Сказка маленькой Цикады

Синопсис

Действие происходит в стране развитых насекомых в канун Нового года. Главным героем является маленькая Цикада, которая узнаёт о том, как создавался их мир, из сказки мамы-Цикады. Возникшие вопросы не дают ребёнку покоя в новогоднюю ночь. Любознательность заставляет маленькую Цикаду отправиться с Жуком Морозом в настоящее путешествие, в конце которого она обретёт не только новые знания об их мире, но и преданного друга.

Ночь сменилась днём, позволяя увидеть буйство разноцветных красок, разбросанных вокруг, будто на палитре умелого художника. Солнце, поднимаясь из-за горизонта, как и всегда, освещало этот мир, даря ему нескончаемую теплоту. Пёстрые растения тянулись к источнику ежедневной бодрости, неестественно резво реагируя на него.
Бордовый длинный цветок, закутанный сам в себя на время сна, неожиданно развернулся, оголяя три пары небольших глазок. Маленькие стебельки вокруг него в рассинхрон задвигались, давая понять, что это лапки существа. Извиваясь, оно спустилось на землю, шагая подобно человеку и встречая на своём пути других воспрянувших ото сна насекомых.
Но откуда они здесь появились? Почему населяют эти земли не люди? Что могло произойти, настолько изменившее мир? Чтобы ответить на эти важные вопросы, дорогой читатель, нужно переместиться намного раньше. Увидеть предысторию этого мира. Тараканьего мира. Читай эту историю, как последнюю в своей жизни, и помни: всё зависит только от нас самих.
– Вы её привели? – нервно расхаживая из угла в угол, прикрикнул принц на вошедшего в тронный зал стражника. На его шлеме красовалось два огромных шпиля, напоминающих усики насекомого.
– Алхимик северного нагорья доставлена в целости и сохранности, ваше высочество! – чётко и по уставу отозвался стражник, всем своим видом скрывая нарастающее волнение.
– Так веди её сюда! Живее! – заливаясь нетерпением, кричал на бедного стражника принц, остановившись прямо напротив последнего.
Молча и с поклоном слуга принца удалился, оставляя своего властителя наедине с мыслями. В который раз монарх подходил к окну, с ненавистью глядя на своё королевство. Красочные крыши его домов мозолили принцу глаза, а все подданные в чудаковатых костюмах, ходившие по его указу одетыми будто насекомые, не удовлетворяли его истерзавшуюся по идеалу душу.
– Госпожа алхимик, ваше высочество! – отчитался резко вошедший в зал стражник, вырывая искренне любимого монарха из собственных мыслей.
Перед принцем предстала волшебница того времени – девушка в синем одеянии, умевшая превращать одни вещества в другие. Белокурые её волосы, обычно собранные в пучок, развевались от лёгкого дуновения ветра из открытого настежь окна.
– Доброго дня, творец материалов! – не выдержав молчания алхимика, выступил принц вперёд, жестом показывая стражнику уйти. – Должен признаться, мне нужна ваша помощь.
– Чем обязана столь одностороннему предложению? – без уважения откликнулась девушка, неуверенно делая шаг назад под напористым взглядом монарха.
Молча принц поднял руки и звонко похлопал. Будто ожидая этого, из небольшой двери в другом конце зала появились слуги, несущие накрытые баранчиками подносы. Остановившись в ряд прямо перед девушкой, они положили руки на крышки, внимательно следя за дальнейшими командами принца.
– Я сам своего рода алхимик, должен вам в этом признаться, – почти шёпотом произнёс монарх, отходя за спину девушки и кивая слугам.
Резво они принялись отрывать баранчики от подносов, позволяя увидеть, что находится под ними. На алхимика смотрела пара сотен удивлённых глаз. Под первой крышкой прятались коричневые жуки, стоящие только на задних четырёх лапках, бесхозно повесив остальные восемь пар. Их умные глаза изучающе смотрели то на девушку, то на соседний поднос. На нём, не понимая происходящего, сидели чёрные насекомые, всем своим видом напоминающие безглазых пауков. На последнем же подносе, словно люди, стояли большие бежевые тараканы, опираясь на все сорок лапок и двумя голубыми человеческими глазами смотря на алхимика.
– Последние самая удачная проба, – осторожно обходя девушку, произнёс принц, – больше всего похожи на идеал, хотя их усики крайне ядовиты, но крылья практически атрофированы и панцирь их мягок, как человеческая кожа.
– Что вы сделали с ними? – испуганно произнесла алхимик, заворожённо наблюдая за всем происходящим.
– Я пытаюсь сделать идеал. По своему подобию, разумеется. То существо, которое буду любить до конца жизни и знать, что его никто не полюбит кроме меня из-за внешнего вида,  – размеренно проговорил юный монарх,  – поэтому мне нужна ваша помощь. Полагаю, вы понимаете, что ваш отказ будет воспринят мною враждебно и не примется. Я покажу вам все формулы, которые использовал для создания этих существ.
– Вы эгоистичный человек, осмелюсь заявить, который не понимает, что вмешивается в сами законы природы. Я не владею знаниями в этом, – громко возразила алхимик, пугая своим голосом насекомых, и тихо затем вздохнула: – Другого выхода у меня нет?
– Нет, – коротко ответил принц.
С тех самых пор королевство зачахло. Затея принца найти свой идеал успехом не увенчалась. Природа сыграла над ним злую шутку, убив одним из его ядовитых творений. Алхимик же не прожила долгую и счастливую жизнь – смерть безумного монарха не принесла ничего кроме глубокой, разрывающей сердце печали. Бедные насекомые, наполнявшие клетки в замке, в скором времени сбежали, наводя хаос в королевстве и не понимая свою убийственную силу. Так и появилась эта удивительная земля, которую породил сам человек своим же эгоизмом, не осчастливив и не погубив себя.

* * *

Большие лапки закрыли маленькую книжечку. Яркая цикада, немного стрекоча и переваливаясь с ноги на ногу, добралась до полки, куда поставила общепринятое произведение. Выпрямившись полностью, она вернулась к колыбели, наблюдая в недалёкое окно за метелью.
– Мамочка, неужели так появился наш мир? – спросила маленькая Цикада, засыпая в своей кроватке-гамаке.
– Никто не знает, милая, кто создал нас и как мы появились, но верить в это нужно, – ответило большое зелёное насекомое, накрывая своего ребёнка тёплым одеялом.
– Но вдруг это просто кто-то выдумал? – не унималась любопытная Цикада, перебирая лапками под одеялом и наслаждаясь теплом в это холодное время.
– Тише-тише, надо думать как принято, запомни это, – нравоучительно и с беспокойством произнесла мама-Цикада, отдаляясь от своего любимого дитяти, – утро вечера мудренее, ложись спать, иначе Жук Мороз не принесёт тебе подарочек.
Ветер завывал всё больше, сквозь трубы проникая в домики и гуляя по комнатам. Совсем скоро Новый год, и вся детвора с нетерпением ждала, чтобы услышать, как по вентиляционно-дорожным трубам кто-то с тяжёлым мешком спешит в гости. В зимнее время существовал запрет на передвижение насекомых на улице. Оно и понятно: в такой холод они запросто могли простудиться. Именно поэтому в каждом маленьком домике существовал такой же маленький выход к огромному разветвлению труб, позволяющему дойти куда угодно. Разумеется, детям не разрешали туда ходить: они же запросто могут потеряться! Но в новогоднюю ночь желание ребятишек выйти туда росло ещё больше. Ведь именно по этим многочисленным путям к ним с подарками спешил настоящий Жук Мороз!
– Мамочка, ты спишь? – шептала маленькая Цикада, проснувшаяся от яркого сна, тут же забытого, над ухом большой Цикады.
– Да, милая, и ты должна давно спать, скоро Жук Мороз придёт, а если увидит, что ты не спишь, – расстроится и убежит, не оставив тебе подарка, – сонно протараторила, будто причитая, мама-Цикада, поворачиваясь на другой бок.
– Но я не хочу спать, – лишь прошептала Цикада, отходя от кровати родителя.
Дитя подошло аккуратно к круглому окну, осторожно приподнимаясь на цыпочки, чтобы насладиться зимним видом. К большому сожалению, на улице было так темно, что даже луны, всё время освещавшей местность, не было видно.
– Но я же не хочу спать, – обидчиво сама себе повторила маленькая Цикада, возвращаясь в тёплый гамак.
Глазки её по-прежнему оставались открытыми, когда часы пробили полночь. Сонная отстранённость отпала, когда Цикада поняла, что скоро придёт Жук Мороз с подарком.
– Неужели я смогу его увидеть? – шептала в пустоту Цикада, восхищённо через полузакрытые глаза наблюдая за пёстрой шторкой, прикрывавшей вентиляционно-дорожный выход. В тёмном безмолвии вся комната выглядела совсем иначе: маленький обеденный столик, заваленный книжками, походил на кровожадного круглого монстра, едва различимые в другом углу диван с креслом-качалкой и вовсе страшно скрипели от ветра, пугая ещё больше, маленькая ёлочка, проросшая из семечка, любовно посаженного в горшок, злобно блестела своими шариками, напомнившими множество страшных глаз.
Маленькая Цикада залезла под одеяло с головой, пытаясь убедить себя, что ей всё кажется. Неожиданный шорох, раздающийся прямо из трубы, напугал дитя ещё больше, но уверенность в том, что это Жук Мороз, придала смелости, чтобы выползти из-под одеяла. К несчастью Цикады, никто из трубы так и не вышел.
– Я смелая, я смелая, – повторяла шёпотом она, не зная зачем, наступая лапками на холодный пол.
Перебежками насекомое продвинулось прямо к дорожной трубе, стараясь создавать как можно меньше звука и прислушиваясь к шороху. Шторка едва заметно колыхалась от ветра, создавая иллюзию, будто её кто-то теребит с другой стороны. Дрожащей лапкой маленькая Цикада резко сдвинула ткань, прикрывающую нечто страшное. Отпрыгнув от удивления назад, дитя впустило в комнату всё это время наводивших пугающий шум летающих червячков. Так называемых низших насекомых, которых «рука принца не коснулась».
Через несколько секунд в дорожных трубах послышались тяжёлые шаги. Цикада только и успела, трепыхая бесшумно бесполезными крыльями, спрятаться за кресло-качалку. Почувствовав небывалый приступ жара, дитя наконец увидело причину нового шума.
Маленькое грозное существо из последних сил тащило большой мешок, спотыкаясь при этом обо все неровности на пути. Буквально вваливаясь в комнату и распрямляясь в полный рост, Жук осмотрелся в поисках новогодней ёлки. Заметив некое шевеление около кресла, он резко двинулся туда.
– Это ещё что такое! – грозным басом сказало насекомое, закашлявшись и продолжив тонким голосом: – Ты почему не спишь, дитя? Полезай быстро в кровать.
Быстро метнулась Цикада прямо в свой уютный гамак, накрывшись покрывалом с головой. «Настоящий Жук Мороз! Настоящий! – думало про себя дитя. – А что же за странные насекомые прилетели перед ним? Почему они не как мы?»
Звонкое чертыхание Жука Мороза, ударившегося о стопку книг, лежащих недалеко от ёлки, заставило Цикаду вылезти из-под одеяла. Грозное маленькое насекомое несло коробочку с бантиком, желая оставить её под праздничным деревом. Шапка существа слетела окончательно, когда оно присело под ёлку. И тут в голову к маленькой Цикаде пришла безумная мысль: «А что, если принц ещё жив? Вдруг он сможет сделать червячков такими же, как мы? Тогда я бы обрела новых друзей». Сострадание, возникшее в этом ребёнке, вкупе с наивной идеей сподвигли Цикаду спуститься с гамака.
– Дядя Жук, а можно мне пойти с вами?  – любознательно-несмело спросила Цикада, подходя к насекомому чуть выше её самой.
– Чего? – испуганно опешил Жук Мороз, пряча быстро подарок и не понимая, кто с ним говорит. – Это опять ты! Куда со мной? В трубы? Детям нельзя! И не спать в такое время тоже нельзя! Думаешь, я такой добрый? Сейчас как разозлюсь!
Испугавшись, дитя побежало обратно в кроватку под тихий смешок новогоднего Жука. Смелость постепенно покидала ребёнка, но только не любознательность. Тот самый интерес, который двигает любым с самого детства. Жажда новых знаний завладела Цикадой целиком. Что? Что там в этих трубах? Есть ли там создатель этого мира? И как сладко поддаваться самому себе, пытаясь представить, что находишь ответы на все интересующие тебя вопросы.
Неугомонное дитя метнулась к мешку с подарками, хватая по пути летающего червячка, пока Жук Мороз копался под ёлкой, пряча подарок для мамы-Цикады. С того момента, когда жук вновь потащил мешок в дорожные трубы, началось приключение насекомого-ребёнка, не представляющего, что ждёт его дальше.
Маленькая Цикада стукалась о неровности труб, всякий раз бережно обнимая не понимающего ничего червячка. Жук Мороз путешествовал от одной семьи к другой, позволяя увидеть ребёнку, как живут остальные насекомые. Некоторые домики были полностью покрыты паутиной с новогодними ленточками, ловящей малейшие передвижения, другие были в непонятной слизи с конфетти от больших и толстых существ, третьи и вовсе представляли собой какой-то хаос из еды и её остатков. Но в каждом доме неизменно была маленькая ёлочка или её ветка, предусмотрительно украшенная яркими гирляндами, под которой Жук Мороз заботливо оставлял подарки всей семье.
Наконец, когда подарки закончились, новогоднее насекомое прибыло в странное, холодное место. Осторожно маленькая Цикада выползла из мешка, ощущая небывалый ветер, прижимая червячка ближе к себе. Жук Мороз сидел прямо на краю огромной трубы, непривычно свесив лапки. Впереди был лишь яркий свет, за которым едва различимо были видны огромные двигающиеся силуэты.
– Что это? – удивлённо вскрикнула Цикада, делая шажок вперёд и пугая собой Жука Мороза.
– Ты? – потеряло дар речи новогоднее насекомое, стаскивая шапку с макушки. – Тебе нельзя здесь быть! Что же делать? Зачем ты пошла со мной?!
В ответ дитя лишь подняло едва трепыхающегося червячка, показывая жуку цель своего путешествия:
– Я хотела отнести его принцу. Вдруг он сможет, как в сказке, сделать его подобным нам? Мы бы подружились с этим червячком…
– Что? Принц? – поперхнувшись, произнёс жук, начиная понимать, в чём тут дело. – Ты думала, я приведу тебя к принцу, раз только мне разрешено выходить зимой?
– Д-да, – боязливо ответила Цикада, прижимая червячка к себе с большей силой, – но я не вижу дворца.
Огромная тень вновь пролетела мимо, заставляя насекомых отбежать от края трубы. И опять холодный ветер залетел в дорожную вентиляцию, оглушая неприятным гулом, заставляя маленькое насекомое прокричать жуку:
– Что это?
– Люди, – лишь выдавил Жук Мороз, когда ветер утих, но после слегка обнял Цикаду и жалостливо продолжил: – Милая, я прихожу сюда всякий раз после этой доброй ночи. Всякий раз я знаю, что совершил что-то хорошее, как когда-то принц, создавший нас. Поверь мне, его не нужно искать. Он там, далеко за стеклянным куполом, накрывающим наш мир. Но пойми, чтобы сделать этого червячка своим другом, не нужны волшебные руки принца, нужно твоё тёплое сердце. Полюби его, оберегай и учи, тогда он станет твоим настоящим другом.
– Но принц?.. Он правда существует? – не унималась маленькая Цикада, накрывая лапками червячка и облокачиваясь на плечо Жука Мороза.
– Разве это важно? Важно, что есть мы все сейчас, – задумчиво произнёс жук, вставая и кряхтя. – Никому не рассказывай, что ты здесь была, и береги червячка. Иди назад и поверни два раза направо, потом три пролёта вниз и налево, там и будет твой дом. Тебе пора возвращаться, а мне лететь дальше.
– Но куда ты, Жук Мороз? – спросила маленькая Цикада, делая шаги назад.
– К ним, – многозначительно кивнул Жук в сторону больших теней, – прощай, любознательная Цикада!
После этих слов он взлетел. Цикада подбежала к краю трубы последний раз, чтобы увидеть, куда полетел Жук, но его силуэт уже успел скрыться. А внизу, под трубами, простиралась огромная долина, покрытая снегом.
Маленькая Цикада пришла с червячком домой только под утро. Мама ещё спала, поэтому дитя тихонечко залезло в свой гамак и под одеяло, обнимая своего нового друга.
– И помни, червячок, теперь ты мой друг, и мы оба должны уметь хранить в тайне это приключение, – прошептало насекомое и закрыло глаза, ожидая, когда сон поглотит его полностью.

Арина Беззубцева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *