Романтика Снежков

Место, которое могло бы стать ещё одной жемчужиной в музейном ожерелье Мичуринска.

Завершался очередной день байдарочного похода по реке Лесной Воронеж. Надо было подыскивать место для ночлега. Мы пристально осматривали берега в поисках подходящей для стоянки поляны. Река в районе посёлка Совхоз имени Мичурина оправдывала своё название. Лесистые берега, мало открытого пространства. А конец июня в этом году выдался, ну, очень комариным. Стоило только на метр углубиться в лес, как всё тело покрывалось чёрной гудящей и жалящей массой насекомых, голодных настолько, что их совершенно не отпугивали даже самые современные и разрекламированные репелленты. Поэтому небольшие лужайки, окружённые густыми зарослями, настораживали чудовищным звоном комариного хора.

Мы всё приценивались к берегам, как вдруг среди дрожащих сумерек выплыла удивительная картина. Тропинка, начинающаяся на небольшом, но хорошем песчаном пляжике на правом берегу, резво взбираясь на высокий берег, переходила… в длинную каменную лестницу, судя по строению, явно позапрошлого века. А завершался этот рукотворный подъём старинным домом в стиле русских дворянских усадеб XIX века. Сия картина, конечно же, нас заинтриговала. Но высаживаться и осматривать усадьбу уже не было времени. И мы решили остановиться где-нибудь неподалёку, чтобы на следующий день совершить экскурсию в это историческое место. Благо вскоре, на этом же правом берегу, нашему взору открылась огромная луговина с прекрасным пляжем, как оказалось, любимым местом отдыха проживающих в посёлке и жителей и гостей. Вокруг было на удивление чисто. Явно, что отдыхающие не только любят это место, но и ухаживают за ним. Здесь-то, на луговине, мы и разбили наш палаточный лагерь.

Утром пастись на луговину пригнала своё небольшое стадо из овец и коз местная жительница. Она-то и рассказала, что, увиденную нами накануне усадьбу, сельчане именуют Снежки, так как принадлежала она помещику Снежкову. Сейчас барский дом заброшен. Но и он, и окрест него парковые аллеи, лужайки весьма популярны как у сельчан, так и у жителей Мичуринска. Больно уж очень эти места пропитаны романтикой. Поэтому сделать фотосесию сюда постоянно приезжают и фотохудожники, и молодожёны. А мичуринцы, так как усадьба Снежковых находится всего лишь в семи километрах от районного центра, даже именуют её Мичуринским Петергофом. Ведь на территории бывшего имения есть помимо усадебного здания, и каскадная лестница, и развалины фонтанов, и даже памятник. Правда, он был поставлен уже в советское время. Перед въездом на территорию, на площади, которую сегодня угадываешь с превеликим трудом среди кустарников и травы, на постаменте возвышается бюст знаменитому селекционеру В. Мичурину.

snezhki2

Но всё это мы увидели позже. А перед тем, как отправится к имению Снежковых через дремучий лес, в который превратился некогда ухоженный лесопарк, послушали поэтическую легенду, сочинённую и прочитанную пастушкой коз и овец. Дама в летах, жизнь которой сложилась весьма нелегко, оказалась, не только владелицей маленькой фермы, но и поэтессой, не теряющей радостного восприятия мира. Всё в её поэме об усадьбе было вымыслом, не имеющим, как она призналась, исторической основы. Но сюжет закручивался автором лихо и не бесталанно. И только познакомившись с усадьбой, нам стало понятно, насколько хороши эти места для того, чтобы о них слагали столь романтические легенды.

Дремучесть лесопарка, основу которого составляют вековые клёны, липы и тополя, складывалась уже не одно десятилетие из засорённости его падающими и не убирающимися стволами погибших деревьев, около которых тут же вырастала молодая поросль. Обнаружили мы и ещё один любопытный факт. У большего числа взрослых деревьев из одного корня поднималось вверх два-три ствола.

Тропинка, проложенная людьми и причудливо вьющаяся между упавшими деревьями, привела к роднику. По рассказам местных он проистекал здесь не один век, тогда эта земля ещё не принадлежала помещикам Снежковым. Но именно в пору их владения источник был красиво оформлен и сюда приходили местные жители, чтобы набрать чистую, холодную, приятную на вкус воду. В советское время оформление источника пришло в упадок. А несколько лет назад вода окрасилась в ярко рыжий цвет и стала непригодна для питья. Большому содержанию железа в ней, наверняка, способствовало то, что источник где-то вымыл слой почвы, содержащий большой процент этого элемента. Но чистить родник некому. Так он рыжей змеёй и вьётся между стволами, стекая в Лесной Воронеж.

snezhki3

Лестница между двумя рядами толстоствольных лип, ведущая от реки к барскому дому, впечатляет. Так и представляется, как под сенью дерев по ступенькам резво скачут барские дети и собачки, а за ними чинно поднимаются дамы в длинных платьях и с зонтиками. Лестничный подъём сделан с умом, плавно, без резких перепадов. Оттого взбираться по нему, несмотря на большую протяжённость, не трудно. Во времена расцвета усадьбы поднявшихся встречал маленький фонтанчик, бьющий из вазона, а уже далее, перед самим домом, била струя из большого круглого фонтана. Когда-то вокруг него располагались цветники и скамейки, а земля была устлана плитками, которые сквозь проросшую траву видны и сегодня.

Дом, построенный в классическом стиле русской дворянской усадьбы, хорош и сейчас. Даже несмотря на зримое обветшание, а кое-где и разрушение отдельных частей. Здание без особых изысков, хотя довольно элегантное. Впрочем, есть и свои прибамбасы — две, весьма экзотические, а-ля, средневековые, башенки. Большие окна украшает незамысловатый декор. Впечатляет замечательный парадный вход с колоннами и «воздушной» кованной решёткой. Здесь некогда хозяева встречали гостей, а сегодня фотографируются молодожёны.

Барский дом сильно обветшал, разрушается фундамент и вход со стороны реки, побиты стёкла. Видно, что, хотя и малыми усилиями, здание пытаются сохранить. Несколько лет назад сделали хорошую крышу. Но далее восстановление дома не пошло. Чтобы в него не проникали не прошенные гости, окна забили фанерой, все двери закрыли на замки. Территория усадьбы расчищена от мусора. Хорошо сохранились парковые аллеи, куртины деревьев и кустарников. Мы бродили вокруг барского дома, проходили по аллеям, ощущая даже в этой заброшенности свою романтику. А ведь когда-то здесь кипела жизнь…

Посёлок Совхоз имени Мичурина находится близ села Турмасово. Эти места с богатыми природными ресурсами начали осваиваться людьми ещё до нашей эры, в эпоху неолита. Река Лесной  Воронеж была полноводной и изобиловала рыбой. В обширных лесах водилось немало диких животных, плодородные почвы давали большие урожаи. В пору татаро-монгольского нашествия местное население было истреблено полчищами Батыя. Только с середины XVI века эти места снова стали заселяться людьми. Турмасово было основано в 1636-1637 годах воеводой Иваном Биркиным. Он отвёл в этих местах первопоселенцам земельные участки с сенокосными и лесными угодьями. Название населённому пункту дали по речке Турмасовке.

Земли здесь были очень плодородными. Поэтому Турмасово быстро разрасталось. В конце XIX века в нём проживало более двух тысяч человек. Тогда же здесь решил обустроить свой питомник учёный-селекционер И. Мичурин. В начале осени 1887 года он узнал о продажи участка земли у слободы Турмасово, под «Кручью», на берегу реки Лесной Воронеж. Правда, для его замысла подходила только половина участка, так как другая половина была под рекой, обрывом и кустарником. И всё же Мичурин оказался крайне доволен этим местом. Из-за нехватки средств у Ивана Владимировича сделка затянулась до февраля 1888 года. Но в мае покупка земли всё-таки состоялась. После неё в распоряжении Мичурина осталось семь рублей и большие долги под заклад половины земли. Из-за безденежья растения с городского участка в Козлове члены семьи Мичуриных носили все семь километров на своих плечах. Поскольку на новом участке не было дома, два сезона пришлось жить в шалаше.

Так в 1888 году этот самый участок близ Турмасово стал одним из первых в России селекционных питомников. Впоследствии на этих землях расположилась центральная вотчина Совхоза имени И. В. Мичурина, с площадью в 2500 гектаров садов с мичуринским сортиментом. Но в позапрошлом веке Иван Владимирович пришёл к выводу, что купленный им участок, не подходит для его грандиозных селекционных опытов. В своём питомнике Мичурин посадил тысячи гибридных сеянцев сливы, черешни, абрикоса и винограда… И убедился: земля питомника — сильный чернозём, — является слишком жирной и «балует» гибриды, делая их менее устойчивыми к опустошительной для теплолюбивых сортов «русской зиме». Поэтому Мичурин перенёс насаждения на участок с более бедными почвами «для обеспечения спартанского воспитания гибридов». А участок питомника решил продать.

В конце XIX века в Козловском уезде обосновался рязанский помещик Н. Снежков. Николай Григорьевич последовательно расширял владения за счёт земель, приобретённых у помещиков Лапшина, Шатилова, Любавского, Григоровича, Васильева. Подыскивая место ещё для одного имения, он остановил свой выбор на пригородном селе Турмасово, и узнал о продаже И. Мичуриным питомника. Этот участок земли Снежков и приобрёл в 1899 году. Площадь имения Снежкова не была слишком большой, всего 73 десятины. Но уже к 1917 году усадебные постройки, которые народ прозвал Снежки, оценивали в немалую сумму — 55 тысяч рублей. В красивый усадебный дом на праздники и званные обеды любили приезжать соседи-помещики и местная интеллигенция. В Снежках гостям было приятно отдохнуть и несколько дней, гуляя по тенистому парку, купаясь или ловя рыбу в Лесном Воронеже, обсуждая волнующие вопросы политики и культуры с просвещёнными хозяевами.

На Тамбовщине более известна деятельность сына Николая Григорьевича Снежкова, Василия Николаевича. В 1903 году он вошёл в состав Козловского уездного комитета «о нуждах сельскохозяйственной промышленности», в 1912 году стал «гласным» уездного земского собрания, а к 1914 году возглавил дворянскую опеку. В начале двадцатого столетия В. Снежков значился уездным предводителем дворянства, председателем уездного присутствия по воинской повинности. Он был старшим директором уездного тюремного отделения, председателем комитета «о народной трезвости», училищного совета, землеустроительного комитета, затем почётным мировым судьей Козловского уезда. Василий Николаевич был избран в четвёртую Государственную Думу (1912—1917) от Тамбовской губернии. Среди депутатов занимал правые позиции. В дни февральской революции 1917 года Снежков проживал в Петрограде и поддержал Временное правительство. После октябрьской революции его следы теряются.

А вот пригородная «экономия» в народе до сих пор сохранила своё название — Снежки. После революции 17-го её национализировали. Изначально здесь располагался санаторий «Барский дом». После Великой Отечественной войны в здании усадьбы открыли школу садоводов и полеводов, там же была контора совхоза имени И. В. Мичурина. Садоводов готовили и для работы в своём хозяйстве, и для других садоводческих хозяйств района и области. В конце 1950-х годов в подвале усадьбы была создана лаборатория по разведению трихограммы (насекомое) для ведения биологического метода борьбы с яблонной плодожоркой. И ещё один интересный факт. В конце 60-х там располагался единственный в районе счётно-вычислительный центр. С помощью вычислительных машин велась бухгалтерия сразу трёх садоводческих хозяйств района: совхоза им. Мичурина, совхоза им. Будаговского и совхоза «Кочетовский». В 1975 году школа садоводов перешла в систему профтехобразования (СПТУ № 2) и здесь учащиеся стали получать еще и профессию пчеловода. В 1997 году СПТУ было переведено, а здание усадьбы переоборудовано под профилакторий для учащихся. А затем и вовсе заброшено.

Сегодня многие деятели культуры города Мичуринска, жители села Турмасово и Совхоза имени Мичурина постоянно поднимают вопрос о восстановлении усадьбы и организации в ней музейно-культурного центра. Но, как говориться, «воз и ныне там».

Маргарита МАТЮШИНА.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *