить жалкое существование. Другие чиновники, напротив, даже дома на халатах носили ордена и, выходя из дома, хотя бы в гости, надевали треуголку с перьями.
Императорским указом от 6 августа 1809 года было разрешено служащим получать за выслугу лет чины только от регистратора до коллежского асессора, для получения следующего чина требовалось сдать экзамен. Новое постановление настолько встревожило чиновников, спокойно двигавшихся по лестнице повышений, что они потеряли голову и не знали, что им делать. Подобный экзамен требовался от служащих всех ведомств. Программа была довольно обширной, и экзамены проходили по арифметике, геометрии, физике, истории, географии, статистике, политической экономии (термин уже существовал), естественному праву и иностранным языкам. В комиссии, специально образованной для таких экзаменов, царило вавилонское столпотворение. Поседевшие на службе коллежские асессоры, знающие только свои «входящие и исходящие бумаги» и трафаретное исполнение их, получившие крайне ограниченное образование и даже иногда никакого, становились в тупик уже от самого названия наук, по которым им приходилось экзаменоваться. Провалились на экзаменах почти 100%, но когда увидели, что благодаря экзаменам таким исчезнут со службы все коллежские асессоры, ретивость экзаменаторов поубавилась, и сдача превратилась в проформу.
Этим послаблениям чиновники были обязаны хлопотам министра финансов Гурьева, понимавшего, что служебной единице нужно больше всего знать своё дело: «В каждой малейшей точке находится большая сила, – было выражение министра, – многознание занимает только голову и вместо того, чтобы разъяснить, напротив того, всё затемняет и перепутывает».
А в общем этот экзамен имел благую цель, а именно: привлекая к служебной деятельности русское молодое поколение, заставить его серьёзно подготовиться к ней, так как большинство молодых людей известных семейств получали очень поверхностное образование, считая его вполне достаточным и надеясь на протекции разных высокопоставленных тётенек и дяденек.
Новый императорский указ 1810 года изменил порядок этих экзаменов. Комиссия была упразднена. И облегчённый экзамен на чин коллежского асессора стал производиться при пединститутах, корпусах, лицеях и университетах.
Ордена давались часто лицам очень юным по возрасту и не имевшим заслуг. Почему это происходило, иностранцы не могли понять. Такая щедрая раздача орденов привела к тому, что многие из лиц, действительно заслуживших награды, отказывались их носить. Редкий коллежский регистратор не имел ордена, при котором появлялся на улицах, в кондитерских. В особенности давалось много орденов в департаменте водяных коммуникаций. Как курьёз рассказывали, что достаточно было какому-нибудь чиновнику постоять по колено в воде при осмотре водяных работ высшим начальством, чтобы получить Владимирский крест.
С 1845 года потомственное дворянство стало даваться только с орденом Анны 1-й степени. Такова же политика государства была и в отношении чинов. В первой половине XIX века потомственное дворянство в армии давалось с чина майора (на флоте – капитан-лейтенанта), в гражданских ведомствах – с чина коллежского асессора. С 1855 года: в армии необходимо было дослужиться до полковника (на флоте – капитана 2-го ранга), а на гражданке – до чина статского советника, что случалось весьма редко. Поэтому во второй половине XIX века потомственными дворянами становились чаще благодаря получению ордена, особенно гражданскими чиновниками. Так, в 1882–1896 годах из лиц, вписавших свои фамилии в дворянские родословные книги, заслужили это по чину 28%, а по ордену – 72%. В 1900 году было введено новое правило: потомственное дворянство стало даваться лишь с 3-й степенью ордена Владимира. Однако 4-я степень военного ордена Георгия давала потомственное дворянство всегда.
Для каждого из российских орденов был установлен свой праздник в день его святого покровителя. При Павле I был введён и общий праздник всех орденов – 8 ноября. В этот день проводились богослужения, представлялись царю новые кавалеры орденов, во дворце давался торжественный обед.
До второй половины XIX века, пока не было орденских фабрик, знаки орденов изготовлялись ювелирами и художниками. Каждый знак представлял собой неповторимое произведение искусства. Ордена по заказам делал даже знаменитый ювелир Фаберже. Массовым изготовлением орденов занимались золотых дел мастера московской Оружейной палаты, но в XVIII веке она утратила своё производственное значение, и дело перешло в руки ювелиров Петербурга. Ещё Петром I для изготовления орденов было установлено золото 84-й пробы, но после 1831 года уже шло золото 72-й пробы. С сентября 1916 года орденские знаки изготовлялись уже только из бронзы. Особую ценность представляют знаки XVIII столетия, вышедшие из московской Оружейной палаты, но их сохранилось чрезвычайно мало.
Орденские знаки выдавались из Капитула, куда они должны были возвращаться после награждения орденом высшей степени или в случае смерти кавалера. В Капитуле хранилось много и невостребованных орденов. Несмотря на чины статского советника или полного генерала, недостаток содержания заставлял некоторых носить обтрёпанные платья, не говоря уже об отказе от слуг. Они не могли выкупать свои ордена. В этом вся Россия давно и сегодня.
Если в начале XVIII века орден был исключительной почестью для немногих приближённых к монарху особ, то уже к концу века круг награждаемых лиц значительно расширяется, а в следующем столетии орден утверждается как знак отличия для бесчисленных представителей чиновничье-бюрократического сословия и армии – двух столпов самодержавного строя, да и любого государства. Для всех остальных существуют медали.
Крестьяне, равно как и другие лица из простонародья, в царской России орденами не награждались, подобное наблюдается и сегодня. Это была привилегия дворянства, чиновничества, офицерства. Нижние чины армии и флота – солдаты, матросы, унтер-офицеры – отмечались только медалями и специальными знаками отличия. Эти приобретённые потом и кровью награды, заслуженные смелостью и отвагой при защите Родины, иначе как знаками отечественной славы не назовёшь, в то время как ордена в большинстве своём являлись больше знаками отличия, чем славы и достоинства.
О месте медалей в наградной системе России нужно рассказывать в отдельной статье. К слову, сегодня медали можно отнести больше к юбилейным сувенирам, чем к боевым наградам. Изворотливые люди делают на них бизнес. Вообще, наградная система России – Союза – России за более чем три века претерпела значительные изменения, но многие традиции, как хорошие, так и плохие, остались.

Вадим КУЛИНЧЕНКО,
капитан 1-го ранга

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *