Незаметные даты календаря

16 НОЯБРЯ – ПАМЯТНАЯ ДАТА ИСХОДА РУССКОЙ АРМИИ. ЭВАКУАЦИИ РУССКОЙ (БЕЛОЙ) АРМИИ
ВРАНГЕЛЯ 13–16 НОЯБРЯ 1920 ГОДА ПОСВЯЩЁН ПАМЯТНЫЙ КРЕСТ НА МОРВОКЗАЛЕ КЕРЧИ.

Памятный крест создал и подарил городу известный скульптор Вячеслав Клыков, его памятники украшают многие крупные города: Кириллу и Мефодию в Москве, маршалу Георгию Жукову на Красной площади, Константину Батюшкову в Вологде, Василию Шукшину на Алтае, Ивану Бунину в Орле, Сергию Радонежскому в Радонеже, Петру I в Липецке, Илье Муромцу в Калуге, Александру Невскому в Курске, адмиралу Колчаку на Иртыше, князю Святославу под Запорожьем, казаку Харькову в Харькове, Святому Владимиру в Херсонесе, Святому Георгию Победоносцу в Севастополе, по проекту Клыкова с соавторами на поле под Прохоровкой возвели храм-звонницу в память битвы на Курской дуге.
Последним памятником, его лебединой песней, стал этот Поклонный крест на морвокзале в Керчи: трёхметровый крест на ладье – символе мореплавания.
Ноябрь 1920 года. 40-тысячной белой армии Врангеля противостоят пять армий «красных» численностью более 200 тысяч, в том числе почти 40 тысяч – кавалерия, до 200 тяжёлых орудий, коммунистические бригады, напичканные латышами, венграми, китайцами и прочим международным интернационалом. Вместе с «красными» пограбить в Крым рвался их союзник батько Махно со своими анархистами.
Привычный мир рухнул в небытие. Рухнул навсегда и безвозвратно. Святыни растоптаны. Отечество изгажено. Многие родные и близкие ни за что убиты. Ад вышел из бездны и залил кровью их Родину…
Белые на красных, красные на белых: эти – чтоб не было бедных, те – чтоб не стало богатых…
Почти 150 000 человек вынуждены бежать с Родины на чужбину, в полную неизвестность: военные, гражданские, женщины, дети, старики, здоровые, больные, раненые. Русские, рождённые в православии, изгоняли, уничтожали православных русских.
Всего Россию после революции покинуло 1 миллион 160 тысяч беженцев. Став людьми без Отечества, они испили чашу национального унижения до дна…
Эвакуацию блестяще организовал и провёл генерал Пётр Николаевич Врангель, проявляя личную заботу о каждом беженце.
Узнав, что в Феодосии корабли ушли, оставив 1-ю Кубанскую дивизию генерала Дейнеги, с борта крейсера «Генерал Корнилов» Врангель посылает радиотелеграмму генералу Ф. Ф. Абрамову в Керчь, приказывая «во что бы то ни стало дождаться и погрузить кубанцев», что и было сделано.
«Крым должны беспрепятственно покинуть все, кто пожелает! – распорядился Врангель. – И не забудьте о детях!»
О детях не забыли: из Крыма вывезли всех воспитанников нескольких сухопутных кадетских корпусов и морского корпуса.
Особенно трудное положение сложилось с ранеными. Но Врангель заявил: «Раненые должны быть вывезены все, и они будут вывезены… и пока они не будут вывезены, я не уеду».
На суда грузились спешно, но без паники. Кроме военных, уходили дети, старики, женщины и цвет нации: известные писатели и художники, журналисты и врачи, инженеры и учёные. Каждому из них нашлось место на корабле, но некоторые всё же пожелали остаться.
А остаться просил и сам генерал в своём обращении:
«Ввиду объявления эвакуации для желающих офицеров, других служащих и их семейств правительство Юга России считает своим долгом предупредить всех о тех тяжких испытаниях, какие ожидают приезжающих из пределов России…
…Кроме того, совершенно неизвестна дальнейшая судьба отъезжающих, так как ни одна из иностранных держав не дала своего согласия на принятие эвакуированных.
Правительство Юга России не имеет никаких средств для оказания какой-либо помощи как в пути, так и в дальнейшем. Все это заставляет правительство советовать всем тем, кому не угрожает непосредственная опасность от насилия врага, остаться в Крыму».
Белые уходили с честью и достоинством, не оскверняя себя грабежами и разрушениями. Генералом Врангелем был издан приказ № 0010230 от 29.10.1920: «В случае оставления Крыма запрещаю какую бы то ни было порчу или уничтожение казенного или общественного имущества, т. к. таковое принадлежит русскому народу».
Вся гражданская и военная инфраструктура полуострова сохранялась в неприкосновенности: мосты, железнодорожные путепроводы, дороги, фабрики, заводы, туннели, береговые батареи, склады с продовольствием, амуницией и иным снабжением. В Качинской лётной школе нетронутыми были оставлены все самолёты, никто не сыпал им в баки песок и камни.
Последние корабли из Крыма уходили из порта Керчи, это был последний аккорд исхода русской армии. Керчь стала последним из крымских городов, видевших реющие на мачтах русских кораблей «Мечта», «Екатеринодар», «Харакс», «Поти», «Самара» Андреевские флаги, которые командование не пожелало заменить на французские, как было предложено страной-покровителем. Французские флаги подняли на фор-стеньгах мачт, за кормой же уходящих на чужбину русских кораблей развевались стяги Андреевские. До самого 1992 года Андреевский флаг был также изгнан из русских морей.
Последним оплотом белого движения был город Керчь, и последним городом, в котором была установлена советская власть, стала также Керчь.
16 ноября 1920 года красным командармом Михаилом Фрунзе из Керчи была направлена телеграмма Ленину: «Сегодня нашей конницей занята Керчь. Южный фронт ликвидирован».
Начался красный террор, в результате которого погибло от 70 до 120 тысяч русских людей.
Последним Керчь-Еникальским градоначальником (с 30.07.1919) и комендантом крепости Керчь (с 21.03.1919) был Николай Николаевич Ходаковский (Ходак-Ходаковский). Убит в Крыму во время красного террора, по другим сведениям – эмигрировал.
А тем временем командование флотом принял адмирал М. А. Кедров, которому генерал Врангель в воспоминаниях дал следующую оценку: «Беспримерная в истории исключительно успешная эвакуация Крыма в значительной мере обязана своим успехом адмиралу Кедрову».
Безопасность эвакуации обеспечивал французский крейсер «Вальдек-Руссо», уходивший последним вместе со штабом генерала Врангеля. Переход по морю до Константинополя длился около пяти дней. Все корабли, кроме пропавшего в штормовой пучине миноносца «Живой» с 260 чел. на борту, благополучно дошли до Константинополя-Стамбула.
После прибытия в Константинополь адмирал Кедров довёл русскую эскадру до г. Бизерты (Тунис). 31 декабря 1920 года сдал командование контр-адмиралу М. А. Беренсу и выехал в Париж. На кораблях русской эскадры, помимо матросов и офицеров флота, находилось около 5400 беженцев, включая казаков, корниловцев и технические войска, корабли со временем превратились в семейные общежития, так как многим больше жить было негде и не на что. Так в Африке появилось и русское кладбище с огромной братской могилой.
Из Бизерты беженцы уезжали во Францию, Югославию, Чехословакию, где в то время прекрасно относились к русским эмигрантам, а в Праге даже обучали в университетах практически бесплатно, помогая молодым эмигрантам получить хорошее образование. Из стен этого университета вышло немало отличных врачей, инженеров и учёных. Уезжали и в Соединённые Штаты, и в Латинскую Америку.
Трагична судьба пожелавших остаться и тех вернувшихся, которые поверили обещаниям большевиков дать амнистию. Нет больше тайны крымской трагедии: практически всех до одного из оставшихся офицеров отвели в степные балки и там расстреляли из пулемётов. Руководили этой «акцией» коммунист-интернационалист из Венгрии Бела Кун и большевичка Розалия Землячка, что не было секретом для командующего фронтом Михаила Фрунзе.
Так же поступили красные и со своим союзником батькой Махно.
В ноябре 1920 года в Перекопско-Чонгарской операции отряды Нестора Махно совместно с частями Красной армии форсировали озеро Сиваш. У махновцев тогда был временный союз с «красными» ради разгрома монархических сил Петра Врангеля. За помощь в успешном взятии Крыма Нестору Махно пообещали «автономию свободного района» Гуляйполе. На деле же большевики сразу после победы над «белыми» начали преследовать махновцев и уничтожать военные отряды своего недавнего союзника. Сам Нестор Махно оказался в окружении в Гуляйполе, но смог вырваться из плена. Умер и похоронен в Париже.
К 100-летию исхода русской белой армии в Красногвардейском районе у села Видное открыт памятный знак на месте последнего крупного сражения Гражданской войны, произошедшего 12 ноября 1920 года.
В Керчи установлен единственный в России памятник правителю Юга России генерал-лейтенанту Петру Николаевичу Врангелю, светлый памятник «чёрному» барону (его так называли в известной песне из-за чёрной черкески на нём). В Крыму Врангель провёл ряд административных реформ, реформу местного самоуправления, принял ряд положений по рабочему законодательству, за два года поднял экономику Крыма.
Что нам, потомкам белых и красных, делать? Как нам быть? Как относиться к тем страшным событиям и к этим памятникам? Покаянные кресты тому ответ.

Мы – один народ, одна страна,
Никуда от этого не деться,
Даже если разрывает сердце
Надвое Гражданская война…
Зоя Бобкова

Людмила ШИШЛО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *