Полковник Чернецов

поэма

КРАСНО-БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ
(1-я часть)

Вокруг станиц в степях весной лазоревых
Упрямые белели ковыли,
Перед врагами не склоняли головы,
Пред Господом – чубами до земли

Герои. Жизнь мазнула их по-разному,
Окрасив ненароком удальцов.
Горят в степи тюльпанов капли красные,
Где пал белогвардеец Чернецов.

Все жили по законам эволюции,
Но магмою вскипела докрасна
Всклокоченная вихрем революции
Лихая эшелонная война.

С достоинством, в рубахе не батистовой,
Казак, самодостаточный вполне,
Наперекор составу он неистово
Летел на белом вспененном коне

Беде навстречу, рвались чувства смелые
Наперекор врагу – закон таков.
У красных, как и прочих, лица белые,
Кровь красная у белых казаков.

Жизнь утекала вмиг, в вершину конуса,
Как в точку зла. Дух, плоть переступив,
Тянулся к солнцу каждым спелым
колосом,
Который дождь кровавый окропил.

Что ж натворила ты, война гражданская,
Поправ наказы дедов и отцов?
Казачество – поэзия славянская,
А верх её – полковник Чернецов.

 

ДЕТСТВО И ОТРОЧЕСТВО ГЕРОЯ
(2-я часть)

Роскошными бескрайними просторами
Покоится излучина Донца.
За далью лет ушедших, как за шторами,
Непросто разглядеть лик удальца.

В год Василька, как принято в казачестве,
Поднял и посадил дед на коня
По воле предков, а не от лихачества.
«Не упади, не посрами меня», –

Он говорил. Его нельзя ослушаться,
Ведь дед – Георгиевский кавалер.
Не ведал он, что может жизнь обрушиться,
Что грянет красно-белый беспредел.

Путь казачатам грамотным – в училище,
Так Василёк попал в Новочеркасск,
Где опыта казачьего хранилище
Бездонное, глубинных знаний пласт.

Василий помнил заповеди дедовы –
Ведь дед герой, не грудь – иконостас,
И жить старался так, как дед советовал,
По совести и чести, без прикрас.

 

ЮНОСТЬ. ЛЮБОВЬ
(3-я часть)

Казачий сын учился с удовольствием.
Для юнкеров муштра, но и балы.
Жизнь осветив, отобрала спокойствие
Настасьюшка. И не боясь хулы,

В его любви, словно русалка в омуте,
Тонула. «Будем вместе навсегда!» –
Твердили оба, не имея опыта.
Но за любовью их брела беда.

Не дали мать с отцом благословения
Ей на венчанье с бедным казаком.
Для девушки ж его прикосновение
Дороже. И за ним хоть босиком

На край земли… Край света был
поблизости.
Война забрала молодцов-донцов,
А вместе с ними, и по справедливости,
Пошёл на немца сотник Чернецов.

Оставив сына, Настеньку любимую,
Он яростно сражался на фронтах,
С отвагой дерзкой, непоколебимою:
«Иль грудь в крестах – иль голова
в кустах».

Терял друзей, что падали убитыми,
Войною скошенные колоски.
И дончаки печатали копытами
Российские болота и пески.
Израненный, он воевал не падая,
Враги бежали от его огня,
Был голос деда для него оградою:
«Не упади, не посрами меня».

Сражались патриоты убеждённые
За Дон, Россию, Родину свою,
Войну не проиграли… побеждённые,
Невольно согласились на ничью.

 

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА
(4-я часть)

Смела заветы предков революция,
Поправ казачью волю, нрав и честь.
Неслась позёмкой злою и колючею
По хуторам отчаянная весть.

Несносно гордых помыслов крушение.
А дома лихо, кровь и коловерть.
Гражданская война как низвержение –
Беда, недоумение и смерть.

Она, как людоедка беспардонная,
Неслась по шпалам, степи багряня.
Ощерившись, оскалясь, пасть вагонная
Огнём плевала в сторону коня.

Словно грибами лес, ревкомитетами
Наполнились полки и хутора.
Кто для кого прослыл авторитетами?
Пошли за Чернецовым юнкера,

Кадеты… Юность быстро откликается,
Летит на правду, как пчела на мёд.
С зарёй самосознанье пробуждается,
Лишь на коня да шашкою взмахнёт…

По Дону мчался дерзко и отчаянно,
Наградой – шашка, а не меч булан,
И каждого берёг однополчанина
Вожак и первый белый партизан.

На казаков летела сила красная
По рельсам. Пулемётом по коням
Война-злодейка – сила беспристрастная –
Строчила, белых всадников кляня.
Победы Чернецова лихо множились.
На эшелоны мчал, врага браня,
От дерзости его броня корёжилась.
«Не упади, не посрами меня», –

Летели соколята чернецовские
По зову дедов, каждый своего,
Да по наказу главному, отцовскому,
Показывая нрав и удальство.

 

ГИБЕЛЬ
(5-я часть)

На брата брат пошёл, лютуя искренне,
Сын – на отца, и всякий правым был,
Ведь каждый правду защищал неистово
Свою и честно Родине служил.

Герои – революции заложники.
И ранен Чернецов, и награждён,
Оказывал всем помощь неотложную
И был в полковники произведён.

Казачьей кровью небеса окрашены,
Рыдает ветер с яростной мольбой.
Своим орлятам, юным, взбудораженным,
Давал чины за каждый дерзкий бой.

Парит казачье противостояние,
И там и тут единый клич «Ура-а-а!».
И воют всё упрямее и рьянее
Родной станицы Каменской ветра.

Носился по-над Доном «скорой помощью».
Казалось всем, что Чернецов рождён,
Чтобы служить Руси и жить по совести,
Чтоб защитить вольнолюбивый Дон,

С ним молодёжь, не нюхавшая пороха,
Что знала – победит наверняка…
Ударил гром. Сверкнула шашка ворога,
Казак донской донского казака

Убил, и степь в испуге опрокинулась.
Но он летел наперерез, спеша.
Упали небеса, земля отринулась.
Любимец казаков и их душа
Упал. Пришла на Дон беда безбожная.
И эхом дедов глас: «Не упади…»
Исчезла Вера и Надежда ложная.
Не знали казаки, что впереди.

Носились вести, дерзкие и колкие,
Наполнился враждою Тихий Дон.
За Чернецова вздёрнули Подтёлкова
Казачьим независимым судом.

Возможно ль переменам не затрагивать
Сердец казачьих, что обожжены?
Смерть Чернецова, что вовек оплакивать, –
Пролог братоубийственной войны.

За попранную землю в знак отмщения
Шла молодёжь, боролась за неё,
Дарила другу песни – посвящения.
А век спустя и мы о нём поём.

 

НАШ ЧЕ
(6-я часть)

До нитки обобрали, обезглавили
Дон-батюшку, сослали казаков.
Чужие земли пятками шершавили
Они так долго. Видно, рок таков.
Смысл жизни их наполнили бесправием
И множеством невероятных бед,
Но крест поклонный всё-таки поставили
Им через девяносто долгих лет.
Родню смела трагедия январская.
Сбежала Настя – одолел режим,
Но украшал просторы краснодарские
Василия Михайловича сын.
И сын за землю пал в войну Великую,
Успев продолжить свой бесстрашный род.
Под ивою плакучею и гибкою
Теперь на землях предков внук живёт.
Потомки, вспомнив славу Че Геварову,
Поставив всем героям по свече,
Прожившим жизнь свою подобно зареву,
О Чернецове говорят: «Наш Че»!
Что ж натворила ты, война гражданская,
Поправ наказы дедов и отцов?..
Казачество – поэзия славянская,
А верх её – полковник Чернецов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *