Марфуша

Ирина Андреева (Катова)

Автор деревенской прозы. Родилась в отдалённом селе Абатского района Тюменской области. Училась на строителя и работала мастером на стройке. Затем секретарём в НИИСХ Северного Зауралья.
Публиковалась в альманахах: «Врата Сибири» (г. Тюмень), «Живое слово» (г. Тюмень), «Ковчег» (г. Тула), «Бийский вестник» (Алтай).
Живёт в пригороде Тюмени. Член Союза писателей России.

 


Завести козу супруги решили после того, как лишились коровы. Заболела Апреля. Много в тот год скота в деревне пало – эпидемия прошла.
Покупать новую? Накладно, и сил у хозяев не стало, годы немолодые. А как в деревне без молочка? Решили приобрести дойную козочку. Сена на неё потребуется мало, прокормится вместе с овцами.
На ловца, как известно, и зверь бежит. Супруга увидела в газетке объявление: «Продаётся молочная стельная коза-первокотка. Недорого», адрес и телефон. Первокотка – это значит первый раз козлёночка принесёт.
Позвонили продавцу, договорились, поехали в другую деревню по указанному адресу.
Заводчица коз оказалась приветливой и доброжелательной, объяснила всё подробно, уточнила:
– В конце февраля появится вымечко, а вскоре и приплод ждите.
Козочка оказалась миниатюрная, пригожая: животик белый, спинка и ножки чёрные, глазки умные, бородка аккуратная, рожки небольшие, сама шустрая. Новая хозяйка назвала её Марфушей. Привезли домой, пустили к овцам в хлев, только в отдельную загородку, где обычно содержали ягнят. Огляделась Марфуша на новом месте и ну плакать: «Ме, ме-е-е». Хозяин с хозяйкой решили, что скучает она по своим сородичам и к новому месту пока не привыкла. Ничего, свыкнется. Ушли.
Только нет покоя козочке, плачет и плачет сиротка. Пошёл хозяин посмотреть, а Марфуша, оказывается, не плачет, а требует, чтобы её в общий загон к овцам пустили – так и прыгает на заборку. Пошёл по воду, а там у колодца сосед погодился, советует:
– Выпусти её, она себя в обиду не даст. Ты коз не знаешь.
Послушался хозяин, выпустил, а сам вышел и наблюдает в дверную щёлку. Видит, коза стоит посреди стайки, а овцы по углам рассыпались-разбежались. Только которая попытается приблизиться, Марфуша её прочь гонит, кричит угрожающе, разбежится да как даст рогами в бок. «Вот так коза-дереза!» – думает хозяин, зашёл убедиться, видит: сам старый баран-предводитель забился в тёмный угол, смотрит продолговатыми зрачками, говорит своим сударкам:
– Бе-е-е, б-бе! – что на овечьем языке значит: «Беда, беда, какое-то чудо в хлеву появилось, лучше от него держаться подальше».
Марфуша отвечает:
– М-ме, ме-е! – «Меня не трогать!» Вот ведь бедовая какая!
Стали жить вместе. На ночь Марфуша себе самую тёплую лежанку выбрала. Да чтобы больше никого рядом не было – барыней лежит.
– М-ме! – «Место моё!»
К хозяину привязалась больше всего. Придёт он в хлев, корма, воды задать, с подопечными разговаривает, а с Марфушей вовсе на её языке, спрашивает:
– И чего ты всё «ме» да «ме»?
– М-ме! – Марфуша ему отвечает: «М-меня покорми». И покуда он не уйдёт, всё бегает за ним, мекает.
Как-то задумал хозяин убрать в хлеву, вывезти из яслей (кормушек) объеди, сухой подстилки натаскать. Объеди – это такое объеденное до сухих былок, негодное на корм сено. Уложил их на волокушу – санки без полозьев, повёз за хозяйственный двор по снежной целине. Глядь, а Марфуша следом скачет. Копытцами по насту, проваливается по самое брюхо, но обратно не бежит, приноровилась в хозяйский след прыгать.
– Что ты будешь с эдакой дерезой делать! Ты зачем за мной пошла?
– Ме-е, – коза отвечает. «Меня не бросай!»
Освободил хозяин волокушу, пошёл обратно. Молчит Марфуша, оглянулся, глазам своим не верит: забралась козочка на волокушу и стоит себе смирно, видно, и козе понятно – зачем кричать, когда тебя сам хозяин на санках катит? Вот так Марфуша – умница и хитрованка!
Всё бы ничего, только сомнение у хозяев заронилось. Говорит хозяин хозяйке:
– Видно, обманули нас, не будет у неё никакого козлёнка, скачет как коза, никакого ей укорота нет.
– Она и так коза, – смеётся хозяйка.
Засеверил февраль, принёс бураны снежные, занедужил хозяин, слёг – в больницу положили. Осталась хозяйка одна. Трудно ей справляться: дров наколоть, печи протопить, снег до стога раскопать, сена надёргать, воды принести, навоз из стайки убрать. И так каждый день – суров февраль.
Однажды поутру зашла в хлев, нет козы, только слышит:
– Ме-е-е! – это Марфуша.
В ответ ей тоненько эдак:
– М-мека.
– Где ты, Марфуша? – удивляется хозяйка.
А Марфуша ушла в отгороженный отсек, спряталась в уголке. Пригляделась хозяйка, а под животом у Марфуши козлёночек – малюсенький такой, как игрушка живая.
– Марфушечка-душечка, мы ведь тебе не верили, а ты вот как, сама управилась! Умница ты наша! Так вот почему ты себя в стаде хозяйкой вела, сразу дала понять, что в обиду ребёнка своего не дашь.
– М-ме, – «Меня надо было слушать!» – Марфуша говорит, ещё и копытцем пристукнула.
Пригляделась хозяйка, козлёнок – девочка. Назвала его Дарёнкой, помните, как в сказке Бажова? Только там девочку Дарёнкой звали, но и козочка – девочка.
Пришло время и овцам котиться, стало в хлеву пять ягнят и один козлёнок. Ягнята по-овечьи «бе-е» говорят, козлёнок по-козьи «ме-е», но живут дружно. Марфуша ягнят не обижает, понимает, что дети, хоть и овечьи.
Вскоре хозяин поправился, домой вернулся. Опять стал за стадом своим ухаживать. Любуется, как Дарёнка кушает. Хвостиком часто-часто трясёт, мордочкой поддаст матери в вымечко, отдавай мол, молочко, сильно я проголодалась.
Пришла весна, закапала с крыши капель, веселее затенькали синички, воробьи переполох устроили – уже гнёзда готовят. Появились первые проталины.
Снег сошёл совсем, на поляне стали пробиваться первые травки, хозяин выпустил в большой загон овец и коз. Вот радости-то было, особенно малышне, резвиться на просторе. Скачет Дарёнка, но от матери далеко не убегает, чуть что, под животом прячется.
Хозяин с хозяйкой поехали в город забирать внучек на весенние каникулы, овец и коз в огород к стогу с сеном выпустили, пускай гуляют.
Привезли внучек. Сестрёнки Тома и Сонечка первым делом пошли с дедушкой ягнят и козлёночка глядеть. Смотрят, а Марфуша-то такое набедокурила! На стог забралась, сено разметала, тонкую берёзку сломила, ветки обглодала, за забор выбралась и остальных зовёт за собой. Дарёнка уже там, а овцы вдоль забора носятся, лазейку ищут.
– Вот коза-дереза – беспокойное хозяйство!  – ругается хозяин.
– Дедушка, скоро мы с ними играть будем?  – спрашивают внучки.
– Завтра всех на задворки огорода выпущу, бегайте, резвитесь.
Хорошо в деревне у бабушки с дедушкой. Ручейки звенят, воздух свежий, первые одуванчики расцвели, скворцы прилетели.
Тома уже большая, всё больше книжки хорошие читает, стишки сочиняет, а Сонечка на карусели катается, привязалась к Дарёнке, бегают вместе, то наперегонки пустятся, то в догонялки.
Быстро бегает Сонечка, а Дарёнка ещё быстрее. Разбежится до первой кочки, перепрыгнет ловко, задними ногами от неё оттолкнётся, наберёт скорость в полёте и опять скачет. Истый ребёнок! Смотреть на неё – душа радуется. Сонечка смеётся, по телевизору на канале «Мир животных» она видела – так скачут горные козочки, а Дарёнка им дальняя родственница.
Жаль, каникулы быстро пролетели. Повезли дедушка с бабушкой внучек обратно в город. С утра хозяин опять выпустил овец и коз на поляну пастись. Марфушу привязал к колышку у стога с сеном, чтобы она не набедокурила, как в прошлый раз, рядом бадейку с водой поставил.
Вот близится время к обеду, нет хозяев, только слышат соседи, как козочка плачет не переставая, дворовый пёс Тузик охрип от лая. «Дай, – думает соседка, – пойду посмотрю, может, что-то случилось?»
Только калитку в огород открыла, глядь, козлёночек скачет, зовёт:
– Ме-е-ка, – отбежит и снова вернётся, – ме-ка. «За мной иди».
Прошла соседка к стогу – ах, вот в чём дело: запуталась Марфуша на верёвке до такой степени, что уж мочи нет подняться, на коленках стоит, головой крутит, бородёнкой трясёт. Кое-как распутала верёвку, бадейку с водой поднесла. Напилась коза да как боднёт рожками по бадейке, как копытцами стукнет – опрокинула, пролила воду проказница, сердится, что с ней такая оказия приключилась. Только Дарёнка радуется, прыгает рядом, кричит:
– М-ме, м-ме, – «Меня похвалите, это я матушку из беды выручила».
Вот так Дарёнка – умница-разумница, вся в мать-козу уродилась!
Пришло время доить козу, отсадили от неё Дарёнку. Не нравится Марфуше, теребит хозяйку за рукав – пощипывает зубами, завернув верхнюю губу! Думает, наверное, что ребёнок её теперь голодный останется.
– Не шали, Марфуша, стой смирно, не оголодает твоя дочь! Травку вовсю щиплет, и пойло ей молочком закрашу, – строжит её хозяйка. – Привыкнешь, сама будешь ждать, когда доить приду.
Привыкла Марфуша, стоит теперь спокойно, жвачку пожёвывает, глядит по сторонам, контролирует, чтобы в стайке порядок был, пока она занята.

Ирина Андрева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *